ЛЮБОВЬ И НЕФТЬ


Глава 15. Изгнание из рая.

От того, что бедняге Генеральному совет запретил уничтожал первочеловеков, его гнев только усиливался с каждым днём. Лоботрясы! Устроили себе райскую жизнь, прижились на иждивении у собственных «богов», сами ни на что не годны. Чуть чего надо – сразу к «богам», выпрашивать. Никчёмки!

Втайне от всех Генеральный даже хотел их начать уничтожать, какой-то мор на них наслать, как комаров травят, но Всезнаец ему объяснил, что это бессмысленно. Хотя сравнение с комарами правильное: они и впрямь, как комары, будут размножаться быстрее, чем их будут морить.

Генеральный совсем осерчал. Но ведь должен быть выход! И он его придумал. Изгнать всех из Эдема! Оставить только богов и их любимчиков.

Изгнание организовали празднично: костры, хороводы с участием богов. Потом небожители и близкие к ним стояли на капитанском мостике везделёта, а изгнанные стройными рядами проходили внизу и направлялись к центральным воротам рая-Эдема. Пускай сами за себя отвечают, идите уже! В конце концов, их предки были охотниками и рыболовами – так что родовая память поможет им прокормиться, не умереть с голоду.

Против такого изгнания остальные пришельцы не возражали. В этом было даже что-то романтичное: не просто в собственный сад выйти для свидания, а полететь куда-то подальше, мир посмотреть, себя показать.

Удивительнее всего, что не сопротивлялись и сами первочеловеки. Им так наскучила и надоела райская жизнь, что всё больше хотелось вырваться за пределы этого научного инкубатора.

Пожалуй, изгнание из рая было самым важным поступком Генерального. Он сам не понял, какое чудо этим сотворил. Какое развитие может быть у человека в раю? Никакого! А тут, как сказали бы нынче, на выселках, пришлось за себя побороться и многому научиться.

Помимо обязательной работы на шахтах – а шахт уже с помощью панунаков появилось немало на поверхности Голубки – и качалок, и приисков драгметаллов, гладкотелым пришлось научиться выживать! Конечно, Гений не оставлял своих детишек без родительской заботы. Как только Генеральный насылал на них какую-нибудь напасть, Гений тут же придумывал, как их защитить. Например, с помощью высочайших технологий шефу удалось на какое-то время перекрыть инфракрасное излучение от местного светила. И твердь Голубки окутала стужа. Тогда Гений с помощью преданных ему нескольких мастеров научил гладкотелых строить самые примитивные пирамидальные жилища из веток, досок, брёвен. Причём, так, чтобы внутри это жилище мог согревать костёр, дым от которого выходил бы в верхнее отверстие. От проклятой стужи в лесах и на полях погибли ягоды, грибы – всё, чем питались аборигены. Тут гений Гения не подкачал.

Он научил их даже еду выращивать вокруг жилищ на грядках. Мастер генной инженерии и тут проявил свои способности вкупе с высочайшими технологиями. Тогда уже появились первые зерновые культуры, а также домашние овощи.

Интересно, что с тех пор человечество, несмотря на развивающуюся постоянно науку, не вывела ни одного сорта новых зерновых. Пытались, не получается! А те вроде, с точки зрения учёных, недоумки каменных веков это сделали. Как так? Да потому что помогли им небожители, принёсшие с собой высокие технологии, которых у нас и до сих пор не существует.

Конечно, население Голубки делилось теперь на волосатиков, которые не согласились на трансформацию, и гладкотелых. Волосатики выживали сами собой, они были изначально более приспособлены и к стуже, и к заморозкам, жили в пещерах, в которых тоже всегда горел огонь. А вот гладкотелым пришлось помогать. Команда Гения усовершенствовала для них орудия охоты, показала, как создавать каменные топоры, каменные ножи, копья, стрелы. Развитие гладкотелых шло не по дням, а по часам!

Конечно, пытались их сообща обучать. Устраивали лекции, семинары… Слегка приодели в свои космические, титановые, толщиной в две молекулы, ткани, но те всё равно тяготели к шкурам. Видать, с тех пор и сохранилось выражение «шкурный интерес»!

А ещё «боги» наделили своих отпрысков умением говорить. За счёт введённых прививок в период трансформации также в мозг был введён небольшой словарный запас языка Эйфории – нужный для работы. Так что хоть и нелюди, а говорить они уже умели. Правда, совершенно не понимали, что говорят, поскольку слов знали много, а их значение не понимали. Им приходилось объяснять каждое: что означает, к примеру, «труд», «мир», «май» и т.д.

Удивление у всех небожителей вызвала сообразительность, которую могли в отчаянных условиях проявлять гладкотелые. С чего? Никто не знал, кроме самого Змея, в чём причина. Он же ещё на этапе трансформации понимал, какое тяжёлое будущее может ждать наклонированных. И не всегда он будет рядом, они должны сами проявлять сообразительность и потому самый большой процент в трансформ-смесь ввёл фрагментов ДНК от себя и от Поэта. Они всегда должны продолжать проявлять свою смекалку в будущем в веках и сердечность поэтическую, дабы их умение любить никогда не пропало. И сработало!

«Боги» же только продолжали удивляться. Они не знали, что это хромосомки Гения стали всё чаще проявляться в мутантах. Особенно если те попадали в какую-то тяжёлую ситуацию. Срабатывала странная находчивость, несвойственная самим «богам». А положение трансформеров было непростое: центр телепатии подавлен, общаться как-то между собой надо, а значение слов не понимают. И тут эти новоделы проявили, пожалуй, первую свою поголовную сообразительность. Они стали придумывать собственные слова. Причём, самые простые, звукоподражательные, а также на уровне восклицания: «Уй!», «Ой!», «Ай», «Эй!», «Фу!», «Бо-бо!»… «Мыр-мыр» или «быр-быр». Научились они подражать шороху листьев, шуму ветра, морской буре, освоили птичий язык… Догадались подражать детям, их языку младенческому: «Бо-бо», «Ба-ба», «Тя-тя», «Ня-ня», «Дай-дай», «Мне-мне» и «Ням-ням». Загрузив эту новую для «богов» информацию в свои компьютерные программы, творцы получили интересный вывод. Оказывается, «мыр-мыр» мутанты произносили, когда им было холодно. «Быр-быр» — пытаясь кого-то от чего-то остеречь. Когда хотели есть, чётко говорили «Ням», а когда миловаться – «Ням-ням»: это означало, что миловаться для них было в два раза приятнее, чем кушать.

Богам и самим понравились эти простые, но очень чувственные словечки. И они стали вводить их в свою речь. И заходя к Кормильцу на его кухню, требовали уже не есть или жрать, а «Ням». Но особенно «богам», конечно, нравилось «ням-ням»!

Но об этом секрете Гения, как он наклонировал находчивое сердечное человечество, знали ещё только Неописуйка и Поэт. Остальные члены звездолёта были заняты не размышлениями о будущем первочеловеков, а о своём настоящем.

Кстати, в те же времена была впервые для письменных знаков использована глина. Глины было немерено на тверди Голубки. Она была технологична: легко запекалась на огне, а пока мягкая, на ней можно было выводить разные знаки. Различные звукосочетания первочелы догадались изображать разными клинышками. В это трудно сейчас поверить, но они сами изобрели свою первую письменность! Эти глиняные дощечки, на которых были выскребаны клинышки, Поэт называл «скребали»!

Кстати, в то время были одомашнены и первые животные. Но это не была заслуга Гения и небожителей, а наоборот. Ни одни высочайшие технологии Эйфории не могли, оказывается, сравниться с навыками аборигенов Голубки за многие предыдущие тысячелетия. О них поведала Гению Взрачка. У неё был брат, которого в племени называли Большой Па. Большой Па решил не участвовать в трансформации а остаться таким, каким создала его природа. Дело в том, что он в своём племени считался ясновидящим. И понимал: не все должны превратиться из его народа в трансформеров. Кто-то должен остаться таким, как создала его природа-мать. Сегодня о нём никто не знает, но его заслуга перед человечеством и нами безусловна и велика. Но об этом в следующей главе.

Страница: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16


 Рассказ «Антон»
 Рассказ «Мир»
 Телохранители и бочка
 Агент Галя

Войдите, чтобы комментировать
 
avatar
5000
Дмитрий
Дмитрий

Невероятно остроумно. С интересом прочитал. Хороший был человек :(