Мафия: Возвращение в Лост Хэвен


ГЛАВА 19

Создание нового слаженного коллектива требовало определённого времени, начинать открытое противостояние с Морелло, не создав чёткую структуру управления, не имело смысла. Хотя Сальери, стараясь не поддаваться эмоциям и размышляя максимально трезво, всё больше и больше приходил к выводу о том, что новая война с конкурентом ни к чему хорошему не приведёт, будут опять бесчисленные жертвы. Ещё больше к этой мысли его склонило пришедшее из Италии письмо от Филиппе Кальтаджироне, в котором он вместе с епископом Сантоканале просил Эннио многократно подумать, стоит ли начинать новую кровопролитную войну с Морелло. Но и позволять конкуренту наращивать и без того мощное влияние в Лост Хэвене тоже было непозволительно, так как Эннио и сам хотел восстановить свой былой авторитет в городе, пусть и скрываясь в бункере.

Разрешить эту дилемму Эннио Сальери решил устранением основных помощников Морелло, не вызывая лишних подозрений. А в это время он совместно с братьями Драгонетти и другими людьми продолжит создавать чётко действующий клан. Ему было важно закрепиться в городе, а там всё будет зависеть от действий Морелло. Если он бросит все силы на борьбу с Сальери, тогда придётся воевать. А если взвесит все «за» и «против» и пойдёт на компромисс, тогда другое дело. Изучив информацию, которой его снабдили соратники, Эннио пришёл к выводу, что могущество противостоящего клана можно несколько ослабить, устранив трёх человек. Первым был Джозеф Холлингворт, инспектор полиции, которого с потрохами купил Антонио Морелло. Вторым был Айзек Ньюмен, один из сотрудников муниципалитета, прикрывавший Морелло и его бандитов на политическом уровне. И третьим — выходец из Венгрии Дьёрдь Хоссу, через которого Морелло провозил в Лост Хэвен контрабандные товары через грузовой порт.

Все пришли к выводу, что Антонио всё равно рано или поздно скорее всего догадается, чьих рук это дело. Но чем позже он это поймёт, тем лучше. Нужно было выиграть время для основательного создания клана. Поэтому все нападения решили выстроить как спектакль для отвлечения внимания. Чиновника решили задушить у него дома, а потом устроить пожар, чтобы это не было похоже на убийство. Хоссу решили убрать на улице, создав видимость банального уличного ограбления. Был выбран именно этот план, так как у венгра была не только жена, но и дети, поэтому сжигать всю семью никто не собирался. А вот у сотрудника муниципалитета была только жена. С полицейским было сложнее. Убийство или пропажа инспектора поднимет на уши всю полицию, а этого допускать было нельзя. Поэтому было решено выследить его, и во время его очередной встречи с Морелло сфотографировать их вместе, чтобы потом распространить на него компромат. Как только станет известно, что Холлингворт связан с мафией, помочь Морелло он уже не сможет.

За Холлингвортом выставили наблюдение, а начать решили с чиновника. Распорядок дня Айзека Ньюмена был тщательно исследован, разузнать его адрес не представляло никакого труда, поэтому он был известен заранее. Он проживал в районе Oakwood, недалеко от Вернацци, приближённого Морелло. Некоторую сложность составляло наличие у чиновника жены, но и эта проблема решалась. Сальери разумно решил, что два убийства явно вызовут подозрение, поэтому действовать было необходимо разными способами, чтобы отвлечь внимание. Сальери вызвал к себе одного из своих новых подчинённых по имени Марио Гамбакорта:
— Марио, привет! — поздоровался Эннио, когда молодой человек через кордоны охраны прошёл к нему в бункер.
— Доброе утро, дон Сальери.
— Присаживайся, угощайся, — кивнул он на чашку кофе и нарезанную секторами пиццу.
— Благодарю Вас, — любезно ответил Марио, и стал уплетать пиццу, внимательно поглядывая на дона и слушая его слова.
— Для тебя есть небольшое, но очень важное дельце. Сегодня ночью ты должен встретиться с нашим старым знакомым Сальваторе. Он будет ждать тебя около стадиона на въезде из Нью Арка в Хобокен. Вечером будь здесь, я сообщу тебе, когда надо будет выезжать.
— А что это за человек?
— Ты с ним пока не знаком, но скоро этот пробел будет восполнен. Это взломщик всего, что можно закрыть — навесные замки, автомобили, двери, сейфы и всё остальное. Затем вы с ним направитесь в район Oakwood. Машину оставьте подальше, чтобы не вызывать подозрений. Потом вам надо через заднюю дверь незаметно пробраться вот в этот дом, — с этими словами Эннио протянул Марио клочок бумаги, на котором был написан адрес Ньюмена и схематично нарисовано точное местоположение его дома.
— Понятно, а что дальше? — спросил Гамбакорта, внимательно изучив листок.
— Затем тебе надо проникнуть в спальню и задушить Ньюмена и его жену, а потом поджечь их кровать. Только аккуратно, никакого бензина. Всё должно выглядеть так, как будто он курил в постели, а потом уснул и кровать загорелась. Потом Сальваторе пусть снова закроет дверь, а вы слиняете оттуда.
— Сальваторе поможет мне справиться с этими двумя в постели?
— Нет, он старается держаться подальше от убийств, он только поможет тебе проникнуть в дом, а потом снова закроет замок на двери. Справишься один с двумя?
— Думаю, что справлюсь. Если они будут спать, то я по-тихому туда проникну. Задушу сначала Ньюмена, потому что если вдруг при этом проснётся жена, с ней будет справиться легче.
— А ты соображаешь, — похвалил своего помощника Эннио, чем несказанно того обрадовал.
— Спасибо, дон Сальери.
— И учти — никакого шума. Тем более, что рядом с Ньюменом живёт Вернацци, помощник Морелло.
— Может, и Вернацци тоже грохнуть?
— Нет. Это будет слишком опасно и подозрительно. Даже если удастся справиться с Вернацци, Морелло сразу же поймёт, что кто-то охотится именно на его людей.
— Понятно.
— Есть какие-нибудь вопросы? Подумай.

Марио изобразил раздумья, хотя на самом деле вопросов у него не было, и он просто хотел как следует наесться пиццей, так как утром не успел толком позавтракать. Сальери раскрыл замысел своего помощника и громко расхохотался. Гамбакорта вытаращил глаза и недоумённо смотрел на дона, держа кусок пиццы у раскрытого рта.
— Да не бойся, ешь. Я понял, что ты просто голоден. Не торопись, кушай.
— Спасибо. Практически не ел сегодня.

Откушав, Марио ещё раз поблагодарил Сальери и направился к выходу из бункера. Время до ночи было предостаточно, и он мысленно планировал предстоящую операцию. Он решил взять на всякий случай у Винченцо пистолет, если вдруг что-то пойдёт не так. Убийство уже не удастся выдать за случайный пожар, возникший от непотушенной сигареты, но, по крайней мере, не будет никаких лишних свидетелей. Продумав возможные варианты развития событий, Марио занялся другими делами. Вечером он снова сидел в бункере Сальери, покуривая сигару, предложенную доном, и наблюдая, как тот не спеша набирает чей-то номер телефона и разговаривает со взломщиком. Эннио смотрел на свою сигару, тихо дымящуюся в пепельнице, и дожидался ответа.
— Алло?
— Привет, это я. Имён не называем, ты помнишь?
— Да, конечно. Добрый вечер, я узнал Вас. План в силе?
— Да. Будь на том месте, где мы договаривались. Через несколько минут к тебе подъедет мой человек и произнесёт пароль, чтобы ты точно знал, что это он.
— Понятно.
— Следи за полицией, если что — уходи в тень.
— Хорошо.
— Если всё пройдёт удачно, получишь щедрое вознаграждение.
— Спасибо. Всё будет в порядке.

Сальери положил трубку и снова взял сигару. Она почти потухла, и ему пришлось интенсивно раскуривать её снова. Пользоваться спичками не пришлось, и уже снова при каждом заполнении дымом ротовой полости красноватые угольки ярко светились по всему кругу на поверхности гаваны.
— Отправляйся к Сальваторе, — произнёс дон, подувая на пепел, чтобы убедиться, что сигара нормально раскурилась.

Затем он взглянул на Марио и продолжил:
— Он будет ждать около телефонной будки рядом со стадионом. Когда подойдёшь к нему, скажешь: «Прекрасная погода! Прямо как в Палермо». Он должен ответить: «О, да, там сейчас так тепло!». Запомнил?
— Думаю, что да.

Сальери медленно повторил пароль и ответ, после чего вытащил из кармана конверт с деньгами.
— Вот, — сказал он, — если всё пройдёт успешно, вручи этот конверт Сальваторе.
— Хорошо, — ответил Марио Гамбакорта, помещая деньги в карман пиджака и вслух повторяя пароль с ответом.
— Прекрасно. А теперь иди, Марио.

Молодой мафиози направился к выходу из бункера, повторяя про себя пароль для разговора с Сальваторе. Он понимал, что из-за этой мелочи нельзя провалить всё задание. Марио даже хотел записать пароль с ответом на листок, но не стал этого делать. Выйдя из бара через задний выход, он снова проверил деньги в кармане, после чего направился к стоящему рядом чёрному автомобилю. Но, вспомнив про пистолет, направился к лестнице, ведущей в каморку Винченцо. Постучав в дверь условным стуком, он дождался, когда Винченцо проверит, действительно ли пришёл свой человек, а потом откроет дверь. Из каморки были сделаны несколько потайных выходов, пришлось даже тайком делать проёмы в несущих стенах.
— Привет, Марио! — улыбнулся Винченцо Спадафора, приглашая гостя внутрь и тщательно запирая дверь.
— Привет, Винченцо!
— Какими судьбами?
— Мне бы пистолет, только не очень громкий. Он нужен на всякий случай, если всё пойдёт не по плану.

Винченцо порылся в деревянных ящиках и достал самодельный пистолет.
— Вот, — сказал он, — не очень надёжный, но зато мало шумит при выстреле. Пойдёт тебе такой?
— Да, пойдёт. Или он совсем плохо работает? Не хочу нож брать, опасно, дело серьёзное.
— Ты не переживай. Он может немного заклинить, если это произойдёт, нажимай на курок снова, только посильнее, он обязательно сработает.
— Понятно. Спасибо тебе.
— Да ладно, все свои.
— Я пойду, открой мне дверь.
— Да, конечно, — произнёс оружейник, подходя к двери и выглядывая в некое подобие дверного глазка.
— Бывай!
— Удачи тебе!

Марио быстро спустился с лестницы и снова направился во двор бара Сальери. Сев в гангстерский «Wright», он осторожно поехал вперёд, чтобы не повредить машину, заворачивая направо в сторону улицы. Было уже темно, пешеходов, полицейских и автомобилей поблизости не было, и Марио по встречной полосе проехал до проезда между домами, после чего свернул налево. Перед выездом на следующую улицу Гамбакорта притормозил и посмотрел в обе стороны. Пропустив случайный автомобиль, он проехал через трамвайные рельсы и прямо через небольшой парк поехал к въезду в подводный туннель. По встречной полосе за перегородкой, разделяющей полосы движения, проехал полицейский автомобиль. Марио спокойно ехал вперёд, так как прекрасно понимал, что любые нервные действия обязательно привлекут внимание стражей порядка.

На выезде из туннеля Гамбакорта прибавил газу, чтобы забраться наверх по возвышающейся дороге. Пропустив заворачивающий в сторону побережья Центрального Острова трамвай, он устремился к повороту, ведущему на Мост Джуллиано. Снова пришлось увеличивать скорость, чтобы взобраться на верхушку дугообразного моста. Двигаясь по нисходящей траектории, Марио увидел ещё один полицейский автомобиль, патрулирующий улицы. На сей раз он сворачивал в сторону почты. Проехав до упора и свернув налево, Марио доехал до дороги, спускающейся направо к стадиону. Осторожно проехав мимо заворачивающего трамвая, везущего немногочисленных ночных пассажиров, он спустился к стадиону и свернул налево. Рядом с телефонной будкой переминался с ноги на ногу какой-то человек. Марио заехал на тротуар и остановил машину. Он вышел из салона и приблизился к, по всей видимости, Сальваторе. Тот догадывался, что это человек Сальери, но всё-таки ждал, когда тот произнесёт пароль.
— Прекрасная погода! Прямо как в Палермо, — произнёс Гамбакорта.

Сальваторе расплылся в улыбке и ответил:
— О, да, там сейчас так тепло!

Марио представился и пожал руку Сальваторе.
— Ну что, поехали? — сказал он.
— Да, поедем, дон Сальери мне всё объяснил.

Они сели в «Wright» и, развернувшись, поехали к повороту, чтобы проехать через Hoboken. Сальваторе рассказывал водителю о своих похождениях, в том числе и о знаменитом ограблении прокурорского особняка вместе с Томасом Анджело. Марио с интересом слушал эти рассказы, в очередной раз отмечая про себя, что с Томми придётся разделаться. Правда, для этого его ещё надо будет найти. Свернув налево, они доехали до автозаправки и завернули в сторону подъёма, ведущего в район Oakwood. Оставив машину на приличном расстоянии от дома Ньюмена, чтобы не вызывать подозрений, Марио и Сальваторе огляделись и направились к нужному месту.
— Смотри, похоже там легавый, — кивнул в сторону дальней стороны улицы Сальваторе.

Марио пригляделся и в темноте рассмотрел человека в синей форме, идущего в их сторону.
— Да, ты прав. Он идёт в нашу сторону, поэтому надо обойти по соседней улице.

Они пошли в обход и, сделав приличный крюк, всё же пришли туда, куда хотели. Внимательно осмотревшись, они перемахнули через забор и направились к заднему входу в жилище четы Ньюменов. Присев возле стены, лазутчики прислушались. Ничего подозрительного не было, и Сальваторе принялся аккуратно, чтобы не шуметь, открывать замок на двери. Раздался тихий щелчок, и замок был взломан.
— Оставайся здесь, — шёпотом сказал Марио. — Когда я всё сделаю, снова закроешь замок.
— Понял, — ответил взломщик, прячась за кустами.

Гамбакорта достал из кармана перчатки, надел их и стал очень медленно открывать дверь. Фонарь с собой он брать не стал, так как считал это дело очень опасным. Желание подсветить могло привести к провалу всего дела. Он продвигался очень медленно, чтобы не шуметь и ненароком не наткнуться на какую-нибудь вещь в темноте. Найдя спальню, Марио тихонько приоткрыл дверь и пригляделся. Глаза постепенно привыкли к темноте, и он смог разглядеть спящего на кровати Айзека Ньюмена и его жену, прислонившуюся к нему сбоку. Он гуськом приблизился к кровати и осторожно, чтобы никого не разбудить, вытащил подушку из-под головы жены Ньюмена. Сделать это было не очень сложно, так как она прильнула к мужу, и почти вся подушка оставалась открытой. Сложнее было немного отодвинуть их друг от друга, чтобы удобнее было душить сотрудника муниципалитета.

Марио «прицелился» и плотно, как только мог, придавил лицо Ньюмена подушкой. Спросонья он не смог вовремя среагировать и едва стал дрыгаться, как Марио смог додушить его. От недолгих взбрыкиваний мужа проснулась жена Ньюмена, но Гамбакорта, поняв, что с Айзеком он разделался, сразу же переключился на женщину. Так как она успела проснуться, ему пришлось навалиться на неё всем телом, придавив согнутыми коленями её руки, чтобы она не могла эффективно сопротивляться. Задушив женщину, Марио тщательно проверил, действительно ли оба задушены, после чего в его голову пришла неожиданная мысль. Он решил для пущей правдоподобности инсценировать алкогольное опьянение у Ньюменов. Найдя кухню, он отыскал там несколько бутылок дорогого алкоголя. Взяв бутылку виски и два стакана, он направился в спальню.

Чтобы всё было правдоподобно, Марио вложил один стакан в правую руку женщины, а другой — в правую руку мужчины. После этого он неожиданно подумал: «А вдруг кто-то из них левша?». Он на всякий случай подержал стаканы в их левых руках, а потом один поставил на столик рядом с кроватью, а другой бросил на пол. Затем немного подумал и понял, что в стаканах должны быть остатки алкоголя. Он поднял стакан с пола и налил туда чуть-чуть виски, пробултыхав его по всей внутренней поверхности стакана, после чего снова положил его на пол. В стакан на столе он налил виски побольше и тоже пробултыхал. Попытки залить виски из бутылки в рот супругам Ньюмен особым успехом не увенчались, и Марио вылил остатки благородного напитка в раковину на кухне, после чего ненадолго открыл воду, чтобы смыть алкоголь. Пустую бутылку он поставил на столе в спальне. Взяв из лежащей неподалёку пачки сигарету, Гамбакорта закурил, стряхивая пепел на кровать. Затем он взял газету, положил рядом с Ньюменом, а затем вложил в его руку тлеющий окурок от сигареты, чтобы он прожёг газету. Убедившись, что огонь разгорается, Марио поспешил к выходу.
— Сальваторе, — шёпотом произнёс он, выйдя через задний ход на улицу, — закрывай дверь и уходим.

Взломщик быстро закрыл дверь, и они снова перелезли через забор, после чего отошли на большое расстояние. Дождавшись, что пожар не на шутку разгорится и будет виден издалека, они пошли к машине и забрались в салон.
— Вот, это тебе за работу от дона Сальери, — сказал Марио, доставая из кармана конверт с деньгами и передавая его Сальваторе.
— Спасибо, передавайте мою огромную благодарность дону Сальери.
— Хорошо, передам, — ответил Марио, заводя мотор и направляясь к стадиону, чтобы высадить там Сальваторе.

Вернацци проснулся от криков людей и звуков сирен пожарных, полицейских и медицинских машин. Наспех одевшись, он вышел из дома и увидел полыхающий дом Ньюменов, который тушили несколько пожарных расчётов. Он подошёл к одному из полицейских и поинтересовался о подробностях происшествия. Но никому пока что ещё не было ничего известно. Вернацци хотел позвонить Морелло, но решил пока этого не делать — Антонио ещё спал, да и подробностей пока никаких не было. Уже когда рассвело, выкристаллизовалась основная версия произошедшего, а именно — обильные возлияния и курение в постели привели к пожару. Разморённые алкоголем супруги Ньюмен не смогли вовремя проснуться, задохнулись дымом и угарным газом, а потом всё выгорело дотла. Узнав официальную версию, Вернацци позвонил-таки дону Морелло:
— Доброе утро, не разбудил?
— Привет, я уже встал. Что у тебя?
— Ньюмен с женой погибли в пожаре.
— Как это произошло?
— Эксперты говорят, что они были пьяными, а потом Айзек закурил сигарету, и от неё начался пожар.
— Чёрт, это ведь наш человек. Странно это всё. Почему именно он?
— Не знаю. На убийство вроде не похоже.
— Ну ладно, если что, держи меня в курсе. Пока.
— Хорошо, всего доброго.

Один из помощников Сальери принёс ему в бункер только что вышедший новый номер газеты, ещё пахнущий типографской краской. Было видно, что верстали её в спешке, чтобы сразу же сообщить о пожаре в районе Oakwood. Прочитав статью, Эннио отхлебнул кофе из чашки и довольно развалился в своём кресле. Первый помощник Морелло был устранён, но пока нужно было выждать время, чтобы не вызывать излишних подозрений. Да и информаторы говорили, что крупных сделок у конкурентов пока что не планируется. Сальери был доволен работой Марио и Сальваторе. Он ещё раз убедился, что на них можно положиться.

***

Раздосадованный Морелло никак не мог прийти в себя. Человек из муниципалитета, на которого Антонио так рассчитывал, так глупо погиб в пожаре. Ночью ему снилось, что Айзек Ньюмен прямо из горла пьёт виски, сидя за рулём автомобиля, а сам Антонио бегает за ним по всему городу и орёт: «Не пей, от твоего виски весь город ходуном ходит! Ты слышишь меня или нет? Прекрати немедленно!». При этом пейзажи города постоянно расплывались.

Страница: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30


Смотрите также

 Стелс миссия
 Джозеф Коломбо, объявивший войну США
 Нереальная история Тартарии
 Рой Де Мео

avatar
5000
jimmy
jimmy

Cool! :)