Мафия: Возвращение в Лост Хэвен


ГЛАВА 16

Филиппе Кальтаджироне и епископ Сантоканале прибыли в Лост Хэвен и остановились у братьев Драгонетти, особняки которых граничили друг с другом. Им нужно было обсудить сложившуюся обстановку и продумать план своих действий. Ни у кого не было ни малейших сомнений, что Эннио Сальери и других ребят нужно было вытаскивать из тюрьмы. Насчёт Лукаса, Ральфа и Луиджи особых опасений не было, так как они не были убийцами и получили восьмилетние сроки только из-за огромной общественной волны негодования, направленной против мафии. Но эта волна не может длиться вечно, а юристы не зря едят свой хлеб. Клад, найденный когда-то на территории живущего неподалёку Вудгейта, и помощь дона Сальери в организации бизнеса позволяли не заботиться о финансовой стороне этого предприятия. Но что делать с Сальери и Винченцо Спадафорой? Одними юристами тут не поможешь. Здесь придётся действовать как-то по-другому.
— Епископ, что Вы скажете? — спросил Филиппе, когда они вместе с обоими братьями собрались в закрытой комнате.
— Дело сложное. Но ничего невозможного нет. Для начала я бы советовал найти лучших юристов, которые будут заниматься делами Луиджи, Ральфи и Лукаса. Там есть реальная возможность добиться снижения срока их отсидки. Только надо их предупредить, чтобы вели себя хорошо за решёткой, это влияет на время освобождения. Попутно я бы советовал оборудовать бункер в подвале бара Сальери, только, разумеется, не афишировать это. Я чувствую, что мы сможем вытащить дона Сальери, только мне надо будет определить правильную последовательность действий.
— Как Вы это делаете, епископ? — поинтересовался Алессандро.
— Это трудно объяснить словами. Мне сложно что-то предугадать просто так. Обычно я задаю сам себе вопрос: «Правильно ли будет, если поступить вот в такой-то ситуации вот так-то?». Затем «отключаюсь» от внешнего мира и слушаю свои ощущения. Если внутри непонятная тревога или дискомфорт, значит так поступать не стоит. Если «душа поёт», значит это правильный выбор.
— Мистика какая-то.
— Здесь нет мистики. Есть люди, которые обладают способностями во много раз большими, чем я. Но и там мистики нет. На самом деле чудес не бывает. То, что мы называем чудом, это обычное явление для тех людей, кто знает, что это такое. Просто подавляющее большинство людей не знают об этом, и им кажется, что это что-то невероятное.
— А почему именно Вам такие ответы приходят?
— На самом деле они приходят всем. Только многие люди не прислушиваются к самим себе.
— А что с бункером? Дон Сальери, если удастся его вытащить, будет там жить? — голос Алессандро был внимательным и серьёзным.
— Да. Ему нельзя будет жить открыто. Надо будет провести туда несколько воздуховодов, сделать место для запасов еды и воды, организовать возможность уйти через чёрный ход, если кто-то сможет узнать о бункере и добраться до него. А я буду продумывать разные варианты действий и смотреть, стоит ли действовать именно так. Фактически, придётся заниматься перебором вариантов.
— А что Вы можете сказать предварительно?
— Предварительно есть два варианта — силовое нападение на тюрьму и подмена заключённого кем-то другим.
— Мы пришлём из Италии людей, они помогут всё это организовать, — добавил Филиппе. — Ещё мы пришлём человека, который будет заниматься подделкой документов, это обязательно нам понадобится. Это будет специалист, подделывающий исторические документы.

Братья изумлённо переглянулись.
— Исторические? — с удивлением спросил Фабио.
— А вы думали, история правдиво записывается? — рассмеялся епископ. — Сидят честные дяди и как есть на самом деле записывают все исторические события? Нет. История — это, если хотите, один из видов оружия, и её выдумывают те, у кого есть власть и сила.
— Подождите… Так что же, вся история неправильная? — братья уже забыли о Сальери, настолько интересной показалась им эта тема.
— Ну, не вся. Но в основном это выдуманная история. Просто с течением времени меняются методы и технические средства, но смысл всегда остаётся. Вот представьте древний документ. Где гарантия, что там написана правда?
— Ну…
— Нет такой гарантии. Ещё больше такой гарантии нет в документах, которые якобы являются копиями с древних оригиналов. Тут всё просто. Сидит человек и пишет, что ему говорят. А потом эту бумажку объявляют копией какого-то документа.
— А если кто-то потребует оригинал?
— Прекрасный вопрос! Потому что когда кто-то потребует оригинал, ему скажут: «Извините, уважаемый, оригинал потерялся, украли, разрушился от времени, и вообще какое твоё дело? Вот тебе копия и заткнись».
— Но ведь наверняка кто-то пишет и правдивые документы?
— Разумеется. Но у тех, у кого есть власть, есть и специальные люди, которые такие документы уничтожают. Как правило, вместе с теми, кто посмел написать правду. А если что-то не смогли уничтожить, высмеивают и объявляют фальшивкой. Уж мы-то знаем, о чём говорим. В борьбе за власть все методы хороши.
— А вообще, для чего выдумывают такую историю? Ну, в смысле, какие-то примеры, может быть, приведёте?
— Ну допустим… Вот представьте, что вы живёте на чужой земле, которая на самом деле принадлежит другим людям. И эти люди стали догадываться, что это их земля, и вас придётся с неё согнать. Так вот, если у вас есть власть и соответствующие возможности, вы стряпаете «копию» древнего документа, где вымышленный древний историк пишет о том, что эта земля на самом деле является вашей. Те люди читают эту фальшивку и говорят: «Ну что ж, ошиблись мы. Это действительно их земля. Это ведь древний историк написал». И нападать на вас уже не будут, так как будут считать, что вы законно живёте на этой земле.
— Интересно…
— Вот именно. Или, допустим, какой-то древний правитель якобы издал какой-то указ. Или якобы собрались какие-то люди и приняли какое-то решение, которое повлияло на развитие всего мира. Или один народ выставили героем, а другой ничтожным. И теперь этот народ ничего не может сделать, потому что уверен, что он ничтожен. А на самом деле он велик. Ну и так далее. И что самое главное — древние события нельзя проверить! Даже в современных событиях вам могут задурить голову, а если что-то якобы было в прошлом, то там можно выдумывать любые вещи. Так, ладно, давайте пойдём отдыхать, а завтра будем просчитывать наши планы.

Все сочли это предложение разумным, потому что братья Драгонетти, в отличие от их дяди и епископа Сантоканале, были под впечатлением от услышанного. И это притом, что узнали на самом деле не так уж и много, только общие штрихи. А вся правда была настолько невероятной, что её оставили «за скобками». Филиппе поинтересовался у епископа, стоило ли вообще начинать этот разговор, но тот ответил, что будет лучше, если Алессандро и Фабио будут хотя бы примерно представлять, как всё это устроено на самом деле.

На следующий день Сантоканале с самого утра запасся бумагой и карандашами и в уединении долго размышлял и рисовал пока что только ему понятные схемы. Периодически он перечёркивал свои схемы и выбрасывал исписанные листы, начиная думать и рисовать снова. Было похоже, что в его голове находился какой-то лабиринт, и епископ должен был найти выход из него, пробуя всё новые и новые варианты. Наконец ему удалось составить удобоваримые графики, и по его лицу расползлась довольная улыбка. Он понимал, что план придётся ещё корректировать по ходу дела, но основная канва уже ясно для него прорисовывалась. Он аккуратно переписал на чистый лист свои соображения, чтобы на нём не было ничего лишнего, а потом немного перекусил и отдохнул.

Фабио и Алессандро доделали свои текущие дела, и вместе с дядей Филиппе и епископом Сантоканале снова собрались на «военный совет». Чечилия принесла им кофе и еду, после чего удалилась. Не женское это дело — вызволять мафиозных деятелей. Информацию, разумеется, тоже от неё скрывали. Уже огромное количество тайн на протяжении веков было раскрыто из-за того, что женщины любят «по секрету» с кем-нибудь поболтать. А потом об этом узнают все. Братья достали из хьюмидора длинные изысканные сигары и аккуратно подрезали их «шапочки», после чего угостили ими своих дорогих гостей. Затем то же самое сделали и для себя. Алессандро поставил на стол сигарную пепельницу, а Фабио зажёг спичкой длинную лучину, от которой все постепенно раскурили свои сигары. Правильные условия хранения не позволяли сигарам пересохнуть, поэтому для их раскуривания требовалось больше времени, чем если бы там был обычный пересушенный табак. Сигары равномерно прожглись, и вся честная кампания начала серьёзное обсуждение.
— У меня кое-что проклюнулось, — начал разговор епископ. — План не окончательный, но стратегия должна быть верной.
— Не томите нас, епископ, — с улыбкой на лице произнёс Филиппе Кальтаджироне.
— Хорошо, не буду, — рассмеялся епископ. — Так вот. Что мы имеем? Мы имеем ситуацию, когда нужно вызволить из-за решётки двух человек, Эннио Сальери и Винченцо Спадафору. Сначала я задумался, что если вызволить дона с помощью нападения на тюрьму? Сразу же всё моё естество запротестовало, причём даже логически этот вариант не был подходящим. Дело в том, что Сальери для криминального мира гораздо более важен, чем Винченцо, а значит охранять и искать его в случае побега будут гораздо тщательнее. К тому же тюрьма в Фоксбургхилле гораздо сложнее с точки зрения нападения на неё. Соответственно, силовой вариант для Сальери не подходит. Значит, его нужно кем-то заменить.
— Кем-то похожим на него? — выпуская дым, спросил Алессандро.
— Да. Но и здесь не сразу у меня всё сложилось. По моим ощущениям, просто так заменить его вряд ли удастся, но после хитрой многоходовки можно будет это сделать. Сначала надо найти похожего человека…
— Простите, епископ, что перебиваю Вас, — учтиво произнёс Фабио, — но никто не согласится мотать срок за Сальери.
— Ты правильно мыслишь, Фабио. Именно поэтому искать такого человека нужно в определённых местах, — с загадочной улыбкой на лице произнёс Сантоканале.
— В каких?
— В психиатрических лечебницах.
— Но как мы узнаем, кто похож на дона Сальери, а кто нет? Там ведь всё закрыто, они даже информацию не дают о своих пациентах?
— Да, это сложно. Но за деньги можно заполучить любую информацию.
— Хорошо. Допустим, мы нашли такого человека. Как мы его оттуда вытащим? — поинтересовался Алессандро.
— Нужно будет подкупить кого-нибудь из сотрудников. Чтобы пациент «сбежал» или ещё что-то такое.
— Но его же будут искать?
— Сбежавший пациент может погибнуть. Ну, разумеется, не пациент, а кто-то хотя бы отдалённо похожий на него. А чтобы не узнали его, можно будет, например, подстроить пожар или ещё что-то. Но здесь у меня есть сомнения. Полиция, скорее всего, что-то заподозрит. Но это не страшно. Если это произойдёт, пусть они думают, что кто-то действительно хочет вызволить Сальери. В этом случае специальный человек, которого мы пришлём, обучит дона Сальери определённым типам поведения, чтобы его признали сумасшедшим. А раз так, то его будут переводить в Красный Суррейхэм, в психушку для бандитов. Я подключу кое-какие свои связи, чтобы решение о его переводе было принято. И вот тут мы пустим слух, что мафия хочет отбить дона во время его перевозки. Легавые, само собой, подключат все мыслимые и немыслимые силы, чтобы это предотвратить. Никакого нападения не будет. В итоге сложится впечатление, что план мафии провалился.
— А что потом?
— А потом нападение на Арнемхольм, где содержится Винченцо. Вся полиция на ушах, и до Сальери никакого дела им уже не будет. И вот тут мы его подменяем на психа в Красном Суррейхэме. Как именно, я пока не знаю, но этот вариант мне показался наиболее приемлемым.
— Да-а-а, сложный план.
— Тут простыми методами не обойдёшься.
— А если псих окажется таким, что будет всячески разоблачать нас?
— Эта проблема тоже решается. С помощью специальных врачей и препаратов. Но мне почему-то кажется, что до этого не дойдёт. В общем, действуем поэтапно, осторожно и последовательно. После каждого нашего действия смотрим реакцию на это действие. Если мы где-то ошибёмся, придётся вызволять Сальери с боями. До этого лучше не доводить, поэтому действуем чётко по плану, хоть он и будет корректироваться и дополняться по ходу дела, и без паники.
— Хорошо, — произнёс Фабио. — Что мы будем делать в первую очередь?
— Займитесь с Алессандро поиском лучших юристов и встретьтесь с заключёнными Лукасом, Ральфом и Луиджи. Предупредите их о хорошем поведении. Мы с Филиппе вернёмся в Италию и пришлём сюда несколько наших людей.
— Спасибо Вам, епископ, — сказал Алессандро, к словам которого кивками головы присоединялся Фабио. — Вы нам очень сильно помогаете. И тебе, дядя Филиппе, тоже спасибо.
— Да ладно, — засмущался Кальтаджироне.
— Для меня всё это очень интересно, участвовать в таком сложном деле. Ну и помочь хочется, — добавил Сантоканале.
— Кстати, а что нам делать с Морелло?
— Пока делайте вид, что ничего не происходит, и платите ему деньги. Он ничего не должен заподозрить. Сейчас не до него, не надо распылять свои силы, да и бороться с ним пока что будет тяжело. Если вытащим дона Сальери, с Морелло можно будет разобраться. Хотя и тут надо будет подумать, стоит ли оно того. Ну ладно, пока займёмся этим делом, а там видно будет.

***

Филиппе Кальтаджироне ночью лицезрел необычный сон. Кутерьма с подменными планами превратилась в сюрреалистическую картину, в которой он ездил по городу и менял местами машины с разными пассажирами. Сначала он отвёз в определённое место Винченцо, там пересел в машину с Сальери и отогнал её в другое место, где находился автомобиль с необычным пассажиром. У него была собачья голова, и он постоянно лаял…

Страница: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30


Смотрите также

 Alive Bars Mod — финальные штрихи
 Цветочный бальзам. Глава 2
 Происхождение мафии и её развитие
 Обновлённые мерседесы

avatar
5000
jimmy
jimmy

Cool! :)