ЛЮБОВЬ И НЕФТЬ


Глава 13. Разборки «богов».

— Ты что наделал? Кого создал? Гений козявочный! – кричал на Гения генеральный. – Как тебе в дальнейшем доверять? Тебя под суд отдать надо!

Весь день Генеральный и Гений громко ругались в кают-компании звездолёта. Если б не присутствие Правосудки, они бы наверняка подрались. Но драки были запрещены на Эйфории. Правда, в этом запрете уже никто не нуждался. Он так давно действовал, что драться все разучились. Если мужчины хотели понять, кто из них сильнее, должны были это выяснять в суде: собрать соответствующие документы, справки, рекомендации, свои фотки с разных ракурсов… И переслать на соответствующий сайт. Победа присяжными присуждалась тому, чья презентация силы, фотки и рекомендации оказывались круче.

— Чего ты от меня хочешь? – уже еле сдерживался Гений от желания запустить в Генерального шкворнем от грузового люка.
— Ты должен уничтожить всех, кого мы создали! И как можно скорее! Пока они не начали размножаться и плодиться.

На этих словах все члены экипажа, стоящие за дверью, замерли. Не дай Бог! У каждого была личная, своя причина не допустить этого. Уничтожить –значило заново повторить весь эксперимент. Ведь задача должна быть выполнена. Кроме того, у каждого из «небожителей» уже появились среди мутантов свои личные симпатии. А точнее, связи на стороне. От этих связей каждый чувствовал столько неизведанного ранее приятного, что терять этого никак не хотелось. Тогда сердца снова станут ледышками.

При этом все понимали, что в этом требовании Генерального не было ничего личного с его стороны и это не просто блажь. В целом первая партия человеконоводелов оказалась крайне неудачной.

Хотя поначалу ничто не предрекало мучений. Скорее, наоборот. Когда первые мутанты в лаборатории Эдема вылупились из своих инкубаторских скорлуп и капсул, творцы были восхищены. Волосы тёмные, кожа белая, глаза большие, сами высокие, на голову выше богов, тела скроены соразмерно, самцы мускулистые, самки широкобёдрые… Волосатики оказались идеальными человекозаготовками, за их волосами сразу этого было не разглядеть. У них был только один недостаток – они совершенно не хотели работать, то есть заниматься тем, ради чего были сотворены. Полный провал! А как могло быть иначе? Их же попытались создать из плоти и крови тех, кто ещё не умел работать, и тех, кто уже не умел! Единственное, чем им с утра до вечера хотелось заниматься – это миловаться и размножаться. Практически загубили аборигенам планеты Голубка всё их будущее. Жили себе и жили спокойно волосатики в любви и равновесии, чувствуя себя частью природы, а тут прилетели такие все из себя крутые и испортили нелюдей своими передовыми технологиями, пытаясь превратить в людей.

И вот что получилось!

Этих генетических лоботрясов даже невозможно было организовать на уборку мусора в Эдеме. А мусора от них было немало – до сих пор от некоторых отпадали остатки волос. Выносить весь мусор за них приходилось Роботу, который к концу дня уже бледнел от усталости, и под глазами у него появлялись красные ржавчины – красняки!

Теоретически ошибку в творении можно было исправить. К примеру, наклонировать ещё один выводок местных человеков, но уже с привитой мутацией трудолюбцев. Вопрос только был в том, где взять этого трудолюбца? Из всех «богов» самым трудолюбивым был Робот, но какие хромосомки можно с него соскрести? Ничего, кроме окиси да ржавчины!

Ситуация становилась критической. Эйфория остывала, а посланцы надежды не добавляли. Пришлось просить помощь у мудряков. С Эйфории вскоре прислали несколько инженеров-мастеров, которых с трудом отыскали на всей планете среди менеджеров. Они должны были спроектировать на Голубке шахты по добыче ценностей и качалки топлива. И ещё больше ста организаторов – наблюдателей – этаких вертухаев, которые должны были заставить новоиспеченцев работать, применяя к ним любые меры, вплоть до самых жёстких, наблюдать за ними и понукать ими. Их так и называли – понукатели! Для того, чтобы согнать рабов в одно место и заставить их трудиться, были изобретены специальные альфа-бета-гамма-кнуты. Били больно, но без последствий.

Казалось бы, с мёртвой точки дело сдвинулось: одну шахту по добыче драгоценностей и одну качалку топлива удалось возвести прямо рядом с Эдемом. Шахта была очень глубокой, несколькоуровневой. Самые тяжёлые условия труда были на нижнем уровне: жарко, душно – ближе к центру Голубки. Туда направляли тех, кто проявил непослушание на поверхности, кто провинился – грешников! Так как на нижнем уровне была невероятная изматывающая жара и сильно пекло. Поэтому нижний уровень новоиспеченцы так и называли «пекло». Пекло служило наказанием для грешников. Через несколько тысячелетий это понятие проявится из родовой памяти как устрашение адом, где будут мучатся нагрешившие на Земле. Кто грешит на Земле, тот мучается потом под землёй!

Первые контейнеры на торсионных струнах были отосланы с разными полезностями на Эйфорию. Но мудряки считали, что этого слишком мало, надо гораздо больше. Для выполнения их задачи требовалось гораздо больше трансформеров. Что делать? Снова превращать Эдем в инкубатор, привлекать новых волосатиков-человекозаготовок и клонировать новую партию?

Однако на создание требуемого количества слуг-трансформеров ушло бы слишком много времени и были бы потрачены такие средства, за которые мудряки могли и наказать – лишить визы на возвращение. Пораскинув своими неформатно гениальными мозгами Гений предложил весьма просто и находчиво выйти из очередного тупика: зачем клонировать новые партии мутантов, если они сами могут размножаться без всяких для «богов» затрат, так сказать, на халяву. Надо только их слегка простимулировать. Тем более, что размножаться – это единственное, чем они умеют заниматься профессионально. И десятки тысяч новых слуг появятся всего за несколько местных лет. А там как-нибудь уговорим их, заставим работать, новых понукателей с Эйфории выпишем, изобретём новые кнуты рабства. На очередном совете небожители с таким предложением Гения согласились единогласно. Даже босс оценил хитроумную задумку своего обычного оппонента:

— Ты, Геняшка, хитрый стал, как настоящий змей. Из любого положения выход найдёшь, выползешь.

И тогда незаурядный творец всяческих клонов, он же с тех пор и навсегда змей, вырастил в Эдеме роскошный яблоневый сад с особым сортом яблок. Эти плоды усиливали влечение самок и самцов друг к другу. Сорт он так и назвал – либидон. Стоило надкусить хоть одно яблоко, и самец с самкой сдержаться уже не могли и бежали за кустик. Яблоки пришлись новоиспеченцам по душе! И тут в Эдеме такое началось!

Эдем превратился в необъятный родильный дом, ясли и детский сад одновременно!

Уже через пару лет его пришлось расширять, кусты подсаживать. В него теперь вошла гора, река, несколько лесов, полей и рек.

Однако главная проблема так и не решалась. Количество мутантов росло, а потому уговорить их всех работать стало ещё труднее! Все эти умничания, мол, труд облагораживает, кто не работает, тот не ест, а кто будет хорошо работать, раньше выйдет на пенсию и получит скидки на жильё, электричество, воду и газ … — не действовали. А главное, эти лоботрясы не могли понять, зачем что-то нужно добывать из недр Голубки, когда для жизни всего хватает и на её поверхности? Одним словом, как были нелюди, так и остались. Только раньше были волосатые нелюди, а теперь гладкотелые.

Так что «богам» не оставалось больше ничего делать, кроме как наблюдать за размножающимися их потомками и завидовать их сердечной любвеобильности. Причём, делать это не без удовольствия. Зато от таких подглядываний сердца «богов» стали биться учащённее, а желание любви просто зашкаливало! Но рвать яблоки в саду Эдема «богам» строго запрещалось. Но и без яблок каждый понял, что таких чувств на Эйфории никто из них никогда не испытывал. То и понятно: ведь любовь в эпоху поголовного счастья уже давно была заменена контрактом.

Ну а сотворённые наслаждались жизнью в Эдеме! «Боги» их кормили, поили, всячески лелеяли, ими восхищались. Их основным занятием было ничегонеделание. Бродили по саду, витали в облаках, получали удовольствие от любой погоды, ничего не боялись. Их жизнь ничем не отличалась от жизни бабочек, пчёл, насекомых… Смерти они не боялись, потому что ничего о ней как пчёлы и бабочки не знали. Даже запугать их было нечем. Словом, наступила для них настоящая райская жизнь. С тех пор вот это словосочетание «райская жизнь» и стала пониматься как ничегонеделание, а сплошное наслаждение. Тогда же и два разных слова наполнились одним и тем же понятием: «рай» и «Эдем», хотя Эдем – это лаборатория, а рай – умение наслаждаться жизнью, чувствую себя частью природы. Да, да, именно с тех пор людям и кажется, что райская жизнь – это когда можно ничего не делать, а лишь испытывать наслаждение!

Поначалу «боги» отворачивались от бесстыдства мутантов, но постепенно привыкли и исподтишка подглядывали за ними в свои иллюминаторы. Иллюминаторы были последней версии, по новым технологиям, у них были зумы, любое приближение, расширение, фокусирование… А потому оторваться от зрелища было невозможно.

И вдруг вот это всё уничтожить? Гений понимал, что никто из членов совета на такое не согласится. На Эйфории порнография была запрещена. А тут пожалуйста, сколько хочешь, и без всякой регистрации и авторизации, без пароля и логина! Практически онлайн!

— Уничтожить?! Всех?! Ты совсем спятил? – рука Гения сама потянулась к увесистому шкворню главного парадного люка. – Как язык такое произносить поворачивается?! Уничтожить своих собственных детей! Ведь в каждом из них есть наши гены, наши хромосомки. Это наши дети! У тебя на Эйфории не было детей, а тут целое человечество. У тебя что, даже ошмётка от сердца своего не осталось?
— Не человечество, а трансформеры!
— Нет, они люди! В чём-то даже похожи на нас.
— Может они и люди, — нехотя согласился Генеральный. Он действительно часто переживал, что у него на Эйфории не было потомства. – Но это бесполезные люди. Неудачное человечество. А если оно ещё и разовьётся с веками, то может стать опасным для всей Вселенной! Ты должен, обязан их уничтожить во имя спасения мирового космоса.
— Ни за что! Тебе придётся сначала уничтожить меня. Но у меня такая защита, что твои зрачки сами себя сожгут, пока ты будешь пытаться ими меня испепелить. И молний твоих я не боюсь. От моей защиты они, отразившись, вернуться к тебе самому!

Генеральный не услышал предупреждения, метнул молнию. Та действительно от чего-то невидимого отразилась, вернулась к Генеральному в его же зрачок, отчего глаз беспощадно заморгал:

— Да как ты смеешь, змеёныш?! Ты знаешь, что я с тобой сделаю? Я о тебе такую потомкам память оставлю, что они до конца света будут считать тебя нечистью!

И всё-таки стоявшие за дверью облегчённо вздохнули. Всё-таки змей молодец! Не побоялся возразить Генеральному и даже это сделал как всегда гениально. На этот раз почти весь экипаж звездолёта был на стороне непокорного неформата.

Генерального трясло от негодования. Он схватил крышку от парадного люка, словно желал ею прихлопнуть Гения, но его вовремя остановила Правосудка. Для такого действия нужно было сначала получить разрешение суда и присяжных.

Генеральный слегка подостыл, но кричать на Гения продолжал:
— Если ты не будешь меня слушаться, я добьюсь, я уговорю мудряков, и тебя лишат возвратной визы на Эйфорию. Сам знаешь, чем это для тебя грозит. Ты никогда – понимаешь – никогда не увидишь больше своих любимых козявок! Останешься здесь навсегда с нашими недоделками.

Генеральный попал в точку. От такой угрозы Гений побледнел. Если она окажется реальностью, он лишится смысла оставшейся жизни. Надо быть хитрее. И он придумал!

— Хорошо, давай сделаем так – собери совет. Пусть рассудят все. Если таково будет его решение, я подчинюсь и всех уничтожу в одну ночь. У меня для этого всё готово.
— Согласен! – неожиданно согласился босс. Он и сам побаивался ответственности перед мудряками за своё волеизъявление без одобрения совета. – Правосудка, — резко обратился к ней, — открой дверь, пусть все заходят, кто подслушивал. Проведём очередной совет.

Правосудка открыла дверь, и практически все посланцы Эйфории зашли в кают-компанию.

— Вот и хорошо, что здесь все. И слышали, о чём мы говорили. Не придётся повторять! Так, что будем делать? – в который раз задавал этот вопрос Генеральный своим коллегам. Уничтожаем этих недоумков или?

Впрочем, о том, как разрешилось это «или» — в следующей главе.

В ту ночь неспокойно спалось всем предкам нашего человечества. Остатками от телепатических способностей они чувствовали надвигающуюся угрозу. Но какую – знать не могли.

Страница: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16


 Агент Галя
 Цветочный бальзам. Глава 2
 Пчёлы и люди
 Рингтоны у Путина

Войдите, чтобы комментировать
 
avatar
5000
Дмитрий
Дмитрий

Невероятно остроумно. С интересом прочитал. Хороший был человек :(