Осенний праздник



На севере гористой префектуры Гифу в самом центре Японии есть городок Такаяма с населением 65 тысяч человек. Жители Такаямы издавна занимались заготовкой и обработкой древесины, но национальную известность и славу ему принесли лаковые промыслы, получившие название сюнкэй нури.

Осенний праздник в Такаяме

Улицы города с тесно прижавшимися друг к другу деревянными домами ремесленников еще сохранили свой старый облик, навевая приезжим ностальгию по незамутненным западной цивилизацией временам эпохи Эдо. А приезжих здесь бывает немало. Их привлекают не только великолепные пейзажи горной цепи Хида и хорошо сохра-нившийся исторический облик города, но и два местных мацури — красочных праздника, посвященных синтоистским божествам. Основные события разворачиваются здесь в апреле (14-15) и в октябре (10-11), хотя осенний фестиваль, пожалуй, более красочен.

Главная особенность этих мацури — огромные, богато украшенные колесницы ятаи. Они декорированы шелковыми занавесями с золотой вышивкой, гобеленами ручной работы, а деревянные части колесниц щедро покрыты резьбой и лаковыми узорами сюнкэй нури. Эти ятаи — как бы овеществленное свидетельство высочайшего мастерства местных ремесленников. Большинство из этих колесниц (всего их 23) было построено еще в годы средневековья, когда обитатели одной улицы стремились перещеголять соседей с другой в богатстве и пышности своей ятаи, вокруг которой собирались все жители квартала в дни мацури.

Историю мацури в Такаяме трудно проследить до самых истоков. Известно лишь, что в 1718 году четыре колесницы ятаи провезли по улицам города. Две из тех колесниц и поныне в ходу. Своей высотой и многоярусной структурой ятаи напоминают аналогичные колесницы, участвовавшие в празднествах в старом Эдо (Токио), а своей бо-гатой и даже чуть вычурной отделкой — киотоские. Ныне на улицы города весной вывозят 12 ятаи, а осенью — 11, но других, «осенних». Колесницы из Такаямы в 1960 году были признаны общенациональными сокровищами народного искусства.

Произведение «Мафия: Возвращение в Лост Хэвен» написано выпускником Казанского Авиационного Института Ростиславом Пулялиным. «Неожиданный телефонный звонок нарушил сон Уве Эрикссона. Ему было не привыкать к таким вещам, и он быстро нащупал на столике кнопку, включил свет настольной лампы и поднял трубку телефона…» Читать далее >>

Осенний мацури в Такаяме посвящен Одзину — богу войны, обитающему в синтоистском храме Сакураяма Хатимангу. Впрочем, воинственный Одзин, по легендам, не чурается помощи своим почитателям и в мирные дни, гарантируя им всяческое благополучие. Праздник приурочен к окончанию сезона полевых работ, когда верхушки гор Хида укрываются первым снегом, а жители города и окрестностей начинают готовиться к долгой и суровой в этих местах зиме.

Каждый год с наступлением первых погожих октябрьских дней Такаяма начинает напоминать музыкальную шкатулку. Отовсюду — из домов, из дворов, из храмов — доносятся звуки флейт и барабанов. Идет подготовка к праздничному действу, и город как бы пропитывается атмосферой приближающегося мацури. Равнодушных ни среди местных жителей, ни среди приезжих туристов не остается. Праздничное настроение поднимается и поддерживается благодаря бесчисленным рюмочкам рисового вина сакэ, которым щедро угощают всех посетителей харчевен и баров.

Наконец 9 октября праздничные колесницы на руках выкатывают из складов на улицу и выстраивают в линейку перед храмом Сакураяма Хатимангу. В это время во дворе храма при массовом скоплении зрителей проходит кукольное представление. Марионетка, изображающая пузатого бога удачи Хотэй-сама, забавно пританцовывая, раздает присутствующим благословения, а другая кукла в древнем китайском одеянии подпрыгивает, крутит сальто и приземляется на плечи добродушного Хотэй-сама.

Осенний праздник в Такаяме

Вечером того же дня в канаты, привязанные к колесницам, впрягаются десятки людей, и ятаи под веселые крики и звуки музыки кагура провозят по улицам старого города.

Освещенные бумажными фонариками и как бы плывущие в легком тумане роскошные колесницы отражаются в чистых водах реки Миягава, заставляя сердца зрителей учащенно биться при виде такой красоты.

На следующий день парад сработанных руками предков — прадедов и прапрадедов — колесниц по городским улицам повторяется. К торжественной процессии присоединяются группы горожан со священными паланкинами микоси на плечах. В параде участвуют и синтоистские священники в праздничном одеянии, и музыканты, и группы танцоров, исполняющих традиционный «танец льва». Все это напоминает изображение, постепенно открывающееся перед глазами по мере раскручивания средневекового свитка с живописью.

Когда мацури подходит к концу, многие из местных жителей вздыхают с облегчением. Праздничная суета все-таки довольно утомительна, особенно для лиц почтенного возраста. Но спустя месяц-другой жители Такаямы уже мечтают о следующем фестивале, о драгоценных ятаи, бережно укрытых от непогоды в сараях, о своем триумфальном шествии по городу под приветственные крики сгрудившихся на тротуарах приезжих. Тогда они вновь ощущают себя героями дня, верными подданными бога Одзина. © vk.com/yaponskii_yazik


Подписывайтесь на оф. канал юной леди!




Комментарии


25 / 0,255 / 34.74mb