ЛЮБОВЬ И НЕФТЬ


Глава 8. Божественный тупик.

Однако радость творцов оказалась преждевременной.

Уловив своими локаторами «божественный» замысел, волосатики так испугались, что им хотят изменить эгрегор и менталитет, что разбежались от надувного Эдема в разные стороны. Особенно недоумевали они насчет имиджа – что это такое, почему он у них должен быть изменен. Эти загадочные понятия – эгрегор, менталитет, имидж – явно таили какую-то угрозу для их будущего.

Никто из аборигенов не мог понять, за что боги так разозлились, что хотят им устроить цивилизацию, а что еще хуже – сделать поголовно счастливыми трудящимися. Обижало и то, что небожители называли их человекозаготовками.

У богов обозначился явный тупик. Трансформзамес был заготовлен на тысячи обитателей Голубки, а самих обитателей никак не удавалось поймать, уговорить, заманить… Сданная небожителями кровь отстаивалась, расслаивалась на генетические слои в специальных гравитационных разделителях. Нуклеоиды начинали скисать и бродить даже в морозилках. А плоть, в которую эту отстоянную информацию следовало ввести, то бишь туземцы, растворилась среди местной флоры и слилась с фауной.

В чем дело, догадался, естественно, Гений. Эти недочеловеки совершенно не кстати протелепали божественный замысел по их переделу, восприняли его как божественный беспредел и с испугу попрятались по лесам, полям, кустам и горам.

Увеличивавшееся с каждым днем сердце гения сочувствовало этим мирным трогательным биопопулянтам Голубки. Но он каждый раз брал себя в руки. У них на Эйфории было жесткое правило: «Раз надо, значит, надо!»

Генеральный тут же издал указ впредь всем членам экспедиции думать очень осторожно, не допускать мыслей, пугающих волосатиков. Наоборот! Срочно требовалось послать местным чудикам мессидж о том, какое в результате божественного передела ожидает их светлое будущее и поголовное счастье в результате демографического взрыва!

Так теперь в своем воображении должен был представлять каждый член экспедиции, а телепатики наверняка эти благостные ощущения считают и перестанут бояться пришельцев и, желая стать счастливыми, поголовно, сами вернуться к Эдему.

Конечно, можно было пойти на крайние меры. Полететь над Голубкой на своих дрифтерах и скользянках на воздушной подушке и с помощью магнитных ловушек и сачков заловить несколько волосатых особей, усыпить их и сделать им мутационные инъекции. Но Гений был решительно против. Он сразу предупредил, что нельзя ни в коем случае пугать будущих человеков. В стрессе обмен веществ тормозится и раствор не усвоится! И могут вообще получиться не трудящиеся, а монстры, аморфные, ленивые, ни на что не способные. Ничто хуже не действует на ДНК, нежели страх.

Их ублажать надо! Заманивать.

Генеральный в последний раз согласился уговорить волосатиков на счастливую трансформацию. И чтобы посыл-мессидж был еще более мощным, стал собирать всех членов экспедиции. С утра все должны были по его приказу синхронно думать о грядущем счастье человекозаготовок.

И опять никому из богов в голов не пришло – как можно уговаривать стать счастливым того, кто никогда не был несчастен!

Правда, порой волосатики вступали в телепатический контакт с богами, задавая вопросы, на которые у богов не было ответа. Например: что такое счастье? С чем можно сравнить ощущение от него, сильнее оно, чем послевкусие от вырезки из анаконды или нет? Нелегко оказалось найти в себе правильное ощущение счастья. Ни у кого из пришельцев этого ощущения никогда не было. Они же были поголовно счастливыми по конституции – раз надо, значит, надо! Но объяснять волосатикам, что такое конституция, не бралась даже Правосудка. Оно бы их окончательно напугало.

Чуть ли не сто лет уговаривали небожители безрезультатно и гонялись со своими синхрозаманухами по Голубке за волосатиками, пытаясь воспроизвести в себе не конституционное, а сердечно-резонансное чувство счастья. В конце концов поняли, что все это бесполезно и стали готовиться по приказу Генерального ловить местных бездельников и затаскивать в Эдем помимо их воли, без всяких уговоров с помощью синхрозаманушных капканов.

По традиции, перед тем как издать очередной указ, Генеральный сказал речь.

«Я собрал вас здесь, чтоб сообщить очередное пренеприятнейшее известие. Уже несколько сот местных лет, как мы с вами находимся в этой вселенской загогулине, на планете, которую распирает от ее потенциала и ресурсов. Но нами они до сих пор не реализованы! Недра не копаны, вулканы не доены… А в это время наша родная Эйфория остывает, сердца эйфористов уменьшаются в своих размерах и стынут. А мы? Даже не можем из местного материала, из местной массы создать достойных трудящихся! У нас до сих пор некому работать, так сказать трудиться! Поэтому смелее, вперед! Каждый возьмите побольше стрел-невидимок со снотворным и тащите эти человекозаготовки сюда. А дальше проблема Гения, как снять с них стресс и приступить к переделу. Итак, все на охоту за недоумками! Объявляю соревнование: кто больше настреляет и притащит заготовок, будет на Эйфории повешен на Доску почету Объединенной организации планет Великого параллелограмма.

Но даже охота суперчеловеков за недочеловеками не привела к желаемому результату! Волосатики опять уловили очередную провокацию небожителей и попрятались по норам в горах раньше, чем те взлетели над Голубкой на своих дрифтерах-скользанках.

Вот тогда у наших далеких предков впервые и зародился страх перед богами. И продолжал жить в потомках многие тысячи лет, независимо от религий и от имен этих богов. И до сих пор большинство на нашей планете вроде как в богов верит, но им не доверяет. Впервые это чувство поселилось в генах наших предков еще тогда, до Великого генетического передела-беспредела.

Дыры, ведущие в норы аборигенов, были настолько узкими, что боги со своими ранцами – воздушными подушками не могли в них залететь. В них можно было пробраться только ползком. Но Генеральный сразу всех предупредил, что небожественное это дело, ползать: рожденный летать ползать не может!

И только один Гений по вечерам облетал на своем реактивном ранце эти убежища волосатиков, перед каждым из них разжигал огонь. Он уверен был, что в их норах было темно, сыро и холодно… Его ожившее сердце каждый раз неприятно сжималось, когда он об этом думал. И не было для него более приятного зрелища, чем наблюдать в ночи, как множество огоньков светятся из глубины жилища его любимых будущих человеков!

Страница: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16


 РАБОТАТЬ ХОЧЕТСЯ
 «Тайная» история Тартарии — финал
 Цветочный бальзам. Глава 2
 Рассказ «Мир»

Войдите, чтобы комментировать
 
avatar
5000
Дмитрий
Дмитрий

Невероятно остроумно. С интересом прочитал. Хороший был человек :(