Мафия: Возвращение в Лост Хэвен


ЧАСТЬ ПЯТАЯ. ВОЗВРАЩЕНИЕ.

ГЛАВА 17

Братья добились свидания в тюрьме с доном Сальери и решили рассказать ему о своих планах. Эннио несказанно обрадовался, когда увидел в комнате для свиданий Фабио и Алессандро.
— О, кого я вижу! — радостно воскликнул он.
— Как здоровье, дон Сальери? — спросил Фабио.
— Здоровье в порядке. Но оно станет гораздо лучше, когда этот чёртов предатель Томми превратится в сито для муки.
— Не волнуйтесь, дон Сальери, этот ублюдок за всё ответит, где бы полиция его не скрывала, — тихим голосом произнёс Алессандро, хотя стоявший за дверью охранник вряд ли их услышал бы.
— Что с моим баром?
— Мы выкупили его на торгах. Не хотели, чтобы он достался кому-то ещё.
— Спасибо.
— Дон Сальери, — Фабио замялся, — Вы не поверите…
— Да говори же!
— Морелло жив.
— Как это жив? Ты ничего не перепутал?
— Я и сам был бы рад перепутать, но это так.
— Но как это возможно?
— Он не сел в тот самолёт. Когда Поли, Сэм и Томми его взорвали, на его борту Морелло не было. Он решил всех обхитрить и не стал туда садиться, чтобы все думали, что он улетел. Он лично приходил к нам и всё рассказал, теперь мы вынуждены платить деньги ему.
— Вот дьявол! Я тут сижу в тюряге, а этот везучий ублюдок снова вышел сухим из воды!
— Дон Сальери, — ещё тише произнёс Алессандро, — мы с дядей Филиппе и епископом Сантоканале разработали план, чтобы вытащить Вас.
— Вы собираетесь атаковать тюрьму?
— Вряд ли, но как запасной вариант мы это держим в голове. Мы хотим подыскать какого-нибудь психа, похожего внешне на Вас, а потом подменить. Похоже, придётся переводить Вас в Красный Суррейхэм, в психушку для преступников. Более подробно пока сказать не могу, из Италии должны прибыть специальные люди, чтобы всё это подготовить.

В этот момент охранник открыл дверь и громко сказал:
— Парни, закругляйтесь.
— Сейчас, одну минуту, пожалуйста! — попросил Фабио.

Охранник недовольно снова прикрыл дверь.
— Спасибо вам, ребята, — сказал Эннио Сальери, — теперь я понимаю, что неспроста что-то заставило меня тогда остановиться и помочь вам. Кстати, подключите мои старые связи на Сицилии. Если всё получится, нужны будут люди. Или сами съездите, или через Филиппе организуйте. Хоть сейчас и война, постарайтесь это сделать.
— Хорошо. Кстати, над вопросами освобождения Винченцо, Ральфа, Лукаса и Луиджи мы тоже работаем.

Дверь снова заскрипела, и суровый охранник кивком головы дал понять посетителям, что пора на выход. Братья Драгонеттти пожелали Сальери всего доброго и поблагодарили охранника за понимание и возможность пообщаться подольше. Вежливость никогда не бывает лишней.

Несколько дней ушло у Фабио и Алессандро, чтобы объехать пять тюрем, где содержались Сальери, Винченцо, Ральф, Лукас и Луиджи. Их специально разместили в разных исправительных учреждениях, чтобы они никак не контактировали. Получившие восьмилетние сроки люди были предупреждены о том, что вести себя надо как подобает, тогда шансы на досрочное освобождение многократно увеличиваются. Кальтаджироне и Сантоканале в Италии тоже не сидели без дела. Попутно со своей основной работой они тайно готовили людей для поездки в Америку. Несмотря на войну, их связи и возможности помогали им организовывать подобные «вояжи». Сложности возникали и из-за того, что Муссолини боролся с мафией, но и здесь имелись лазейки. Получив звонок из-за океана от братьев, они направили людей на Сицилию для налаживания контактов с соратниками Сальери. Через минимально возможное в таких политических условиях время солидный десант высадился в Лост Хэвене.

Люди прибывали в особняки братьев постепенно и тайком, чтобы не вызывать лишних подозрений. Фабио и Алессандро разместили их у себя и обеспечили деньгами и всем необходимым. Дядя и епископ тоже приехали. На очередном совещании было решено из новых людей создать две группы, одна из которых займётся поисками человека, похожего на Сальери, а вторая будет заниматься вопросом разрешения дону Сальери иметь более частые встречи с посетителями. Все приехавшие хорошо разговаривали на английском языке, а те, кто пока что оставался на Сицилии, проходили курсы обучения у лучших преподавателей. Братья должны будут заняться юристами для Луиджи, Ральфа и Лукаса, а Кальтаджироне и Сантоканале подготавливать всё необходимое, чтобы в нужный момент Эннио перевели в Красный Суррейхэм. Дальнейшие действия пока не планировались, потому что было неизвестно, как пойдёт дело.

В группу, отправляющуюся в Фоксбургхилл, вошли Микеле Арата и Дженнаро Рамполла. Первый человек — это специалист по подделке документов. С собой он привёз небольшой чёрный чемоданчик с реактивами и другими специальными веществами для этих целей. При таможенном досмотре он сказал, что он художник, и везёт с собой краски, чтобы рисовать пейзажи на природе. Для пущей убедительности он взял с собой кисточки для рисования. Второй человек — это врач и профессиональный психолог, призванный составлять психологические портреты людей, в данном случае начальника тюрьмы в Фоксбургхилле. Как он сам отмечал, к каждому человеку есть свой индивидуальный подход. Нужно только понять, что человек хочет, и дать ему это. Это может быть всё, что угодно — деньги, лесть, спокойствие и вообще самые разнообразные вещи или эмоции. Когда всё было обговорено, заговорщики так же незаметно, как и приехали, выехали с территории братьев Драгонетти.

За Мартином Гёсслингом, начальником тюрьмы в Фоксбургхилле, было установлено тщательное наблюдение. Исследовались его привычки, контакты, семья и всё остальное. Уже вскоре Дженнаро Рамполла прекрасно знал, что делать. Свои догадки он подтвердил внимательным изучением фотографий Гёсслинга, исследуя все его физиогномические особенности. По лицу человека можно очень многое определить. Ставку решили сделать на ряд скрытых страхов Мартина, а также на его сына Германа. Дело в том, что на следующий год он заканчивал колледж, но оценки его были мягко говоря не очень, чтобы поступить в престижный университет. Он постоянно просил отца как-то помочь ему, но тот лишь разводил руками, так как боялся кого-то просить или давать взятки. Тут уже за дело взялся Микеле Арата. Он отыскал одного итальянца, который помог ему раздобыть образец аттестата. Далее было делом техники состряпать «аттестат из будущего», датированный следующим годом, где у Германа Гёсслинга были очень хорошие оценки. Помогший итальянец, разумеется, был щедро вознаграждён за свою помощь.

Через несколько дней в дверь дома Гёсслингов позвонил богато одетый человек с дорогим портфелем. Открывшая дверь жена Мартина с некоторым подозрением смотрела на незнакомого мужчину.
— Добрый день, миссис Гёсслинг. Я пришёл поговорить с Вашим мужем. Разрешите? — тон Рамполлы был учтивый, но жёсткий, намекающий на то, что с ним лучше не спорить.
— Да, да, проходите, — растерянно произнесла женщина, — я сейчас его позову.

Мартин Гёсслинг вышел из комнаты и подошёл к мужчине, который сразу же протянул ему свою руку для приветствия.
— Здравствуйте, мистер Гёсслинг. Давайте пройдём в Ваш кабинет, нам предстоит серьёзный разговор.
— Да, проходите. Вот сюда, пожалуйста, — Мартин был как будто загипнотизирован, и боялся даже спросить, кто же к нему пришёл.

Дженнаро не спеша прошёл в кабинет и не спрашивая разрешения сел в кресло. Гёсслинг закрыл дверь изнутри и тоже сел.
— Мистер Гёсслинг, — начал гость, — я пришёл поговорить с Вами об Эннио Сальери, который находится в Вашей тюрьме.
— Я Вас слушаю.
— Вы наверняка прекрасно знаете, как он оказался за решёткой. Он просто бизнесмен, но его оклеветал Томас Анджело, и теперь невиновный человек сидит в тюрьме.
— Если Вы хотите, чтобы я что-то сделал для его освобождения, то я не смогу этого сделать, — испуганно произнёс Мартин.

Дженнаро очень обрадовался тому, что Гёсслинга удалось подвести к этой мысли. Сейчас он взволнован, и его надо успокоить. Тогда он станет более сговорчивым. А потом «добить» его рядом документов, подготовленных Микеле.
— Ну что Вы, мистер Гёсслинг, не волнуйтесь, — с улыбкой произнёс гость, и у его собеседника немного отлегло. — Разумеется, об этом речь не идёт. Я хочу, чтобы Вы разрешили мистеру Сальери почаще встречаться с посетителями. Вы сами прекрасно понимаете, как ему тяжело. Мало того, что его оклеветали, так ему теперь до конца дней своих придётся находиться за решёткой. Задача правосудия не ограничивается посадкой человека, мы, как люди, должны проявлять милосердие.
— Ну-у-у, не знаю…
— Не волнуйтесь, об этом никто не узнает. Вы очень хороший человек, и мне не хотелось бы применять к Вам какие-то санкции. Люди, которые послали меня к Вам, обладают очень большой властью.

С этими словами он передал Гёсслингу вытащенные из портфеля документы с жалобами на нарушения прав заключённых в Фоксбургхилле. Всё это было, естественно, подделкой, но на Гёсслинга эти документы произвели сильное впечатление. Также Дженнаро достал несколько пропусков и удостоверений, показывающих его высокий статус в государственных учреждениях. Выполнены они были на вымышленное лицо, но Гёсслинг об этом не знал. Он понимал, что перед ним находится человек, который пинком ноги может открывать двери самых высоких кабинетов на федеральном уровне.
— Я слышал, у Вашего сына проблемы с учёбой?

Мартин вздрогнул, не зная, откуда его собеседник это знает, но боясь спросить это.
— Да, оценки у него не самые лучшие.
— Это не проблема. Вот, взгляните на это, — он вытащил из портфеля поддельный аттестат на имя Германа Гёсслинга.

Мартин ещё больше убедился в неограниченных возможностях своего гостя.
— Ну так что? Поможете мне?
— Я готов Вам помочь, но я боюсь огласки.
— Не переживайте. Вы начальник тюрьмы, у Вас есть полномочия. К Сальери может и адвокат прийти, и следователь, и врач. А охранников это не касается, они должны выполнять Ваши приказы. А чтобы им было легче держать язык за зубами, соберите на них небольшой компроматик, позвольте им чаще брать выходные или ещё что-то. Придумайте что-нибудь.
— Хорошо.
— Вот и замечательно, — Дженнаро передал Гёсслингу конверт с деньгами.
— Вы из мафии? — тихо спросил Гёсслинг.
— Ну что Вы? — рассмеялся Рамполла с таким тоном, чтобы было понятно, что он из мафии.
— Ладно, Эннио Сальери получит возможность чаще встречаться с посетителями.
— Я рад, что мы нашли с Вами общий язык. Ну что же, мне пора. Всего доброго, мистер Гёсслинг.
— Всего доброго.

Дженнаро Рамполла вежливо поблагодарил супругу Гёсслинга за проявленное гостеприимство и вышел из их дома. Теперь начальник тюрьмы был на крючке. Он не выдержал психологическое давление и взял деньги. Поэтому теперь можно беспрепятственно посещать дона Сальери. Психолог завернул за угол и сел в поджидавшую его машину. К дону хлынули посетители.

Вскоре группа, занимавшаяся поисками похожего на Сальери человека, прислала зашифрованное сообщение о том, что в Нью Лейденфорде найден интересующий их человек. Это был просто подарок судьбы, так как он был не только похож внешне на дона, но и был тише воды, ниже травы. Проблем с таким человеком не возникнет. Из всех охранников психушки был выбран Мэтью Хокинс, так как он жил один и был беден. Склонить его к своему плану было проще, чем остальных. Поначалу его хотели или припугнуть, или подкупить, но потом, узнав о нём больше информации, выяснилось, что он знаком с Массимо Астуто. Для мафии он особого веса не имел, но через него можно было воздействовать на Хокинса. Для убедительности был вызван с Сицилии один из старых знакомых дона Сальери, который имел огромное влияние в криминальном мире. Поэтому теперь уже у Тигра начались «весёлые деньки», так как ему нужно было во что бы то ни стало уговорить Хокинса на похищение Джона Смита. Он понимал, что таким людям лучше не перечить. Да и денег они оба смогут заработать прилично.

Когда Хокинс выполнил свою часть плана, были задушены два бомжа, по комплекции напоминавших Хокинса и Смита. Их запихнули в Болт миссис Камински, подбросили туда ключи и медальон Хокинса, перевернули и облили бензином машину, после чего подожгли. Всё шло в соответствии с планом епископа Сантоканале, который постоянно обдумывал все действия. Его догадка подтвердилась, и полиция в лице Уве Эрикссона заподозрила неладное и стала вести расследование. Некоторые участники заговора выказывали свои сомнения, но епископ всех успокоил, сказав, что так будет лучше.

Как только был найден Джон Смит и получена информация о нём, Кальтаджироне и Сантоканале активизировали работу по предстоящей подготовке перевода Сальери в Красный Суррейхэм, а на встречу с главой мафии отправился Дженнаро Рамполла. Гёсслинг устроил им беспрепятственную встречу, и они смогли спокойно всё обсудить.
— Добрый день, дон Сальери, — поздоровался Рамполла, объяснив, кто он и как его зовут.
— Добрый день, мистер Рамполла.
— Филиппе с епископом сейчас занимаются Вашим будущим переводом в Красный Суррейхэм. Конечно, не всё зависит от них, но тем не менее. Вас точно туда переведут, а это часть нашего плана, если Вы будете чётко следовать моим рекомендациям.
— Что нужно делать?
— В Нью Лейденфорде найден человек, очень похожий на Вас. Он всё время молчит и беспрекословно выполняет всё, что ему говорят. Вам нужно скопировать его поведение. Полиция будет копать, и мы должны сделать всё, чтобы они поверили в то, что Вас уже подменили. Вот тогда они устроят проверку и опозорятся на всю страну, потому что Вас никто не менял. А из Красного Суррейхэма мы уже Вас вытащим. Итак, Вы начинаете всё время молчать, не отвечая на вопросы и ничего не спрашивая. Послушно всё выполняете, например при вызове на обед медленно плетётесь по коридору с безучастным взглядом. Выполняете всё, кроме приказов что-то сказать. Только не сейчас, чтобы это не связали с моим приходом, а, например, через несколько дней после моего следующего визита сюда. Это понятно?
— Да. Это точно поможет?
— Абсолютно. Пока начнём с этого, Вам надо привыкнуть. Чтобы придать себе вид психически нездорового человека, слегка отпускайте лицевые мышцы, чтобы уголки губ и глаз были немного оттянуты вниз. Язык во рту держите в середине, стараясь ничего им не касаться. Можете чуть-чуть добавить ощущение того, что Вы пьяны. Попробуйте это сделать.

Сальери выполнил эти действия под внимательным взглядом Дженнаро.
— Прекрасно. У Вас хорошо получается. Ещё потренируйтесь не реагировать на слова. В камере смотрите в какую-нибудь точку, только пристально, не двигая глазами даже чуть-чуть. Представьте, что вы в непроницаемом куполе, куда не проходит ни звук, ни что-то ещё, и Вас ничего не касается.
— Мне сложно будет это сразу запомнить.
— Да, Вы правы. Но ничего, надо просто постоянно тренироваться, и всё получится. Самое главное — прикинуться психом во время медицинской комиссии. Вас будут пытаться вывести из себя, разозлить, рассмешить, напугать. Если Вы не среагируете на весь этот маскарад, Вас признают тронувшимся умом. В другой раз я Вам подробно объясню, как обычно проходят такие мероприятия.
— Ясно.
— В общем, ближайшие дни незаметно тренируйтесь, а потом через некоторое время после моего следующего прихода к Вам начинайте уже вести себя так. Запомните — молчать, мышцы лица, язык, смотреть в точку, не реагировать.

Дженнаро несколько раз повторил эту последовательность и попросил озвучить её дона Сальери. Рамполла сказал ему, что если он что-то забудет, ничего страшно, нужно делать то, что он помнит, а он в следующий свой приход напомнит ему об этом.
— И ещё, — добавил он, — вспоминайте всё, что как-то задевает Вас. Например, что-то смешное, или обидное, или злящее Вас. Представьте, что кто-то говорит Вам это. Научитесь не реагировать на такие вещи. Если Вам будет легче, думайте о своём будущем освобождении или мести Морелло. Другими словами, должен быть стимул, чтобы всё это делать. Ради высокой цели у Вас всё получится.
— Понятно.
— Я специально сказал Вам всё, чтобы у Вас была целостная картина. Ещё раз повторяю, не бойтесь что-то забыть, я приду через несколько дней и напомню Вам всё, а также при необходимости дам дополнительные инструкции.

Дженнаро снова повторил перечень действий, на сей раз смешными жестами хлопая себя по лицу в разных местах и в нужный момент высовывая язык. Это нужно было для лучшего запоминания. Сальери повторил движения и перечень действий.
— Замечательно! Ну ладно, мне пора. У Вас хорошо получается. Сейчас главное тренируйтесь. Всего доброго!
— Всего доброго, спасибо!

***

Вернувшись в камеру, Сальери сразу же начал тренироваться. Несмотря на обилие информации, полученной от психолога, у него был мощный стимул в виде освобождения и мести Антонио Морелло. Поэтому он сразу же начал делать всё, что ему сказали. После нескольких часов тренировок ночью ему снился странный сон. В нём он находился в тюремном дворе, где заключённые гуляют, а Дженнаро Рамполла заставлял его бегать, приседать и таскать какую-то коробку.

Страница: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30


Смотрите также

 Обновлённые мерседесы
 Цветочный бальзам. Глава 7
 Война без победителей
 Обзор Mafia: The City Of Lost Heaven

avatar
5000
jimmy
jimmy

Cool! :)