Мафия: Возвращение в Лост Хэвен


ЧАСТЬ ЧЕТВЁРТАЯ. ДОЛГ.

ГЛАВА 13

Детектив Норман долго ждал этого момента. Когда он с гордо поднятой головой войдёт в бар Сальери и арестует знаменитого дона. Несколько полицейских в штатском убедились, что Эннио Сальери и его подручные находятся на месте, и позвонили в участок из телефонной будки. Единственное, что вызывало беспокойство, это наличие гражданских лиц в баре. Поэтому действовать следовало очень осторожно. Когда отряды полицейских, ФБРовцев и национальной гвардии заняли свои позиции, несколько офицеров полиции вошли в помещение через центральный вход, предъявили свои удостоверения и приказали всем посетителям выйти на улицу.
— Позвольте, что происходит? — спросил удивлённый Луиджи.
— Не волнуйтесь, всё в порядке.
— В каком ещё порядке? Объясните мне, что тут творится?

Он не успел получить ответа, так как в этот момент в здание с центрального и заднего входа ворвались несколько вооружённых человек. Ральфа Интерланди и Винченцо Спадафору уже вели в полицейский автомобиль, Лукас Бертоне был арестован раньше. Когда Луиджи Корбини и несколько гангстеров под прицелом ружей и автоматов вывели из бара, в кабинет дона Сальери неспешно вошёл детектив Норман.
— Кто Вы и что здесь происходит!? — разъярённо прошипел мафиози.
— Я детектив Норман. А Вы арестованы, мистер Сальери.
— По какому праву? Я честный бизнесмен! Я буду жаловаться! Ты у меня тротуары будешь подметать!
— Всё, мистер Сальери, Ваше могущество лопнуло, как воздушный шарик. У нас есть свидетель, который даст против Вас и Ваших головорезов показания на суде.
— Понятно. Это чёртов ублюдок Томми. Жаль, что Сэм с ним не справился.
— Так что вставайте и проходите в машину. Не советую делать глупости, здание окружено. Мы привлекли федералов и гвардейцев, так что любое сопротивление бесполезно.

Эннио Сальери сделал такое лицо, что детективу на какое-то мгновение стало его жалко. Он не понимал, откуда могло появиться такое чувство к отъявленному преступнику, но оно обожгло его душу каким-то странным огнём.
— Что будет с баром?
— Его выставят на торги.
— Кого ещё арестовали?
— Всех.
— Отпустите Луиджи, Ральфи и Лукаса. Они не убийцы и действовали по моим приказам. Они не причём.
— Суд разберётся, — тихо сказал Норман, почувствовав, как защемило его сердце от этой благородной фразы…

«Silver Fletcher» Алессандро Драгонетти поднимался по извилистой дороге в район Oak Hill со стороны района Oakwood. Он заехал на территорию особняка, после чего Алессандро выскочил из машины и побежал к калитке в заборе, расположенном на границе двух участков. В соседнем особняке проживал его брат, которому предстояло узнать нечто немыслимое.
— Чечилия, где Фабио? — спросил он жену брата, играющую во дворе с детьми.
— Он на балконе.
— Спасибо!

Он забежал в дом и ринулся на второй этаж. На просторном балконе сидел его брат и наслаждался изысканной кубинской сигарой.
— Фабио! Их всех арестовали! — на ходу закричал Алессандро.
— Кого арестовали?
— Всех! Дона Сальери, Луиджи, Ральфи, Лукаса, Винченцо, остальных ребят.
— Мне кажется, волноваться не стоит. Вряд ли полиция сможет что-то сделать с доном Сальери и его людьми.
— Я тоже так думал, пока не узнал, что их всех сдал Томми Анджело. Он будет давать показания на суде, а потом ему дадут новое имя, и скроют с семьёй в другом городе по программе защиты свидетелей.

Лицо Фабио сделалось мрачным. Он положил свою гавану в круглую пепельницу с четырьмя выемками под сигары и о чём-то задумался.
— Луиджи — отец его жены Сары. Получается, он сдал полиции своего тестя? — удивлённо спросил он брата.
— Да! Этот грязный ублюдок пошёл на это! Интересно, как Сара теперь будет жить с ним?
— Не знаю. Я ума не приложу, что с ним случилось. Он много лет работал на дона Сальери, а потом стал каким-то странным. После убийства Сэма, я думал, что он уедет в другую страну и попытается где-то затеряться. Но эта тварь решила всех сдать.
— Помнишь, мы много лет назад думали, не вступить ли и нам в мафию?
— Да, лет десять уже прошло с тех пор. Мы тогда поступили абсолютно правильно. Иначе этот дьявол во плоти и нас бы сдал.
— Вот и я об этом.
— Интересно, что теперь будет с баром Сальери?
— Наверняка выставят на торги.
— И мы должны будем купить этот бар. Иначе его купит кто-то другой. Дон Сальери спас нам жизнь, и я не хочу, чтобы его детище перешло в чьи-то грязные руки. А ещё мы должны как-то помочь дону Сальери и ребятам.
— До суда мы вряд ли чем-то ему поможем. Если Томми будет давать показания, никакие адвокаты, похоже, не помогут. Но мы всё равно попытаемся. А если дона упекут за решётку, вместе с дядей Филиппе и епископом Сантоканале надо будет подумать, как его вытащить оттуда.
— Пожалуй, ты прав. Кстати, у нас теперь нет защиты дона Сальери.
— Дьявол! Надо бы найти эту мразь Томми и прикончить его.
— Если бы всё было так просто. Он сейчас наверняка в таком месте, что и на танке туда не проберёшься. Для полиции это такой шанс упечь одного из наиболее именитых мафиози за решётку, поэтому они будут охранять свидетеля лучше чем Президента.
— Да, скорее всего. В любом случае, время до суда есть, надо связаться с дядей Филиппе и епископом Сантоканале. Пусть приедут вместе с лучшими юристами, а мы тут ещё и местных законников наймём.

Связавшись с дядей и епископом, братья узнали, что до суда действительно предпринимать ничего не стоит. Единственное, что нужно было сделать, это выступить в суде с положительной оценкой дона Сальери и его людей. Епископ Сантоканале постоянно вёл духовную практику и обладал хорошей интуицией, поэтому к нему всегда прислушивались. Обычно все с каким-то таинственным волнением наблюдали, как он закрывал лицо ладонями и некоторое время молчал. Затем потирал ладонями лицо и приводил себя в обычное состояние, рассказывая, как по его мнению следует поступить. Вот и в этот раз он, похоже, по какому-то только ему известному алгоритму просчитал разные варианты поведения и выбрал из них правильный.

Он также сообщил, что Сальери сам наймёт высококлассных юристов, которые будут пытаться поймать Томаса Анджело на противоречиях и заронить семя сомнений в душу судей. Общественное мнение будет накалено до предела против мафии, поэтому, скорее всего, никого не отпустят. Но потом, когда эмоции схлынут, нужно будет юридическими методами добиваться досрочного освобождения тех, кто не запятнал себя убийствами. А вот с Сальери и Винченцо будет гораздо сложнее. Но епископ сказал, что безвыходных ситуаций не бывает, и он вместе с Филиппе и другими людьми будет продумывать варианты вызволения их на свободу.

В день суда в одиночную камеру, где находился Томас Анджело, вошли несколько сотрудников ФБР и полиции. Они принесли с собой синюю полицейскую форму и актёрский грим. Томми переоделся, после чего один из агентов с непроницаемым лицом аккуратно загримировал его лицо. В таком деле никакие меры предосторожности не будут лишними. Когда всё было готово, все направились к выходу. Прямо возле двери на территории тюрьмы стоял броневик, куда вся кампания мгновенно и забралась. Броневик выехал за ворота и в сопровождении нескольких полицейских машин и грузовиков с военными направился к зданию суда. Весь город был перекрыт, и колонна на огромной скорости ехала по улицам, абсолютно невзирая на сигналы светофоров.

А в это время возле здания суда несколько офицеров полиции чертили мелом на асфальте линии, за которые нельзя переступать тем, кому не положено. Убелённый сединами комиссар местной полиции, размахивая каким-то документом, громким командирским голосом вещал в толпу репортёров и зевак: «Слушайте меня внимательно! Моим бойцам отдан приказ, по которому они имеют право стрелять на поражение по гражданским лицам, которые пересекут эту линию! Не советую шутить, дело очень и очень серьёзное! Без специальной команды приближаться к зданию суда нельзя!». Несколько человек с ружьями и автоматами рассредоточились около здания суда и направили дула своего оружия в сторону толпы. Все окрестные дома были взяты под контроль и тщательно проверены, на случай, если там решат обосноваться снайперы, работающие на мафию, чтобы убрать главного свидетеля.

Вдалеке послышался рёв полицейских сирен. Из-за поворота выехал броневик в сопровождении полицейских «Шубертов». Около входа в здание он резко затормозил, немного кивнув кабиной при остановке. Мало кто узнал в одном из «полицейских» Томаса Анджело. Его провели в одну из комнат, где он снова переоделся в свою обычную одежду. В зале суда, где царила очень нервная обстановка, он вошёл, опустив взгляд. Он не хотел встречаться глазами с теми, кого он сдал. Во время дачи показаний он немного заикался, прежде всего от волнения и каверзных вопросов адвокатов дона Сальери. Но, как и ожидалось, отвертеться мафиозникам не удалось. Адвокаты и сам Сальери попросили суд отпустить Лукаса, Ральфа и Луиджи, но общественное мнение сыграло свою роль, и им дали по восемь лет. Это решение удивило даже обвинителей. Винченцо Спадафора за свои оружейные дела получил пятнадцать лет тюрьмы, доказать его причастность к убийствам не удалось. Братья Драгонетти тоже выступили в этом процессе, но их лестные оценки ребят никак не повлияли на приговор.

Сальери получил пожизненный срок. Похоже, он догадывался об этом, поэтому спокойно воспринял этот приговор. Когда судья, постоянно вытирающий пот от нервного напряжения, зачитал приговор и стукнул по столу своим деревянным молоточком, он разлетелся вдребезги на множество мелких щепок. Все на некоторое время застыли в оцепенении, но потом постепенно все пришли в себя. В своём последнем слове Сальери обратился к Томми. Тот неизвестно откуда знал, что именно так и будет, поэтому ещё больше понурил голову, чтобы не видеть испепеляющего взгляда Эннио Сальери.
— Я хочу обратиться к тебе, Томми. Я не буду долго говорить, ты и сам всё прекрасно понимаешь. Мы живём по нашим законам, которые нельзя нарушать. Ты нарушил один из важнейших законов, омерту. Поэтому ты обречён. Никакие чужие паспорта и переезды тебя не спасут. Рано или поздно тебя найдут, и ты будешь убит. Это наш закон.

Во время этих слов графин с водой, стоявший на столе у судьи без каких-либо прикосновений или тряски стола, ни с того, ни с сего рухнул на пол и разбился. По залу снова прокатился испуганный гул, а судье стало плохо и пришлось обмахивать его платком. Братьям в суматохе удалось подойти к массивной клетке, в которой содержался Сальери, и шёпотом сказать ему, что они вытащат его на свободу. Полицейский отогнал их от решётки, но они уже успели сказать ему то, что хотели. После судебного заседания осуждённых развезли по разным тюрьмам. Томас Анджело ещё долгое время находился в здании суда, пока не разойдутся газетчики, телевизионщики и зеваки. Чтобы отвлечь публику, на полицейском автомобиле увезли человека, похожего на Томми. Все решили, что это именно главный свидетель, просто теперь его уже не нужно так сильно охранять, так как свои показания он уже дал. Только спустя длительное время он снова переоделся в полицейского, и его без лишней шумихи вывезли из суда. А один из «зевак», узнав результаты суда, сделал звонок из телефонной будки. Человек на другом конце провода был очень обрадован таким решением суда. Всё складывалось для него как нельзя лучше…

Алессандро и Фабио решили не жалеть денег и приобрели, обойдя других желающих, бар Сальери, комнатку Винченцо и автосервис Лукаса Бертоне. Им пришлось заплатить приличную сумму, но это было для них делом чести. Тем более, что жизнь не любит жмотов. Братья наняли сотрудников и обзавелись новыми источниками дохода. Посетителей было много, потому что всем хотелось побывать в легендарных «мафиозных» местах. Однажды, когда братья сидели в кабинете, ранее принадлежащем дону Сальери, к ним вошли их охранники. Их лица были такими напуганными, что они не могли произнести ни слова, лишь показывая руками в сторону входа. Фабио и Алессандро насторожились и пошли в сторону барной стойки. Их лица стали такими же, как и у их охранников, потому что за одним из столиков в окружении своих телохранителей сидел… дон Антонио Морелло.
— Привет, ребята, не ожидали? — ехидно улыбаясь, произнёс гангстер.
— Не может быть, — одновременно выдохнули братья.
— Может, может, — вместе со своими соратниками рассмеялся Морелло.
— Но… как это возможно?
— Вы недооцениваете меня. Кстати, сейчас вы будете платить долю мне. Никогда не думал, что буду доить бар Сальери! — снова расхохотался Антонио.

***

Водитель броневика, перевозившего Томаса Анджело, был очень рад, что никаких происшествий во время этой поездки не произошло. Его ожидала премия, но нервное напряжение всё равно сказывалось. Вот и ночью ему снилось, что он должен непременно очень быстро вести свой броневик, потому что если сбросить скорость, он взорвётся изнутри, и никакая броня ему уже не поможет. Он пригнал свой автомобиль к зданию суда, проехав сквозь висящую в воздухе клетчатую ленточку. За ней стоял сияющий от радости комиссар полиции, вручающий ему огромную денежную премию.

Страница: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30


Смотрите также

 Freeride Extended Mod by Firefox3860
 Война без победителей
 Обзор мода Colt 1911
 История дона Морелло

avatar
5000
jimmy
jimmy

Cool! :)