Цветочный бальзам. Глава 5


Цветочный бальзамНачало истории — Вступление

Эми­ли ле­жала на кро­вати под тол­стым шер­стя­ным оде­ялом. Эта кро­вать бы­ла сов­сем ста­рень­кой; на ней, ещё, бу­дучи де­воч­кой, спа­ла её ба­буш­ка.

Ког­да-то, в да­леком детс­тве, эта ком­на­та пол­ностью при­над­ле­жала Эми­ли.

В каж­дом уг­лу бы­ли раз­бро­саны только её ве­щи. Нап­ро­тив, на сту­ле, си­дела ба­буля и лишь ей од­ной чи­тала сказ­ки… 

Иног­да её сме­няла ма­ма. И еще ре­же здесь бы­вал па­па. Он веч­но был за­нят на служ­бе и ред­ко про­водил вре­мя с до­маш­ни­ми, а тем бо­лее пос­вя­щал ве­чера до­чери. От­то­го, на­вер­ное, Эми­ли ни­ког­да и не ощу­щала нас­то­ящую ду­хов­ную бли­зость с от­цом.

А по­том ро­дилась Ру­би.

Детс­тво Эми­ли на этом не за­кон­чи­лось. Род­ные по-преж­не­му обе­рега­ли её и вся­чес­ки ле­ле­яли, но те­перь она пе­рес­та­ла быть для них цен­тром все­лен­ной. По­яви­лась млад­шая сес­тра, с ко­торой нуж­но бы­ло де­лить по­ров­ну всё – и вни­мание, и род­ных, и да­же ком­на­ту — её ма­лень­кий у­ют­ный ми­рок.

Но Эми­ли не бы­ла эго­ис­ткой. Она с лег­костью впус­ти­ла в свой мир но­вого че­лове­ка – род­ную кро­виноч­ку. Часть её иг­ру­шек те­перь юти­лась в тес­но­те в единс­твен­ном ос­тавшем­ся сво­бод­ным уг­лу – на их мес­те сто­яла люль­ка, в ко­тором слад­ким сном спа­ла кро­ха.

Эми­ли пош­ла в шко­лу, ког­да Ру­би еще ед­ва учи­лась хо­дить. Стар­шая сес­тра пос­ти­гала ог­ромный ок­ру­жа­ющий мир, си­дя в учеб­ном клас­се и чер­тя кон­турные кар­ты, по­ка млад­шая ос­ва­ива­лась в ма­лень­ком, жад­но впи­тывая каж­дое сло­во, про­из­не­сен­ное род­ны­ми, и от­зы­ва­ясь на их лас­ку.

Ру­би вы­рос­ла из люль­ки, и дет­скую кро­ват­ку сме­нили на но­вень­кую – для пов­зрос­левшей де­воч­ки на все даль­ней­шие го­ды жиз­ни. За­навес­ки и кру­жева уже не ук­ры­вали млад­шую сес­тру от взо­ра стар­шей. Они бы­ли на рав­ных, но к то­му мо­мен­ту для Эми­ли это ста­ло не так уж и важ­но.
Стар­шая сес­тра всег­да учи­лась хо­рошо, но при этом ни­ког­да не стре­милась быть пра­виль­ной де­воч­кой и по­давать иде­аль­ный при­мер млад­шень­кой. Её боль­ше за­ботил тот факт, что дво­ровые маль­чиш­ки об­ра­щались с ней не­важ­но и об­зы­вали кры­сой. Они из­де­вались над ней из-за то­го, что её отец был ко­пом. Но ведь Эми­ли ни в чем не бы­ла ви­нова­та! Она и Кен­не­та-то ви­дела ред­ко. Отец по-преж­не­му мно­го ра­ботал и ма­ло вре­мени уде­лял до­черям. Хоть все-та­ки он чуть боль­ше вре­мени про­водил с Ру­би. И она ведь лю­била от­ца! Го­раз­до боль­ше, чем ос­таль­ных. Он был для неё нас­то­ящим ку­миром.

А Эми­ли в это вре­мя дра­лась с маль­чиш­ка­ми за пра­во быть на­рав­не со все­ми и от­де­лать­ся от обид­ных проз­вищ. К то­му вре­мени, ког­да Ру­би пош­ла в шко­лу, у Эми­ли бы­ла нас­толь­ко сквер­ная ре­пута­ция сре­ди уче­ников, что млад­шую сес­тру да­же не тро­гали. В та­кой бла­гоп­ри­ят­ной об­ста­нов­ке Ру­би да­же умуд­ри­лась за­во­евать лю­бовь сверс­тни­ков сво­ей доб­ро­той и мяг­костью.

На­чалась вой­на. Спус­тя пол­го­да на фронт вне­зап­но ушёл их отец, и чет­ве­ро жен­щин ос­та­лись без под­дер­жки и опо­ры. Ру­би креп­че при­жалась к ма­ме и ба­буш­ке, а Эми­ли по­няла, что для неё это был от­личный шанс без вся­кого кон­тро­ля за­нять­ся чем-ни­будь, что сов­сем не одоб­рял отец. Взять­ся за это без опас­ки быть за­мечен­ной. А пос­ле уже по­явил­ся мо­тив за­раба­тыва­ния де­нег для семьи.
И ма­ма с ба­буш­кой ува­жали её, не зная всей прав­ды. Они ду­мали, что де­вуш­ка, по­мимо то­го, что прек­расно учи­лась, еще и усер­дно ра­бота­ла в лав­ке. А Эми­ли в это вре­мя гра­била те са­мые лав­ки и за­нима­лась дру­гими мел­ки­ми гряз­ны­ми де­лиш­ка­ми. Она на­чала боль­ше уз­на­вать о том, что бы­ло ис­точни­ком от­вра­щения к лю­дям в по­лицей­ской фор­ме сре­ди на­рода. И проз­на­ла о ма­фи­оз­ных груп­пи­ров­ках.

Ту­да меч­та­ли по­пасть её стар­шие кол­ле­ги по бан­де. И им, в от­ли­чие от Эми­ли, этот путь был от­крыт. Тог­да Фла­уэр впер­вые по­жале­ла о том, что бы­ла де­вуш­кой и да­же не чис­токров­ной италь­ян­кой – лишь по ли­нии ба­буш­ки. А её дед, Бар­ни Фла­уэр, а тем бо­лее, Дей­зи…

Кен­нет, так или ина­че, боль­ше был по­хож на италь­ян­ца, не­жели на аме­рикан­ца. Он унас­ле­довал ма­мины чер­ты ли­ца. И ес­ли бы он же­нил­ся не на Дей­зи, а на ка­кой-ни­будь жи­тель­ни­це италь­ян­ско­го рай­она, то все мог­ло бы быть по-дру­гому.
Так или ина­че, будь она да­же стоп­ро­цен­тной италь­ян­кой, ей ни­ког­да не ви­дать мес­та сре­ди тех лю­дей. Раз­ве что в ка­чес­тве же­ны ма­фи­ози. Но о та­кой пер­спек­ти­ве Эми­ли да­же и не за­думы­валась. До тех пор, по­ка она не поз­на­коми­лась с Джо, ко­торый го­дами ра­ботал на то, что­бы по­пасть в семью. Од­на­ко….
Пусть Эми­ли бы­ла и влюб­ле­на, но она прек­расно по­нима­ла, что меч­тать о бра­ке с ним бы­ло как ми­нимум бес­по­лез­но и глу­по.

А те­перь по­явил­ся Ви­то. Сим­па­тич­ный па­рень, при­ятель Джо, так­же стре­мящий­ся к вер­хушке. Пра­виль­ный италь­янец, за­думы­ва­ющий­ся о же­нить­бе. И все бы­ло бы хо­рошо, ес­ли он хо­тя бы нем­но­го нра­вил­ся Эми­ли.
«Но по­чему бы и нет?» — про­мель­кну­ло в мыс­лях де­вуш­ки. Раз Джо го­ворил о том, что Ви­то не прочь же­нить­ся на ней, то это был бы впол­не ус­тра­ива­ющий всех ва­ри­ант. Она вы­ходит за­муж, ста­новит­ся Ска­лет­той и при­об­ре­та­ет ка­кой-ни­какой ста­тус в об­щес­тве. Джо в лю­бом слу­чае ос­та­нет­ся со сво­ими шлюш­ка­ми, од­на­ко, ког­да Эми­ли ста­нет же­ной его при­яте­ля, он хоть нем­но­го, но за­дума­ет­ся. Воз­можно.

***

Эми­ли по­шеве­лила за­тек­ши­ми ко­неч­ностя­ми и от­кры­ла гла­за.
Толь­ко на гра­ни сна ей мог­ло по­казать­ся, что она спит у се­бя до­ма.

Кро­вать, на ко­торой де­вуш­ка приш­ла в се­бя, сто­яла в по­лупус­той ком­на­туш­ке, се­рые то­на ко­торой слег­ка раз­бавлял ль­ющий­ся из при­от­кры­того ок­на свет.

Она по-преж­не­му в бор­де­ле.
И уже ни­каких стран­ных пла­нов по по­воду за­мужес­тва. Да она ед­ва за жизнь цеп­ля­ет­ся.

Эми­ли ед­ва ощу­щала собс­твен­ное те­ло. Сла­бость бук­валь­но при­кова­ла её к пос­те­ли, так креп­ко, что она и под­нять­ся бы­ла не в сос­то­янии. Да ка­кое там под­нять­ся – она по­пыта­лась по­дать го­лос, но из гор­ла выр­вался лишь жал­кий хрип.

А де­вуш­ка ду­мала, что ху­же уже и быть не мо­жет.
Те­перь из это­го мес­та ей не да­вали уй­ти не толь­ко об­сто­ятель­ства, но и её же те­ло – сла­бое и бес­по­мощ­ное.

Эми­ли по­дума­ла о том, как ей хо­чет­ся пить. Обыч­ной во­ды. Боль­ше ни­како­го ал­ко­голя – от не­го еще и бо­лела го­лова, и, бо­лее то­го, из-за сво­ей глу­пос­ти она чуть не рас­про­щалась с жизнью.

За­то Кла­ра уже дав­но бы­ла на том све­те.
А еще отец…

Ре­аль­ность сно­ва сло­жилась по ку­соч­кам и бес­по­щад­но на­вали­лась на ос­лабший ра­зум.

Луч­ше бы и она умер­ла.

***

А тем вре­менем её млад­шая сес­тра бы­ла за­пер­та в их же се­мей­ной квар­ти­ре. Дей­зи от го­ря нас­толь­ко тро­нулась умом, что зап­ре­тила Ру­би вы­ходить на ули­цу. Она ли­шила её да­же воз­можнос­ти по­сещать шко­лу.

Ког­да Кла­рет­та в оче­ред­ной раз поз­во­нила внуч­ке, Дей­зи бы­ла в лав­ке, а Ру­би си­дела до­ма – мать за­пер­ла её сна­ружи.
Но Кла­рет­та не уз­на­ла об этом – млад­шей до­чери под стра­хом на­каза­ния зап­ре­щено бы­ло го­ворить о сво­ем за­точе­нии.
Ру­би од­нослож­но от­ве­тила на воп­ро­сы обес­по­ко­ен­ной ба­буш­ки и по­ложи­ла труб­ку. А за­тем, на­конец, да­ла во­лю под­сту­пив­шим сле­зам.

Де­воч­ка не зна­ла, как бо­роть­ся с зап­ре­тами. И за что бо­роть­ся. Два са­мых близ­ких для неё че­лове­ка бы­ли мер­твы. Мать сош­ла с ума. А Кла­рет­та, пусть и бы­ла от­но­ситель­но спо­кой­на, но за нес­коль­ко дней по­седе­ла от го­ря и ста­ла не­раз­го­вор­чи­вой. Но она ведь про­дол­жа­ла бес­по­ко­ить­ся о ней.

«Это все по­тому, что, кро­ме ме­ня, у неё боль­ше ни­кого не ос­та­лось», — горь­ко по­дума­ла Ру­би.

***

Прош­ло нес­коль­ко дней. Эми­ли под­ня­лась с пос­те­ли и сра­зу же прис­ту­пила к ра­боте. За всё вре­мя, что она выз­до­рав­ли­вала в сво­ей ком­на­те, к ней при­ходи­ло лишь нес­коль­ко че­ловек.

Изи, звон­ко ще­беча, при­тащи­ла нес­коль­ко но­вых плать­ев. Тог­да же Эми­ли об­на­ружи­ла, что все её ста­рые ве­щи про­пали, но пред­почла про­мол­чать.
По­жилая ки­та­ян­ка по­ила её су­пом. За всё вре­мя они не об­молви­лись ни сло­вом друг с дру­гом. Жен­щи­на лишь ка­чала го­ловой и чуть уко­риз­ненно смот­ре­ла на де­вуш­ку.

И один раз к ней приш­ла мать Кла­ры. Она оки­нула её та­ким взгля­дом, что Эми­ли ста­ло не по се­бе. Де­вуш­ка до­гады­валась, что италь­ян­ка ви­нит её в смер­ти до­чери. Но она еще не зна­ла, что го­раз­до боль­ше жен­щи­на не­нави­дела её за то, что у неё отоб­ра­ли те­ло Кла­ры. Для то­го что­бы ус­тро­ить спек­такль для по­лиции и под­бро­сить им фаль­ши­вую Эми­ли.
Пос­ле то­го ви­зита мать Кла­ры по­кину­ла за­веде­ние, а на её мес­то приш­ли но­вые ра­бот­ни­цы. То­же италь­ян­ки.

Боль­ше ник­то не на­вещал её. Не бы­ло ни Джо, ни То­ни, ни, тем бо­лее, Эд­ди. Впро­чем, Эми­ли и не пи­тала ил­лю­зий от­но­ситель­но то­го, что ко­му-ни­будь из них вне­зап­но за­хочет­ся лич­но по­ин­те­ресо­вать­ся её са­мочувс­тви­ем. Она зна­ла, что Джо по­ручил сво­ей под­ружке приг­ля­дывать за ней, и пусть эта си­ту­ация бы­ла не сов­сем у­ют­ной, но Фла­уэр до­воль­ство­валась и тем, что Бар­ба­ро пом­нил о том, что ей нуж­на по­мощь.

***

Прос­ти­тут­ки пер­вые дни еще ко­сились в сто­рону Эми­ли, но пос­ле по­теря­ли к ней ин­те­рес. К то­му же, де­вуш­ка доб­ро­совес­тно вы­пол­ня­ла свою стран­ную ра­боту. Уже два ра­за она от­таски­вала чрез­мерно пь­яных по­сети­телей от де­вочек, ког­да они не слиш­ком хо­рошо об­ра­щались с те­ми. Фла­уэр по­дума­ла, что про­фес­сия шлю­хи не толь­ко амо­раль­на и от­вра­титель­на, но и опас­на. На са­мом де­ле, де­воч­ки пос­то­ян­но под­верга­лись рис­ку быть из­би­тыми или да­же по­кале­чен­ны­ми как во вре­мя утех, так и пос­ле. С та­кими кли­ен­та­ми раз­го­вор у Эд­ди был ко­рот­кий. Они так­же по­луча­ли спол­на за на­несен­ный ущерб, при­чем ощу­тимо – на­ем­ные сол­да­ты Скар­пы из­би­вали их так, что они нес­коль­ко дней еще не мог­ли хо­дить на сво­их двух.

Но бы­ли все же и «неп­ри­каса­емые» кли­ен­ты, от­но­сящи­еся к вер­хушке влас­ти в Эм­пайр-Бэй, на ко­торых ни один ра­бот­ник Эд­ди не пос­мел бы под­нять ру­ку. Их мог­ли зас­та­вить лишь зап­ла­тить штраф. И уж точ­но ник­то ни­ког­да бы не пос­ту­пил так, как Эми­ли, в тот день, ког­да она, в оче­ред­ной раз про­гули­ва­ясь вдоль ко­ридо­ра, ус­лы­шала ду­шераз­ди­ра­ющий крик.

Де­вуш­ка, за­быв да­же поз­вать ох­ранни­ка, вор­ва­лась в ком­на­ту.

Круп­ный муж­чи­на с про­седью в во­лосах, сов­сем го­лый, гру­бо тра­хал ры­жево­лосую прос­ти­тут­ку сза­ди и од­новре­мен­но на­носил ей уда­ры по спи­не и го­лове, а за­тем вне­зап­но схва­тил за гор­ло и на­чал ду­шить. Кри­ки де­вуш­ки прек­ра­тились, и те­перь она лишь бес­силь­но хри­пела, пы­та­ясь выр­вать­ся.

Эми­ли от­ре­аги­рова­ла мо­мен­таль­но, схва­тив с бли­жай­ше­го сто­лика пер­вый по­пав­ший­ся круп­ный пред­мет – по­лупус­тую бу­тыл­ку с ви­ном – и, быс­тро по­дой­дя сза­ди, об­ру­шила её на го­лову му­чите­ля.
Бу­тыль лоп­ну­ла и раз­ле­телась на круп­ные ос­колки. Тем­но-алая жид­кость, выр­вавшись на сво­боду, об­да­ла жа­ром Эми­ли и му­чите­ля и раз­ли­лась по по­лу и кро­вати, ок­ра­сив бе­лые прос­ты­ни.
Муж­чи­на рух­нул пря­мо на жер­тву, сво­им ве­сом при­давив её к кро­вати. Прос­ти­тут­ка из­да­ла вопль и заб­ры­калась. При­ложив ог­ромные уси­лия, Эми­ли от­та­щила его и по­мог­ла де­вуш­ке выс­во­бодить­ся.

Прос­ти­тут­ка пос­тра­дала не толь­ко сза­ди. Все её грудь бы­ла в кро­вопод­те­ках и си­няках. Её ли­цо бы­ло за­лито сле­зами. Ког­да Эми­ли взя­ла де­вуш­ку за под­бо­родок и под­ня­ла ли­цо к се­бе, та с ужа­сом взгля­нула на нее и про­шеп­та­ла:
— Ухо­ди…
— Я сей­час вы­зову ох­ранни­ков и ма­дам Ма­ри. Ус­по­кой­ся. Этот уб­лю­док боль­ше не при­чинит те­бе вре­да, — ста­ра­ясь ус­по­ко­ить де­вуш­ку, про­из­несла Эми­ли.
— Нет… ни­кого… ни­кого не зо­ви… все бес­смыс­ленно. Ухо­ди! — уже вык­рикну­ла де­вуш­ка хрип­ло.
— Прек­ра­ти па­нико­вать. Все по­зади!
— Уби­рай­ся к чер­то­вой ма­тери! – ис­тошно за­ора­ла де­вуш­ка и от­тол­кну­ла Эми­ли. – Ва­ли от­сю­да!

Фла­уэр гнев­но схва­тила де­вуш­ку за ру­ки и за­яви­ла:

— Я ни­куда не уй­ду, яс­но?

Та лишь пре­рывис­то от­ве­тила:

— Ес­ли ты не хо­чешь проб­лем, ухо­ди от­сю­да. Они убь­ют те­бя.
— Кто убь­ет? Они не пос­ме­ют вос­стать про­тив Эд­ди! – убеж­денно вос­клик­ну­ла Эми­ли.
— Ес­ли он… — де­вуш­ка тря­сущей­ся ру­кой ука­зала в сто­рону ва­ляв­ше­гося без соз­на­ния на кро­вати кли­ен­та, — сдох­нет, то те­бя точ­но убь­ют. А ес­ли оч­нется, то… бор­дель раз­не­сут в хлам. Он… он один из тех, ко­му при­над­ле­жит этот го­род, и Эд­ди них­ре­на ему не указ, — всхли­пывая, про­гово­рила де­вуш­ка и, обес­си­лено зак­рыв гла­за, уже окон­ча­тель­но за­мол­кла.

***

Эми­ли все же выз­ва­ла под­мо­гу. Ко­ренас­тый ох­ранник вып­ро­водил де­вуш­ку в её ком­на­ту и по­сове­товал ей не вы­совы­вать­ся от­ту­да до тех пор, по­ка не по­зовут.

— Я хо­чу знать, что про­ис­хо­дит, — за­уп­ря­милась Фла­уэр.
— Все уз­на­ешь, но пос­ле. А сей­час не пы­тай­ся да­же лезть в эти де­ла. Не вы­лезай из сво­ей бер­ло­ги, яс­но те­бе? – так твёр­до ска­зал ох­ранник, что Эми­ли ни­чего не ос­та­валось, кро­ме как под­чи­нить­ся.

А на сле­ду­ющий день её выз­ва­ли к Эд­ди.

***

Хо­зя­ин за­веде­ния ме­лан­хо­лич­но по­тяги­вал вис­ки за пус­той стой­кой у ба­ра. Ря­дом – вну­шитель­но­го раз­ме­ра проз­рачная ём­кость, опус­то­шен­ная лишь на треть. И этой тре­ти, ви­димо, хва­тило на то, что­бы рас­по­ложить муж­чи­ну к бла­годуш­но­му по­веде­нию.

— Мо­жешь, как и преж­де, вы­пол­нять свою ра­боту, но со­ветую бо­лее не за­бывать о том, что ты не име­ешь пра­ва лезть не в своё де­ло, — нас­та­витель­но ска­зал Скар­па, в го­лосе ко­торо­го, од­на­ко, не слы­шалось ни кап­ли не­доволь­ства.
— Я и вы­пол­ня­ла свою ра­боту! – ши­роко рас­пахнув гла­за, вос­клик­ну­ла Эми­ли. – Моя обя­зан­ность – за­щищать тво­их же ра­бот­ниц от лю­бого на­силия со сто­роны кли­ен­тов! Да я собс­твен­ны­ми гла­зами ви­дела, как вы из­би­вали тех, кто пос­мел при­чинить боль де­воч­кам!
— Ты сле­дишь за по­ряд­ком, но в твои обя­зан­ности не вхо­дит вер­шить пра­восу­дие, — от­ре­зал Эд­ди. – Па­ру раз мы зак­ры­ли гла­за на то, как ты хо­рошень­ко при­шиб­ла не­ради­вых кли­ен­тов, ко­торые по­вели се­бя не­поч­ти­тель­но на ви­ду у всех. Но вме­шивать­ся в час­тные де­ла и вры­вать­ся в ком­на­ты ты не име­ешь пра­ва.
— Я не имею пра­ва за­щищать их? А в чем тог­да во­об­ще зак­лю­ча­ет­ся моя сра­ная ра­бота? За­чем ме­ня пос­та­вили ох­ра­нять де­вочек, ес­ли я не имею пра­ва да­же всту­пить­ся за них?

Эми­ли ра­зоз­ли­лась.

— Ты еще и не име­ешь пра­ва спо­рить с бос­сом, — при­щурив­шись и чуть бли­же прид­ви­нув­шись к ней, про­из­нес Эд­ди. – Ес­ли не нра­вит­ся – ва­ли пря­мо сей­час.
— И сва­лю нах­рен! – Эми­ли вско­чила со сту­ла и, встав в по­зу, за­яви­ла:
— Мне пле­вать, что бу­дет даль­ше. Вся­ко луч­ше, чем здесь стра­дать хер­ней и за­щищать шлюх, при этом не имея да­же пра­ва дви­нуть тем, кто рас­пуска­ет ру­ки.
— Про­шу, вы­ход в той сто­роне, — Скар­па ши­роким жес­том ука­зал за дверь за спи­ной де­вуш­ки. – Толь­ко уч­ти, что Эми­ли Фла­уэр уже мер­тва, и ты вый­дешь от­сю­да по­кой­ни­цей.
— Ты мне уг­ро­жа­ешь? – ти­хо ска­зала Эми­ли.
— Нет, я все­го лишь кон­ста­тирую факт, — ос­кла­бил­ся Скар­па. – Фла­уэр боль­ше нет. Те­бя по­хоро­нили не­делю на­зад или да­же еще рань­ше. Вмес­те с тво­ими жал­ки­ми тряп­ка­ми.

Эми­ли зас­ты­ла.

— Зна­чит, это ты ук­рал мои ве­щи… И… вы ин­сце­ниро­вали мою смерть?
— Что­бы боль­ше уже ни один уб­лю­док не пы­тал­ся по­кушать­ся на те­бя. Или ма­ло то­го ве­чера, ког­да ты чуть не сдох­ла от от­ра­вы и при­кон­чи­ла од­но­го та­кого пы­тав­ше­гося?

Эд­ди го­ворил с бе­зучас­тным ви­дом, но Эми­ли чувс­тво­вала, что это от на­чала и до кон­ца был его план. Ко­торый он те­перь в «са­мый под­хо­дящий» мо­мент рас­крыл де­вуш­ке, мо­мен­таль­но свя­зав её по ру­кам.

— Ты толь­ко пред­ставь, ка­кой ки­пиш под­ни­мут ко­пы, — вкрад­чи­во про­гово­рил Скар­па. – А твоя род­ня… они же уже вып­ла­кали все слё­зы и сми­рились с тем, что ты мер­тва.

По спи­не де­вуш­ки про­бежал­ хо­лодок. Она сто­яла по­ис­ти­не бес­по­мощ­ная, не имея по­нятия, что де­лать даль­ше. Её заг­на­ли в са­мый угол, и уже окон­ча­тель­но…

— Ты прос­то сме­ёшь­ся на­до мной, — про­бор­мо­тала она.
— Но ты мо­жешь ид­ти, я со­вер­ше­но не при­нуж­даю ос­та­вать­ся здесь. И из­на­чаль­но при­вес­ти те­бя сю­да то­же бы­ло не мо­ей за­те­ей, — по­жал пле­чами Скар­па. – Но ты толь­ко по­думай. Я ведь при­нял те­бя на ра­боту, рис­куя оп­ре­делен­ны­ми ве­щами, дал ук­ры­тие, за­тем же спас твою хо­рошень­кую го­лов­ку от даль­ней­ших по­пыток её скру­тить, выб­рав са­мый оп­ти­маль­ный спо­соб. Да лад­но, раз­ве Эми­ли и так уже не бы­ла мер­тва? Ты рас­счи­тыва­ла спус­тя вре­мя, как ни в чем не бы­вало, вер­нуть­ся к семье? Не­уже­ли ты ле­ле­яла нас­толь­ко на­ив­ные мыс­ли?
— Я… не про­сила уби­вать се­бя, пусть да­же и в та­ком смыс­ле.
— Ты и так чуть са­ма не умер­ла. Ви­дела бы ты се­бя в тот ве­чер – го­товый труп, кра­ше в гроб кла­дут. Что, ду­ма­ешь, спра­вилась бы еще с па­роч­кой по­пыток «мще­ния»? А мо­ему за­веде­нию боль­ше не нуж­ны проб­ле­мы, ко­торые ты все рав­но про­дол­жа­ешь дос­тавлять.

Эми­ли мол­ча бу­рави­ла его взгля­дом.

— Ты со вче­раш­ним ин­ци­ден­том не­хило приж­гла на­ши зад­ни­цы. Ска­жи спа­сибо, что тот че­ловек вы­жил. И что он не ви­дел те­бя. И ему не нуж­ны бы­ли лиш­ние проб­ле­мы с ог­лаской про­ис­шес­твия, по­тому лег­ко бы­ло со­вер­шить сдел­ку и ула­дить всё мир­ным пу­тём.
— Что ему бы­ло нуж­но? – в глу­бине ду­ши Эми­ли уже по­доз­ре­вала, ка­ким бу­дет от­вет на этот воп­рос.
— Мы пос­ту­пили оп­ро­мет­чи­во, не про­верив би­ог­ра­фию од­ной из прос­ти­туток. Она скры­валась от зас­лу­жен­но­го на­каза­ния. Пы­талась ук­рыть­ся от это­го че­лове­ка за на­шими сте­нами. Мер­завка. Но и мы хо­роши, — Эд­ди нер­вно взъ­еро­шил во­лосы. – Мы прос­то по-ти­хому от­да­ли ему бег­лянку, вот и всё.
— На вер­ную смерть, — ли­цо Эми­ли по­тем­не­ло.

А она вче­ра дей­стви­тель­но ду­мала, что пос­ту­пила как ге­ро­иня. И спас­ла ей жизнь.

— Он бы в лю­бом слу­чае её убил. Прос­то он мог сде­лать это здесь, и её по-ти­хому бы вы­нес­ли от­сю­да. Ну, зап­ла­тил бы штраф за при­чинен­ные не­удобс­тва. А так… ви­нова­ты ока­зались мы. И мы при­пол­зли до­гова­ривать­ся и пла­тить. По­нима­ешь, Фла­уэр? А?
— Кто он? – усев­шись об­ратно в крес­ло, сла­бо спро­сила Эми­ли.
— Очень круп­ная шиш­ка. Ты не по­доз­ре­ва­ешь, нас­коль­ко. Те­бе круп­но по­везёт, ес­ли ты боль­ше ни­ког­да в жиз­ни его не уви­дишь, — нах­му­рив­шись, ска­зал Эд­ди. — Ну, так что? Ты ухо­дишь?
— Ты прек­расно зна­ешь мой от­вет. Не пы­тай­ся из­де­вать­ся даль­ше.
— Тог­да, раз уж ты зна­ешь обо всем, то пред­ла­гаю с тво­ей же по­мощью окон­ча­тель­но сте­реть ка­кую-ли­бо па­мять об умер­шей Эми­ли Фла­уэр.

Эти сло­ва проз­ву­чали да­же не как пред­ло­жение. Это бы­ло ус­ло­вие.

— Мне имя сме­нить, что ли? – хмык­ну­ла Фла­уэр.
— Бы­ло бы очень неп­ло­хо, — кив­нул Скар­па. – Ве­лико­душ­но пред­ла­гаю те­бе выб­рать но­вое са­мой.
— Да мне пле­вать, как ме­ня бу­дут звать, — ос­кла­билась Эми­ли. – Твои ус­ло­вия, твое за­веде­ние, ты и при­думы­вай мне проз­ви­ще.
— Да­же так? А ведь уме­ешь же сог­ла­шать­ся. Толь­ко прит­во­ря­ешь­ся уп­ря­мой ов­цой, — скри­вив­шись в улыб­ке, про­гово­рил Эд­ди и, от­пив из ста­кана, звуч­но прич­мокнул. – Что ж, раз так, то… пусть бу­дет… эммм… Гар­нет. Гар­нет У­ил­фул.
— Смеш­но, — иро­нич­но отоз­ва­лась де­вуш­ка. – Что ж, Гар­нет так Гар­нет. Что мне еще сме­нить? Внеш­ность, ма­неру раз­го­вари­вать, го­лос? Мо­жет, пол сра­зу?
— Пер­вые два пун­кта — очень да­же неп­ло­хая идея, — за­кивал Эд­ди. – Обя­затель­но этим зай­мешь­ся поз­же. И ско­ро от тво­ей ста­рой обо­лоч­ки не ос­та­нет­ся и сле­да. За­живешь дру­гой жизнью. Но… преж­де чем мы окон­ча­тель­но за­будем об Эми­ли, ты дол­жна бу­дешь при­нять учас­тие в од­ном ме­роп­ри­ятии, для ко­торо­го бу­дет ва­жен имен­но го­лос Эми­ли.
— Го­лос уже умер­шей Эми­ли? Я что-то не по­нимаю, вер­но?
— Пой­мешь. Ме­роп­ри­ятие сос­то­ит­ся че­рез нес­коль­ко дней, а по­ка мо­жешь по­репе­тиро­вать но­вый об­раз. Но не за­бывай о том, что у Эми­ли Фла­уэр еще бу­дет своя со­ловь­иная пес­ня, — нас­та­витель­но про­из­нес Скар­па.
— Ле­беди­ная, — мрач­но поп­ра­вила его Эми­ли.
— Ни­какой, на х­рен, раз­ни­цы. Ты бу­дешь и даль­ше про­дол­жать спо­рить с на­чаль­ством и от­ни­мать у ме­ня вре­мя или уже пой­дешь к се­бе?

***

Вот уже нес­коль­ко дней Кла­рет­та не мог­ла доз­во­нить­ся до Ру­би.

Пред­чувс­твуя не­лад­ное, она ре­шила на­вес­тить не­вес­тку с внуч­кой и пой­ма­ла так­си до Вест-Сай­да.

— Про­шу вас, при­пар­куй­тесь на зад­нем дво­ре.

Так­сист мол­ча вы­пол­нил указ жен­щи­ны и ос­та­новил ма­шину око­ло чер­но­го вхо­да в дом на уг­лу Вест-Сай­да.
Кла­рет­та быс­тро от­счи­тала пла­ту и ча­евые и бро­сила их на си­дение, а за­тем, выс­ко­чив из ав­то­моби­ля, со ско­ростью, нес­вой­ствен­ной обыч­ным не­моло­дым жен­щи­нам, ус­тре­милась к две­ри.

И те­перь она зво­нила в квар­ти­ру, и ник­то, со­вер­шенно ник­то, не от­ве­чал.

А с дру­гой сто­роны две­ри, прис­ло­нив­шись к сте­не, си­дела на по­лу Ру­би и мол­ча­ла, нап­ря­жен­но зас­тыв. До­ма ни­кого не бы­ло, а Дей­зи всег­да от­пи­рала квар­ти­ру са­ма. Да и в лю­бом слу­чае де­воч­ка не мог­ла ни­чего сде­лать.

— Дей­зи! Дей­зи! Ты не име­ешь пра­ва окон­ча­тель­но об­ры­вать все ли­нии свя­зи и зап­ре­щать мне раз­го­вари­вать с внуч­кой! — зак­ри­чала Кла­рет­та, ба­раба­ня ку­лака­ми по две­ри. – Я не уй­ду, по­ка ты не от­кро­ешь дверь!

Ру­би ти­хо пла­кала, не в си­лах слы­шать её го­лос. И, на­конец, не вы­дер­жа­ла и крик­ну­ла:

— Я здесь, ба! Я здесь! Но я од­на и ни­чего не мо­гу сде­лать!
— Что? Ру­би, это ты? – Кла­рет­та прис­ло­нила ухо к две­ри. – Как ты там?
— Ме­ня за­пер­ли!
— Гос­по­ди… где твоя мать? Что ты де­ла­ешь од­на в за­пер­той квар­ти­ре?
— Она при­дёт… по­дож­ди нем­но­го. Она не пос­ме­ет те­бя выг­нать. Она… она об­ре­зала те­лефон, — дро­жа всем те­лом, со­об­щи­ла Ру­би.
— Я бу­ду ждать. Ес­ли твоя мать пос­ме­ет выг­нать ме­ня, не дав уви­деть­ся с то­бой, я вы­зову по­лицию. Гос­по­ди, сов­сем свих­ну­лась, за­пирать ре­бён­ка…

Но про­шёл час, и Дей­зи не воз­вра­щалась.

— Сколь­ко уже её нет? – по­ин­те­ресо­валась Кла­рет­та.
— Она уш­ла вче­ра ве­чером, и…
— О бо­же, Ру­би! И ты мол­ча­ла! – вскри­чала Кла­рет­та и тот­час уда­рила по две­ри. – Её нет здесь со вче­раш­не­го дня?
— Я… я не знаю, — про­лепе­тала де­воч­ка и зак­ры­ла ли­цо ру­ками.
— Я уже зво­ню в по­лицию.

***

— Мы по­едем втро­ём. Ни­какой су­еты. Ты дер­жишь рот на зам­ке, го­воришь толь­ко тог­да, ког­да те­бе да­дут сло­во. Ка­пиш?
— Я не ма­лень­кая, Эд­ди. И хва­тит ме­ня учить, черт возь­ми, — вол­не­ние Скар­пы пос­те­пен­но пе­реда­валось и Эми­ли.

Де­вуш­ка бы­ла об­ла­чена в тем­но-крас­ный кос­тюм пря­мого кроя. Из жа­кета выг­ля­дыва­ла ро­зовая шёл­ко­вая ру­баш­ка. Из всей одеж­ды, ко­торую Изи по­дари­ла ей, это был на­ибо­лее под­хо­дящий и стро­гий кос­тюм для встре­чи с ка­кими-то серь­ёз­ны­ми людь­ми, по по­воду ко­торой так нер­вни­чал Эд­ди.
Тот так­же при­наря­дил­ся по слу­чаю – тем­но-ко­рич­не­вый пид­жак, бе­лос­нежная ру­баш­ка и чер­ные брю­ки. Ни­каких лю­бимых им свет­лых то­нов и ще­голь­ства, всё бо­лее чем чин­но и де­лови­то.

— А я ду­мала, что ты у нас босс, — яз­ви­тель­но за­мети­ла Эми­ли. – Ан нет, есть шиш­ки и пок­рупнее.
— Босс с то­бой во­об­ще це­ремо­нить­ся не бу­дет, — про­цедил в от­вет Скар­па.
— Мы, слу­ча­ем, не опаз­ды­ва­ем? Или хо­зя­ева тор­жес­тва ни­ког­да не опаз­ды­ва­ют, не так ли?
— Всё ус­пе­ем, — от­махнул­ся Эд­ди, хо­тя сам на­чал нап­ря­жен­но пог­ля­дывать на ча­сы.

Вре­мя тя­нулось, но ни­чего не про­ис­хо­дило. Эми­ли и Эд­ди, до­жидав­ши­еся «бос­са», про­дол­жа­ли си­деть в пус­том за­ле око­ло вхо­да.

— И за­чем на­до бы­ло так ра­но вста­вать, — за­зева­ла Эми­ли, прис­ло­нив го­лову к спин­ке ди­вана.
— От­дохнешь на том све­те, Фла­уэр.

Дверь, на­конец, рас­пахну­лась, и в зал во­шёл плот­ный тем­но­воло­сый муж­чи­на лет со­рока в си­нем кос­тю­ме, при ви­де ко­торо­го Эд­ди, схва­тив де­вуш­ку за ру­ку, мо­мен­таль­но под­нялся с ди­вана.

— Босс, мы жда­ли…
— Че­го вы жда­ли? Звёз­дно­го ча­са? – хо­лод­но ос­ве­домил­ся муж­чи­на. — Это та са­мая ле­ди, ко­торая дол­жна бы­ла сви­детель­ство­вать се­год­ня? – он ода­рил изу­ча­ющим взгля­дом де­вуш­ку.
— Да, босс, — Эми­ли впер­вые уло­вила в го­лосе Скар­пы по­добос­трас­тие. – Я рас­ска­зал ей о том, что она дол­жна выс­ту­пать про­тив них и прос­то рас­ска­зать все, что она зна­ет. О не­закон­ных вы­мога­тель­ствах в об­мен на ли­повое членс­тво в семье, о по­куше­нии на нее пря­мо здесь…
— И я дол­жен был уз­нать об этом са­мым пос­ледним? – хо­лод­ность из го­лоса муж­чи­ны ис­чезла, за­то те­перь тон при­об­ре­тал ус­тра­ша­ющую ок­раску. – Мне со­об­щи­ли о за­седа­нии вче­ра ве­чером!
— Ник­то не хо­тел бес­по­ко­ить вас за­ранее. Ва­ше учас­тие в этом про­цес­се сво­дит­ся к ми­ниму­му, ос­новную ра­боту вы­пол­няю я и она.
— Ни­какой ра­боты вы не вы­пол­ня­ете, — от­че­канил шеф и, об­ра­тив­шись к Эми­ли, ска­зал:
— Вы сво­бод­ны.
— Ни­чего не сос­то­ит­ся? – оза­дачен­но про­из­несла де­вуш­ка.
— Всё УЖЕ сос­то­ялось. Без ва­шего учас­тия, до­рогая, — сно­ва по­доз­ри­тель­но дол­гий взгляд.
— Босс… — удив­ленно вкли­нил­ся Эд­ди.
— Зат­кнись и слу­шай, Эд­ди. Всё кон­че­но. Те вы­мога­тели уже дав­но мер­твы, так что и предъ­яв­лять пре­тен­зии не к ко­му. Да­же нас­чет тво­ей юной под­ружки всё ула­жено. Они все по­голов­но ду­ма­ют, что она дей­стви­тель­но по­гиб­ла в ту ночь с пар­нем в ма­шине, ког­да тот вёз её за го­род, что­бы пос­чи­тать­ся.
— Но… ущерб мо­ему за­веде­нию! – бес­по­мощ­но вос­клик­нул Эд­ди.
— Ка­кой ущерб? Уби­тая прис­лу­га? Ес­ли они уз­на­ют об этом, то не­мед­ленно за­подоз­рят, что вы уби­ли то­го пар­ня и подс­тро­или ги­бель обо­их. Тог­да от­ве­чать при­дет­ся уже вам. Но и то та­кое мел­кое де­ло ни­каким бо­ком Ко­мис­сии не ка­са­ет­ся. По­нят­но всем?
— Я мо­гу ид­ти? – не­мед­ленно по­ин­те­ресо­валась Эми­ли.
— Да, ва­ли от­сю­да, Фла­уэр, — без­различ­но мах­нул ру­кой Эд­ди.
— Уже У­ил­фул. Гар­нет. Не за­был? – не удер­жа­лась от кол­кости де­вуш­ка.
— А вы уже поп­ро­щались со ста­рой жизнью, до­рогая. Это пох­валь­но. Чем рань­ше за­буде­те обо всем, тем бу­дет луч­ше. До сви­дания, — скло­нил го­лову муж­чи­на, и ли­цо его при­об­ре­ло бла­гоже­латель­ное вы­раже­ние.

***

Ед­ва Эми­ли скры­лась из ви­ду, ли­цо Скар­пы при­об­ре­ло за­гадоч­ное вы­раже­ние, и он нег­ромко по­ин­те­ресо­вал­ся:
— Вы о чем-то умол­ча­ли, босс?
— Ко­неч­но, умол­чал. На са­мом де­ле, к то­му но­меру со сго­рев­шим ав­то­моби­лем все от­но­сят­ся бо­лее чем по­доз­ри­тель­но, но де­ла всё рав­но ула­жены. Вам все­го-нав­се­го нуж­но быть нас­то­роже не­кото­рое вре­мя.
— Мо­жет, тог­да уже про­ще из­ба­вить­ся от неё? – без вся­кого стес­не­ния пред­ло­жил Скар­па.

Кар­ло Фаль­ко­не ис­подлобья гля­нул на не­го.

— Ну, за­чем сра­зу та­кие ра­дикаль­ные ме­ры. Не нуж­но. Луч­ше по­заботь­ся об этой де­воч­ке. Се­год­ня ве­чером я хо­тел бы при­ят­но про­вес­ти вре­мя и за­быть о ва­ших гряз­ных де­лиш­ках за мо­ей спи­ной.
— Не­ожи­дан­ный вы­бор, босс, — за­улы­бал­ся Эд­ди. – Вам сле­ду­ет знать, что дев­чонка здесь пле­вать на всех хо­тела и ни­кому еще не да­вала.
— Тем луч­ше, Эд­ди. У ме­ня ведь ре­пута­ция по­рядоч­но­го че­лове­ка, — за­метил Кар­ло. — Я не пе­рети­ра­юсь со шлю­хами, а все­го лишь про­вожу сво­бод­ный ве­чер с при­лич­ной де­вуш­кой.
— Что ж, не мо­гу от­ка­зать вам в этом сом­ни­тель­ном удо­воль­ствии, — ус­лужли­во про­из­нес Скар­па.

***

Ког­да-то Фаль­ко­не сам по­дарил Эд­ди Скар­пе бор­дель в бла­годар­ность за пре­дан­ную служ­бу и с рас­че­том на то, что в его ру­ках эта часть се­мей­но­го биз­не­са рас­цве­тет и бу­дет при­носить еще боль­ше при­были. К то­му же, для влас­тно­го и люб­ве­обиль­но­го Скар­пы это бы­ло иде­аль­ное хоб­би. Днём он за­седал в «Маль­тий­ском со­коле» и раз­да­вал рас­по­ряже­ния шес­тёркам, а ве­чером от­ды­хал и со­бирал дань с тех, кто нуж­дался в при­ят­ной эро­тичес­кой об­ста­нов­ке и про­даж­ных де­вицах.

Гла­ва семьи Фаль­ко­не слыл в го­роде од­ним из на­ибо­лее вли­ятель­ных де­яте­лей и щед­рых фи­лан­тро­пов, спо­собс­тво­вав­ших проц­ве­танию Эм­пайр-Бэй да­же в не­лег­кие во­ен­ные го­ды. Он был на ши­рокой но­ге со стра­жами пра­вопо­ряд­ка и по­ка со­вер­шал свои ис­тинные де­ла ак­ку­рат­но, дип­ло­матич­но и без лиш­не­го шу­ма. Дип­ло­матич­но нас­толь­ко, нас­коль­ко это воз­можно в рам­ках ми­ровоз­зре­ния ма­фи­ози, пусть и под­нявше­гося на оп­ре­делен­ную вер­ши­ну в об­щес­тве.
Он был не­веро­ят­но ам­би­ци­озен и жаж­дал еще боль­шей влас­ти и кон­тро­ля. В го­роде, по­мимо Фаль­ко­не, пра­вили дру­гие две семьи, но с их мне­ни­ем Кар­ло счи­тал­ся лишь в оп­ре­делен­ных си­ту­аци­ях. Из-за это­го вре­мена­ми воз­ни­кали кон­флик­ты.

Но Кар­ло умел вов­ре­мя взять си­ту­ацию в свои ру­ки и пре­дот­вра­тить ущерб для семьи. Он был су­ровым и бес­прин­ципным биз­несме­ном, зна­ющим, ког­да сде­лать ход, и не гну­шав­шимся жер­тво­вать ра­ди оп­ре­делен­ных благ да­же сво­ими людь­ми.

И при этом он был при­мер­ным семь­яни­ном и, в от­ли­чие от дру­гих, ни ра­зу не за­пят­нал се­бя пуб­личным скан­да­лом, свя­зан­ным с осо­бами жен­ско­го по­ла. Лю­бов­ни­цы бы­ли, но они ни­ког­да не за­дер­жи­вались на­дол­го и по окон­ча­нии ро­мана, боль­ше на­поми­нав­ше­го да­же сдел­ку по пре­дос­тавле­нию эс­корта и утех, ни­ког­да в нак­ла­де не ос­та­вались.

***

Сре­ди пер­со­нала «Эдем­ско­го са­да» чис­ли­лась од­на та­кая «быв­шая лю­бов­ни­ца», как раз имев­шая собс­твен­ный бу­ду­ар на вто­ром эта­же.

Ме­рил Джан­дис, иде­ал аме­рикан­ской кра­соты – пла­тино­вая блон­динка с пыш­ны­ми фор­ма­ми и чувс­твен­ны­ми чер­та­ми ли­ца – до ро­мана с Фаль­ко­не бы­ла ме­нед­же­ром оте­ля, а пос­ле мог­ла бро­сить ра­боту и уже до кон­ца жить при­пева­ючи в ка­ких-ни­будь апар­та­мен­тах в са­мом элит­ном рай­оне Эм­пайр-Бэй. И ес­ли бы пос­ле раз­ры­ва у неё про­пала страсть к быв­ше­му лю­бов­ни­ку, то так все и слу­чилось бы. Но Ме­рил влю­билась.

Она пред­почла стать про­даж­ной жен­щи­ной толь­ко ра­ди то­го, что­бы ви­деть­ся с из­редка по­яв­лявшим­ся в за­веде­нии Кар­ло. О каж­дом его по­яв­ле­нии кур­ти­зан­ка уз­на­вала за­ранее и го­тови­лась тща­тель­но. В те дни на Ме­рил бы­ли са­мые рос­кошные на­ряды, она на­дева­ла брил­ли­ан­ты, ког­да-то по­дарен­ные им. И на про­тяже­нии все­го ве­чера она поз­во­ляла се­бе лишь за­иг­ры­вать со все­ми ос­таль­ны­ми кли­ен­та­ми.

Все зна­ли о том, что она бе­зус­пешно пы­та­ет­ся прив­лечь вни­мание Фаль­ко­не. И Кар­ло утом­ля­ла эта си­ту­ация. Но Ме­рил при­носи­ла ко­лос­саль­ный до­ход. Её лю­били вы­соко­пос­тавлен­ные кли­ен­ты, они пла­тили ей да­же за рас­пи­тую в ком­па­нии бу­тыл­ку шам­пан­ско­го и ду­шев­ный раз­го­вор. Она уме­ла за­во­евать вни­мание всех муж­чин вок­руг, но, как ис­тинная жен­щи­на, от­да­ла свое сер­дце то­му, кто не гля­дел на неё и боль­ше ни­ког­да не взгля­нет.

По рас­по­ряже­нию Кар­ло Эд­ди каж­дый раз пы­тал­ся пре­дот­вра­тить по­яв­ле­ние Ме­рил в за­веде­нии в тот же ве­чер, ког­да там по­яв­лялся босс. Но пер­со­нал, ук­ра­шав­ший вип-зо­ну, дав­но был под­куплен ум­ной блон­динкой, как и па­роч­ка прос­ти­туток, ко­торые всег­да бы­ли в кур­се всех дел.
От­части по­это­му босс и Эд­ди за­ранее до­гова­рива­лись о де­вуш­ке, ко­торая сос­та­вила бы Кар­ло ком­па­нию и не да­вала бы блон­динке шан­сов приб­ли­зить­ся к вип-зо­не.
Да­же в этом слу­чае Ме­рил пред­по­чита­ла знать об из­бран­ни­це бос­са за­ранее. Тем бо­лее, мно­гие из тех де­вушек бы­ли са­модо­воль­ны и бол­тли­вы и са­ми хвас­та­лись о пред­сто­ящих сви­дани­ях.

Но в этот день Кар­ло ре­шил убить двух зай­цев ра­зом. Ему пон­ра­вилась, по-нас­то­яще­му пон­ра­вилась де­вуш­ка, чис­тая и не­пороч­ная, в гла­зах и по­веде­нии ко­торой чи­талось прин­ци­пи­аль­ное уп­рямс­тво и сво­ево­лие, от­каз ко­му-ли­бо под­чи­нять­ся во всем. И это был шанс пре­дот­вра­тить ка­кую-ни­будь оче­ред­ную «слу­чай­ность», ко­торые про­ис­хо­дили с из­бран­ни­цами Фаль­ко­не на­кану­не ве­чера. Ибо ре­шено бы­ло да­же не го­ворить Эми­ли о том, что её ждёт. И на неё нас­той­чи­вая блон­динка точ­но ни­ког­да не по­дума­ла бы.

Эд­ди лишь об­молвил­ся с Изи о том, что она дол­жна прис­мотреть за внеш­ним об­ли­ком Эми­ли. Ры­жево­лосая ис­панка, лю­бими­ца Джо, не вхо­дила в чис­ло тех, кто был бли­зок с Ме­рил, и пред­по­чита­ла до­верие Эд­ди друж­бе блон­динки и хрус­тя­щим ку­пюрам.

***

— И в этом ты се­год­ня со­бира­ешь­ся по­явить­ся в за­ле? – те­ат­раль­но всплес­нув ру­ками, не ме­нее прит­ворно ах­ну­ла Изи, по­явив­шись в ком­на­те Эми­ли. Та всё ещё бы­ла не в вос­торге от тес­но­го об­ще­ния с под­ружкой Джо, но це­нила её по­мощь. К то­му же, да­же в этом мес­те ей нуж­но бы­ло хоть с кем-ни­будь об­щать­ся.
— А в ка­ком еще ви­де мо­жет по­явить­ся штат­ный сот­рудник пусть и по­хаб­но­го, но за­веде­ния? – при­щурив­шись, по­ин­те­ресо­валась Эми­ли, сма­хивая пы­лин­ки с длин­ных чер­ных брюк и та­кого же чер­но­го шер­стя­ного джем­пе­ра. От­ка­зав­шись от кос­ме­тики, де­вуш­ка еще и стя­нула во­лосы в пу­чок. Этим вы­ходом она се­год­ня пе­реп­лю­нула бы все ос­таль­ные, что слу­чались в пре­дыду­щие дни.
— Где толь­ко ты су­мела дос­тать это?
— Шлю­хи, ока­зыва­ет­ся, лю­бят но­сить не толь­ко пан­та­лоны в стра­зах и лиф­чи­ки с перь­ями. За па­ру бан­кнот ну или в об­мен на од­но из прек­расных плать­ев, что ты мне по­дари­ла, мож­но зап­росто дос­тать что угод­но, — хит­ро под­мигну­ла Эми­ли, приг­ла­живая при­чес­ку. – А кста­ти, что ты де­ла­ешь в мо­ей ком­на­те? Ес­ли я не оши­ба­юсь, гос­ти уже при­были. Те­бе по­ра бы за­нять­ся ис­полне­ни­ем слу­жеб­ных обя­зан­ностей, — прит­ворно-по­учи­тель­ным то­ном из­рекла де­вуш­ка.
— Мо­жет, сра­зу на­цепишь на се­бя тра­ур­ный ба­лахон и вый­дешь в нем рас­пу­гивать кли­ен­тов? – воз­му­тилась ис­панка. – Те­бя ник­то не зас­тавля­ет на­девать «лиф­чик с перь­ями», но хо­тя бы ка­кое-то эс­те­тичес­кое удо­воль­ствие твой вид дол­жен дос­тавлять гос­тям, или ты не сог­ласна со мной сов­сем? Со сво­им ос­ли­ным уп­рямс­твом ты в оче­ред­ной раз на­тол­кнешь­ся на неп­ри­ят­ности.

Эми­ли вздох­ну­ла.

— Что ты пред­ла­га­ешь?
— Для на­чала, одеж­да. Лад­но, брю­ки, но… этот джем­пер од­на из де­вочек мог­ла стя­нуть раз­ве что у сво­ей ба­були. И он уже рас­тя­нут и со­вер­шенно те­бе не по раз­ме­ру…
— Лад­но, с ним я пе­ребор­щи­ла, не ста­ну от­ри­цать, — не те­ряя вре­мени, Эми­ли пос­лушно ста­щила джем­пер и ос­та­лась в бюс­тгаль­те­ре. – А как те­бе та­кой ва­ри­ант? – по­вер­тевшись, из­де­ватель­ски об­ра­тилась она к Изи.
— Хва­тит па­яс­ни­чать. Сей­час я са­ма най­ду те­бе что-ни­будь, — де­вуш­ка по­тяну­лась к двер­це ко­мода.
— Ка­кая за­бота обо мне. Изи, я да­же не со­бира­юсь се­год­ня вы­пивать у стой­ки. Или ты хо­чешь, что­бы я и у две­ри прив­ле­кала все­об­щее вни­мание? Не сто­ит. Глав­ное, ты се­год­ня ве­лико­леп­но выг­ля­дишь. Как бы Джо не рев­но­вал те­бя к дру­гим кли­ен­там.
— Джо по­яв­ля­ет­ся здесь раз в не­делю, и то в луч­шем слу­чае, — про­тяну­ла ис­панка. – Ты зря рас­то­ча­ешь всю рев­ность и през­ре­ние на ме­ня. Я да­леко не единс­твен­ная, пусть и од­на из тех, кто удер­жи­ва­ет по­зиции уже на про­тяже­нии дол­го­го вре­мени. А вот те­бе с тво­ими на­думан­ны­ми прин­ци­пами его вни­мания не ви­дать. Ра­ди ко­го и че­го ты тог­да во­об­ще так рь­яно се­бя бе­режешь, что ре­шитель­но от­го­ражи­ва­ешь­ся от муж­ско­го по­ла? Глу­пыш­ка, — звон­ко рас­сме­ялась она.

Эми­ли по­тем­не­ла в ли­це.

— Те­бе во­об­ще ни­како­го де­ла не дол­жно быть до…
— Брось, — прер­ва­ла её Изи. – Брось это де­ло. Прос­то пе­рес­тань за­нудс­тво­вать и ог­ля­нись, на­конец, по сто­ронам. По­ра за­думать­ся о по­ис­ках про­тек­то­ра. Эд­ди де­ла­ет те­бе ог­ромное одол­же­ние, про­дол­жая дер­жать здесь. Ведь за­чем ты ему те­перь нуж­на?
— Я са­ма в сос­то­янии ра­зоб­рать­ся со сво­ими де­лами. Не вме­шивай­ся в мои от­но­шения с бос­сом, лад­но?

Эми­ли про­гово­рила нев­по­пад, яв­но не бу­дучи уве­рен­ной в собс­твен­ных сло­вах. Что ни го­вори, а Изи по­пала в точ­ку. Пос­ле сры­ва се­год­няшне­го ме­роп­ри­ятия де­вуш­ка за­дума­лась о том, что, ско­рее все­го, и на­ходи­лась здесь лишь для то­го, что­бы в один прек­расный день выс­ту­пить в ка­чес­тве цен­ной сви­детель­ни­цы. Эд­ди рас­ска­зал ей о том, что уби­тые бан­ди­ты бы­ли из дру­гой семьи. Из Кле­мен­те. А эта семья дав­но про­мыш­ля­ла тем, что про­дава­ла мес­та в семье за очень неп­ло­хие взно­сы. На эту удоч­ку по­пада­лась ча­ще все­го мо­лодежь. Нап­ри­мер, её быв­шие то­вари­щи по бан­де. А ещё Джо и Ви­то. Но пос­ледние не зна­ли об этом, и ник­то, су­дя по все­му, не со­бирал­ся со­об­щить им но­вость.

В ту ночь она как раз ста­ла сви­детель­ни­цей то­го, как не са­мые пос­ледние лю­ди той семьи пы­тались са­мым наг­лым об­ра­зом раз­вести нес­коль­ких бо­евых пар­ней на круп­ные фи­нан­сы. А еще они «уби­ли ко­па», что в их сре­де и вов­се жес­то­ко ка­ралось. Ког­да Эд­ди го­ворил об этом, Эми­ли мол­ча­ла, при­кусив гу­бу. Го­ворить о том, что это пу­ля из её пис­то­лета уби­ла от­ца, не име­ло смыс­ла.

И вот те­перь её без вся­кого заз­ре­ния со­вес­ти мог­ли выб­ро­сить от­сю­да, да еще и в ка­чес­тве жи­вого тру­па. Она бы по­пала в тюрь­му сле­дом за ки­тай­цем, ко­торо­го осу­дили за учас­тие в пе­рес­трел­ке. Но раз­ни­ца бы­ла в том, что на не­го не на­веси­ли ни од­ной смер­ти. Чле­нов семьи при­кон­чи­ли из пис­то­лета уби­того дво­рово­го пар­ня. И по­лицей­ские сло­жили удоб­ную вер­сию: Чон­ги мстил за уби­того то­вари­ща и по­тому зас­тре­лил пар­ней, ко­торые, ско­рее все­го, па­ру раз про­мах­нувшись из не­опыт­ности, вна­чале прис­тре­лили двух «стар­ших кол­лег», а за­тем уже окон­ча­тель­но по­пали в де­тек­ти­ва. За са­мо­обо­рону на­каза­ние смяг­ча­лось, но не от­ме­нялось. По­лицей­ским на­до бы­ло по­садить хо­тя бы ко­го-ни­будь.

Вер­нуть­ся к семье? Эми­ли не смо­жет хо­тя бы на ми­нуту сол­гать о том, что про­изош­ло. И её ник­то не за­хочет ви­деть. Прос­то упе­кут за ре­шёт­ку. К то­му же, ка­кой эф­фект во­зыме­ет её вне­зап­ное «вос­кре­шение»? Жен­щи­ны в её семье бы­ли сла­быми, не то что отец, ко­торо­го Эми­ли, мо­жет быть, и не лю­била, но приз­на­вала его стой­кость и уве­рен­ность в се­бе. Мать всег­да бо­лез­ненно от­зы­валась на не­уря­дицы в семье. Ру­би всё еще про­дол­жа­ла ос­та­вать­ся ре­бён­ком, да и сей­час ей хва­та­ет то­го, что она ли­шилась лю­бимо­го па­поч­ки. А Кла­рет­та… она по­жилая жен­щи­на, не сто­ит эк­спе­римен­ти­ровать со здо­ровь­ем ба­буш­ки.

— Эй. Отом­ри! Ты ме­ня слы­шишь во­об­ще?

Эми­ли рез­ко выш­ла из сос­то­яния за­дум­чи­вос­ти.

— Еще нем­но­го, и я по­дума­ла бы, что ты ре­шила вся­чес­ки иг­но­риро­вать ме­ня, — с оби­жен­ны­ми нот­ка­ми в го­лосе про­гово­рила Изи.
— Ты пра­ва, — впол­го­лоса про­мол­ви­ла Эми­ли. – Мне не­об­хо­димо лю­бым спо­собом выб­рать­ся от­сю­да и при­об­рести твер­дую поч­ву под но­гами. В кон­це кон­цов, я да­вала се­бе же обе­щание, что по­забо­чусь о сво­ей семье.
— Ты на­чина­ешь пра­виль­но рас­суждать, — одоб­ри­ла её мыс­ли вслух ис­панка. – По­тому хва­тит ни­кому не нуж­ных прин­ци­пов. Ты на са­мом де­ле уже не ра­бота­ешь на Эд­ди. И ни­ког­да на не­го не ра­бота­ла. Поль­зуй­ся единс­твен­ным, что у те­бя ос­та­лось – жен­ски­ми ча­рами – для то­го, что­бы вы­караб­кать­ся.
— Ты мо­жешь по­мочь мне с ма­ки­яжем? – не­уве­рен­но спро­сила Фла­уэр, стас­ки­вая ре­зин­ку с во­лос. Тем­ные пря­ди сво­бод­но упа­ли на пле­чи, од­ним дви­жени­ем из­ме­нив внеш­ний об­лик де­вуш­ки.
— У нас не так уж и мно­го вре­мени. По­это­му зат­кнись и не ме­шай, — пре­дуп­ре­дила де­вуш­ку Изи, вы­тащив из ук­ромно­го угол­ка в сво­ем пыш­ном на­ряде ми­ни­атюр­ный бар­хатный ри­дикюль.

***

— Те­бе не сто­ит под­хо­дить так близ­ко к вип-зо­не. Там ты не най­дешь се­бе кли­ен­тов, — встав в по­зу, со­об­щил блон­динке Скар­па.

На Ме­рил, не­сом­ненно, бы­ло са­мое рос­кошное платье в этом за­ле. Брил­ли­ан­ты вновь си­яли на её изящ­ной шее, от­те­няя весь об­лик. Бе­локу­рые ло­коны бы­ли ак­ку­рат­но за­виты и вы­год­но об­рамля­ли ли­цо од­ной из са­мых до­рогих прос­ти­туток «Эдем­ско­го са­да». Алая по­мада, гус­то под­ве­дён­ные гла­за – так ши­кар­но она не выг­ля­дела ни­ког­да, ра­ботая в обыч­ные ве­чера.

— Мне ка­жет­ся, что тво­ему бос­су се­год­ня не наш­ли дос­той­ной ком­па­нии, — про­щебе­тала Ме­рил, не­навяз­чи­вым жес­том пы­та­ясь из­ба­вить­ся от прег­ра­ды. – Прий­ти про­вес­ти ве­чер здесь и ос­тать­ся в оди­ночес­тве… Не слиш­ком ли это стран­но? Не бо­ишь­ся нав­лечь на се­бя его гнев?
— А кто ска­зал, что бос­су не наш­лось при­ят­ной ком­па­нии? Ты пе­ре­оце­нива­ешь свою не­заме­нимость, до­рогая, — нак­ло­нив­шись в её сто­рону, за­верил жен­щи­ну Эд­ди.

Прек­расное ли­цо Ме­рил пре­об­ра­зилось.

— Это… это не­воз­можно. Или сю­да, воп­ре­ки всем пра­вилам, бы­ло ре­шено приг­ла­сить спут­ни­цу, не при­над­ле­жащую к на­шей семье?
— Как же ты всё-та­ки са­модо­воль­на и глу­па, — до­воль­но из­рек Скар­па, от­го­ражи­ва­ясь от нас­той­чи­вой да­мы. – Ты всерь­ёз счи­та­ешь, что спо­соб­на вновь и вновь пе­рехит­рить нас. И те­бе это в ка­кой-то сте­пени уда­валось, но… до­воль­но та­ких лёг­ких по­бед, ми­лая.

— Эд­ди, ты звал ме­ня?

Эми­ли сто­яла за спи­ной блон­динки и вы­жида­тель­но смот­ре­ла на хо­зя­ина за­веде­ния. Ме­рил рез­ко обер­ну­лась и, уви­дев де­вуш­ку, ти­хо ах­ну­ла. Она по­чувс­тво­вала се­бя оду­рачен­ной.

— Да. Сле­дуй за ох­ранни­ком в вип-зо­ну, — мах­нул Эд­ди, как бы не об­ра­щая вни­мания на блон­динку и все своё вни­мание от­да­вая тем­но­воло­сой юной де­вуш­ке. — А ты не­дур­но се­год­ня выг­ля­дишь, — эта реп­ли­ка уже от­части бы­ла приз­ва­на за­деть чувс­тва Ме­рил.

Внеш­ний об­лик Эми­ли и впрямь из­ме­нил­ся при учас­тии Изи. Лег­кий ма­ки­яж, тща­тель­но рас­че­сан­ные во­лосы, нис­па­дав­шие на при­от­кры­тое де­коль­те – ста­рый чер­ный джем­пер сме­нил­ся на по­луп­розрач­ную блуз­ку. Да­же Эд­ди на не­кото­рое вре­мя ос­та­новил на де­вуш­ке взгляд, но пос­ле вновь пе­рек­лю­чил­ся на блон­динку.

Ме­рил с не­мой злостью наб­лю­дала за тем, как он ве­селит­ся над её по­раже­ни­ем.

— Бла­года­рю за ком­пли­мент. Для те­бя ведь и ста­ралась, — ядо­вито улыб­нувшись, про­из­несла Эми­ли.
— Как мне те­перь те­бя на­зывать, на­пом­ни, до­рогу­ша, — ос­кла­бил­ся Эд­ди.
— Ме­ня зо­вут Гар­нет. Ты же сам дал мне имя.
— Ко­неч­но же, ми­лая Гар­нет. Не меш­кай и де­лай так, как ве­лено.
— И я люб­лю те­бя, Эд­ди, — Эми­ли по ка­ким-то лишь её из­вес­тным при­чинам яв­но пе­ре­иг­ры­вала, но всё это шло на ру­ку хо­зя­ину за­веде­ния. Он еще раз ода­рил де­вуш­ку за­ин­те­ресо­ван­ным взгля­дом, а пос­ле вновь об­ра­тил­ся к Ме­рил, нас­лажда­ясь си­ту­аци­ей.
— Прис­лу­га? Вы не гну­ша­етесь да­же та­кими… ра­ди то­го, что­бы ос­та­вить ме­ня ни с чем? – про­рони­ла Ме­рил и, от­ре­шив­шись от со­бесед­ни­ка, раз­верну­лась и, кру­то виль­нув бед­ра­ми, пош­ла прочь.

Лишь на вре­мя.

***

Кла­рет­те пред­сто­яло най­ти нес­коль­ко слов, под­хо­дящих для то­го, что­бы об­лечь в них но­вость об оче­ред­ном го­ре, пос­тигшем их мно­гос­тра­даль­ное се­мей­ное гнез­до.

Ру­би не дол­жна бы­ла знать о том, что её ма­лодуш­ная мать ре­шила по­кон­чить жизнь са­мо­убий­ством, сбро­сив­шись с са­мого вы­соко­го мос­та в го­роде.

И Дей­зи наш­ла этот мост, сту­пив на ко­торый, она уже рис­ко­вала быть раз­давлен­ной мча­щими­ся со ско­ростью свы­ше вось­ми­деся­ти ки­ломет­ров в час ав­то­моби­лями. Мост, со­еди­ня­ющий две по­ловин­ки Эм­пайр-Бэй в од­но це­лое и воз­вы­шав­ший­ся над взды­ма­ющим­ся мор­ским прос­транс­твом.

Не­вес­тка Кла­рет­ты мог­ла пой­ти на дно и ос­тать­ся пог­ре­бен­ной на­веч­но и про­пасть без вес­ти. Но один во­дитель, слу­чай­но мет­нув свой взгляд ле­вее обыч­ной тра­ек­то­рии, все же стал сви­дете­лем то­го, как оди­нокая жен­ская фи­гур­ка, отор­вавшись от мос­та, по­лете­ла вниз.

Дей­зи буд­то дол­гое вре­мя вы­наши­вала свой страш­ный план и вы­ис­ки­вала на­ибо­лее под­хо­дящее мес­то. Кол­ле­ги со­об­щи­ли о том, что она уже дав­но не по­яв­ля­лась на ра­боте. Не это ли дол­жно бы­ло зна­чить, что Дей­зи за­пира­ла дочь, а са­ма каж­дый день шла навс­тре­чу смер­ти, блуж­дая по го­роду и ду­мая о том, как бы на­вер­ня­ка ли­шить се­бя жиз­ни?

Она уш­ла, уве­рен­ная в том, что по­теря­ла му­жа и стар­шую дочь, а млад­шую ос­та­вив на по­пече­ние Кла­рет­ты. Не­лег­кая но­ша взва­лилась на пле­чи не­моло­дой уже жен­щи­ны. Она за­бира­ла хруп­кое су­щес­тво, у ко­торо­го боль­ше не ос­та­лось ни од­ной род­ной ду­ши, кро­ме ба­буш­ки.

Ког­да-то она в оди­ночес­тве вос­пи­тыва­ла Кен­не­та. Но то сов­сем дру­гие вре­мена… Она бы­ла мо­лода, энер­гична и цеп­ля­лась за жизнь. Кла­рет­та и сей­час сов­сем не хо­тела про­щать­ся с жизнью. Но она ду­мала о том, что уже пе­решаг­ну­ла не­малый ру­беж сво­ей жиз­ни. И, с божь­ей по­мощью вы­рас­тив Ру­би, она ра­но или поз­дно ос­та­вит её на­еди­не с этим жес­то­ким ми­ром.

Кла­рет­та на­де­ялась лишь на то, что ей всё же не при­дет­ся при­бегать к край­ним ме­рам и сде­лать шаг, от ко­торо­го она ког­да-то от­ка­залась мно­го лет на­зад.

***

Эми­ли, ка­жет­ся, еще ни­ког­да не ви­дела Эд­ди нас­толь­ко до­воль­ным. Он с удо­воль­стви­ем под­держал её ехид­ные реп­ли­ки и, ка­залось, пол­ностью об­ра­тил на неё вни­мание, за­быв о ши­кар­ной блон­динке, ко­торая на­ходи­лась ря­дом.

Мол­ча­ливый ох­ранник про­вёл её в выг­ля­дев­ший пус­тым ук­ромный уго­лок за­ла. Это мес­то на­поми­нало тай­ный наб­лю­датель­ный пункт, от­ку­да бы­ло вид­но всех ос­таль­ных по­сети­телей, но при этом са­ма зо­на, тща­тель­ная ук­ры­тая, бы­ла за­щище­на от лю­бопыт­ных взгля­дов.

Де­вуш­ка не сра­зу за­мети­ла че­лове­ка, оди­ноко ко­ротав­ше­го вре­мя на­еди­не с вос­хи­титель­но сер­ви­рован­ным сто­лом. Столь­ко яств она еще не ви­дела ни на од­ном из сто­лов, за ко­торы­ми си­дели обыч­ные кли­ен­ты.
Но это был не­обыч­ный гость. И Эми­ли, уз­нав его, не­воль­но по­ёжи­лась.
Он ску­пым жес­том про­водил ох­ра­ну к их ра­бочим мес­там.

— Мис­тер…
— Ка­кие мис­те­ры. Для пре­лес­тных де­вушек – я Кар­ло, и ни­как ина­че.

Эти сло­ва, лёг­кий флирт в ка­кой-то ме­ре кон­трас­ти­рова­ли с су­ровым и гру­бым об­ли­ком муж­чи­ны, зре­лого италь­ян­ца, к со­рока го­дам до­бив­ше­гося го­ловок­ру­житель­ных вы­сот – он был нас­то­ящим бос­сом, в этом уже не при­ходи­лось сом­не­вать­ся.
Но сей­час ему, ви­димо, нра­вилось иг­рать роль уч­ти­вого джентль­ме­на с де­вуш­кой, ко­торая на са­мом-то де­ле бы­ла пол­ностью в его ру­ках. Ка­кой там Эд­ди – ска­жи этот мис­тер хоть сло­во, и её выш­вырнут из за­веде­ния го­лой. А мо­жет сло­жить­ся и на­обо­рот…

— Мис­тер Фаль­ко­не, — ла­конич­но нас­то­яла на сво­ём де­вуш­ка.

Тот из­дал гру­бый тря­сущий­ся звук, лишь из­да­лека на­поми­нав­ший смех.

— Ни­каких ком­про­мис­сов, да­же в об­ще­нии с бос­са­ми? – про­ком­менти­ровал Кар­ло. – Сде­ла­ешь хо­тя бы од­но одол­же­ние ску­ча­юще­му италь­ян­цу и раз­де­лишь со мной оди­нокую тос­кли­вую тра­пезу? – он об­вел взгля­дом стол.

У Эми­ли пе­рех­ва­тило дух.

— Не уве­рена, что мо­гу сос­та­вить вам при­ят­ную ком­па­нию, — за­мота­ла го­ловой она, по инер­ции сде­лав шаг на­зад.
— А я слы­шал о те­бе дру­гое…
— Гар­нет, — про­мол­ви­ла де­вуш­ка.
— Гар­нет, — он слег­ка улыб­нулся и поп­ра­вил во­рот­ник сво­ей ру­баш­ки. – Я слы­шал о том, что ты сме­лая, на­ход­чи­вая и дер­зкая. Уме­ешь об­ра­щать­ся с ог­нес­трель­ным ору­жи­ем. И при всем этом – дочь нас­то­яще­го ко­па. А сей­час пе­редо мной сто­ит взъ­еро­шен­ный пуг­ли­вый зве­рёк, бо­ящий­ся да­же приб­ли­зить­ся к мо­ему сто­лу, на ко­тором лю­бого ждет нас­то­ящее гас­тро­номи­чес­кое нас­лажде­ние, меж­ду про­чим, — про­из­нес он глу­боким то­ном, и Эми­ли по­каза­лось, буд­то он име­ет в ви­ду сов­сем иное нас­лажде­ние.

— Я… не го­лод­на, — по­пыта­лась про­тес­то­вать Эми­ли. На са­мом де­ле, в этом за­веде­нии она пи­талась в луч­шем слу­чае два ра­за в день, и да­леко не та­кими яс­тва­ми, ко­торые сей­час смот­ре­ли на нее со сто­ла. Да и с тех пор, как её жизнь так рез­ко из­ме­нилась, де­вуш­ка по­теря­ла ка­кой-ли­бо ап­пе­тит.

— Не­убе­дитель­но. Поп­ро­буй от­ка­зать­ся еще раз, я да­же по­дарю те­бе эту по­пыт­ку, — ве­лико­душ­но отоз­вался Кар­ло, яв­но за­бав­ля­ясь её по­веде­ни­ем.

Это приш­лось не по ду­ше Эми­ли, по­это­му она ре­шила все же взять се­бя в ру­ки и пос­ту­пать на­пере­кор сво­ему внут­ренне­му го­лосу.

Де­вуш­ка, не ды­ша, приб­ли­зилась к сто­лу и плав­но усе­лась в мяг­кое ко­жаное крес­ло пря­мо нап­ро­тив муж­чи­ны. Прид­ви­нула к се­бе близ­ко сто­яв­шую та­рел­ку с ка­ким-то очень изыс­канным ку­шань­ем и да­же поп­ро­бова­ла его.

Опас­ная иг­ра толь­ко на­чина­лась. 

Следующая часть — Глава 6


Смотрите также

 Моя идеальная Мафия 3
 Цветочный бальзам. Вступление
 Глупый вор и умный поросёнок
 Учитель

avatar
5000
7 Comment authors
СергейАлинаНиколайЛераМарина Recent comment authors
Сергей
Сергей

Пятая глава так же, как четвёртая, удалась! Приятное послевкусие от прочтения остаётся. Сейчас редко встретишь автора, который бы так серьёзно относился к написанию своих произведений. Который руководствуется не напускной, а значит пустой, шумихой, а вдохновением. Совсем неуверен, что всем знакомо подобное чувство :)

Алина
Алина

Все части хороши настолько, насколько может быть хорош драгоценный камень во всём своём великолепии!

Николай
Николай

Это восхитительно! Не понимаю, почему к такому замечательному произведению столь мало откликов!? Вы прекрасно пишите! Надеюсь, на скорейшее продолжение. Вдохновения вам, автор! :)

Лера
Лера

Как всегда, замечательное продолжение! :)

Марина
Марина

Уф, закончила читать последнюю главу…
Ув. автор, это же не последняя глава? Должен быть продолжение, как мне кажется. Если не секрет, много ли будет новых частей (глав)? Я пойму, если не ответите, но всё же :) Очень интересно, мне понравилось :) Желаю творческого вдохновения и неиссякающей фантазии ув. автору сего, не побоюсь слова — шедевра!

Просто Гарри
Просто Гарри

Продолжайте работу, очень интересно!
Побольше бы таких произведений…

Михаил Орлов
Михаил Орлов

Абсолютно с вами согласен!