Мафия: Возвращение в Лост Хэвен



ЧАСТЬ СЕДЬМАЯ. МИР.

ГЛАВА 25

Несколько дней ушло на то, чтобы починить электроподстанцию и вернуть свет в Лост Хэвен. Определённые неудобства испытывали и кланы Сальери и Морелло, но оно того стоило. Ирландцы не могли поверить, что итальянцы снова их обставили как последних лохов. Темнота была кстати ещё и потому, что удалось сделать несколько вылазок против ирландцев. Гостей с далёкого европейского острова, правда незваных, удивляла и уже пугала сплочённость и ум итальянцев, чёткая работа их своеобразной разведки и контрразведки. Они знали, что это не мальчики для битья, но полагали, что под прикрытием О»Коннора им удастся выдавить итальянцев из города и самим взять его под контроль. Но гарпуны всегда оставались в тени, а те, кто не прятался, не попадался ни на чём противозаконном, и инспектор полиции не мог их привлечь к ответственности. Тем более, у итальянцев всегда были прекрасные юристы и связи в средствах массовой информации. Поэтому ирландцам приходилось бороться с ними на незаконном поле, потому что с законным ничего не получалось.

Вскоре Жёлтый Пит дал сигнал, что он раздобыл то, что нужно. Ночью, соблюдая конспирацию, в Хобокен выдвинулся Марио Гамбакорта под прикрытием людей Сальери. Темнота ещё покрывала ночью весь город, поэтому соблюдать осторожность было проще. План атаки был готов уже заранее, не хватало только базуки. Когда за Марио захлопнулась дверь и прозвучали взаимные приветствия, Жёлтый Пит, подсвечивая себе фонариком, повёл его в тёмный подвал.
— Вот она, смотри, — с гордостью показал на базуку хозяин подвала.
— Тяжеловата, — произнёс Гамбакорта, беря в руки с надетыми перчатками заряженную зеленоватую тубу с потёртыми латинскими буквами.
— Ну, это уже не ко мне.
— Понимаю, — улыбнулся Марио. — Проинструктируй меня, как ей пользоваться.
— Вот, смотри. Снаряд вылетает отсюда, вот через эту штуку прицеливайся. Лучше всего на плечо её положить. Вот так примерно, — продемонстрировал Жёлтый Пит.
— Понятно.
— Чтобы выстрелить, нажимаешь вот сюда. Только раньше времени не нажми, — рассмеялся Пит.
— Постараюсь, — поддержал шутку Марио.
— После выстрела бросай эту бандуру и сваливай оттуда, что есть сил. Жахнет так, что туда вся полиция съедется.
— Гвардию потом не введут в город?
— Наверное, нет. Её могли ввести уже после атаки на завод, но, видимо, что-то у О`Коннора там не получилось. Но ты не волнуйся, гвардию как вводят, так и выводят.
— Вот, возьми, — Марио достал из кармана пиджака конверт с толстой пачкой банкнот.
— Спасибо. Ух ты, да тут целое состояние!
— Ты это заслужил.
— Спасибо! И передай мой поклон дону Сальери.
— Непременно. Ну ладно, мне пора. Нужно ещё небольшой фейерверк устроить.
— Удачи тебе!
— Спасибо!

Марио вышел за металлическую дверь и растворился в темноте. Он периодически останавливался, тщательно осматривался и мысленно продумывал своё дальнейшее движение. Постепенно он добрался до нужного жилого дома. Из темноты вышел дежуривший там Сальваторе в низко натянутой кепке и приблизился к Марио. Они вместе зашли в подъезд и поднялись на самый верх. Взломщик вытащил из кармана фонарик и передал его Гамбакорте.
— Подсвети мне немного, — шёпотом, чтобы не издавать лишнего шума, попросил Сальваторе.
— Хорошо.
— Готово, — снова тихо сказал он, вскрыв замок на дверце, ведущей на чердак.

Они вместе осторожно открыли скрипучую дверь и пробрались внутрь.
— Чёрт, — еле слышно прошептал Марио, когда из темноты выпорхнули несколько голубей, проникающие на чердак через щели в стене.

Пробираясь сквозь хлам, они подошли к окну. Повсюду воняло голубиным помётом, но мысли обоих людей были заняты совершенно другими вещами. Сальваторе аккуратно открыл чердачное окно и Марио стал вглядываться в темноту.
— Где это строение? — спросил он взломщика, который днём, при солнечном свете, определял, как из темноты можно будет точно прицелиться.
— Та-а-ак… — Сальваторе прищурился и искал в темноте силуэты ориентиров. — Ага, вот эта мастерская.
— Где?
— Вот, видишь этот дом?
— Да.
— Чуть левее ещё дом, только немного дальше. Во-о-он там.
— Ага, вижу.
— А ещё дальше как раз мастерская ирландцев. Прицеливайся чуть правее от центра того дальнего дома.
— Всё, я понял, — сказал Гамбакорта, глаза которого немного привыкли к темноте.

Он тщательно всё проверил, мысленно представил это место и убедился, что Сальваторе всё вычислил правильно. Он положил базуку на плечо и прицелился. Понимая, что начинает волноваться, Марио решил не медлить и нажать на спусковой крючок. Раздался громкий хлопок, и из тубы со свистом вылетел снаряд, окутав чердак густым дымом. После короткой паузы мастерская ирландцев взлетела на воздух вместе со станками. Базука сработала шумно, но чётко. Марио бросил дымящуюся тубу на пол, и они вместе с Сальваторе выскочили с чердака и стремглав помчались по тёмной лестнице подъезда. Взломщик провёл Гамбакорту через местные дворы и подсказал, как лучше передвигаться в этом районе. Марио поблагодарил Сальваторе, который вызвался помочь дону Сальери на свой страх и риск, и направился к условному месту, где его уже ждала машина. Полицейские Шуберты уже проехали, разгоняя ночь звуком своих сирен, поэтому Марио без особой опаски добрался до нужного ему места.

Ирвин О`Коннор после этого нападения снова запросил гвардию, но ему опять отказали. Детективы снова обследовали место происшествия, но инспектор уже не верил в этих «лодырей», как он их называл, и понимал, что итальянцев опять не удастся ни на чём поймать. А люди Морелло тем временем уже получали из других городов новые компрометирующие материалы на О`Коннора, из тех городов, где он работал ранее. Местные итальянские кланы с охотой помогали Сальери и Морелло, потому что и их ирландцы тоже стали доставать. Снова начались допросы и обыски, но все люди и вещи, причастные к нападению, находились в недоступных для полиции местах. Через несколько дней набралось приличное количество компромата на инспектора полиции. Ряд позиций был недоказуем, но выбирать не приходилось. Компромат был передан СМИ, и О`Коннор сразу же заявил, что «итальянская мафия хочет его подставить».

Ирландцы стали жалеть, что сунулись в Лост Хэвен. Но просто так уйти было бы для них полнейшим позором. И они решили подмять под себя Китайский Квартал. Имея прикрытие в виде инспектора полиции, они решили наступить на самую больную китайскую мозоль — проблемы с документами на право пребывания в стране. У многих переселенцев из Поднебесной если и были какие-то права, то… только «птичьи». Предыдущее полицейское руководство обычно закрывало на это глаза, так как хватало других проблем. А китайцы в основном сидели тихо и не высовывались, депортировали разве что отъявленных нарушителей закона и порядка. Новый же инспектор решил проявить излишнюю принципиальность и придираться к любым мелочам. Он стал устраивать рейд за рейдом, выявляя всё новые нарушения и выселяя всё больше и больше незаконно проживающих людей. Проблему для полиции составляло в основном то, что китайцы были «все на одно лицо», и порой приходилось попотеть, чтобы выяснить, кто на самом деле скрывается за документами на имя такое-то.

Некоторые китайцы не знали английского языка, и с ними вообще не церемонились. У кого-то были легальные документы на себя, но незаконно проживали друзья и родственники. Не работающие в полиции ирландцы под видом «добровольцев», «неравнодушных к проблеме», «патриотов» и «честных налогоплательщиков» активно помогали полиции. А потом принялись «доить» магазины и лавки китайцев. Оставшимся в Лост Хэвене уроженцам «страны драконов» оставалось уповать только на две силы — помощь своих соотечественников и местной итальянской мафии.

В бар Сальери зашёл китаец. Он поздоровался с Луиджи Корбини, «официально» работавшего на владельцев бара братьев Драгонетти, и немного поклонился. Луиджи поздоровался в ответ, догадываясь, что он пришёл просить помощи.
— Меня зовут Хо, я живу в Китайском Квартале, у меня там магазин, — представился сухощавый гость.
— Очень приятно, Луиджи, бармен этого скромного заведения.
— Я… — замялся китаец, с трудом подбирая слова, — я знаю, что… что Вы работаете на… «друзей друзей». Мне нужна Ваша помощь.
— Это связано с грёбаными ирландцами?
— Да, они превратили нас фактически в рабов. Они обложили нас данью, многих моих друзей и родственников депортировали из страны. Мы всегда дружили с итальянцами, и теперь я вынужден обратиться за помощью.
— Понимаю, мы сами страдаем от этих грязных ублюдков. Я думаю, Вам стоит поговорить с Теодоро Оливери. Вот, угощайтесь, это бесплатно, — Луиджи налил гостю кофе и передал ему тарелку с горячей итальянской пиццей. — А я пока схожу к Теодоро и сообщу о Вашем визите.
— Большое Вам спасибо, — снова поклонился Хо, пробуя пиццу и кофе.

Бармен ушёл в сторону кабинета и сообщил о визите гостя из Китайского Квартала. О доне Сальери китайцу, разумеется, ничего не говорили. Теодоро решил выяснить, чего хочет Хо, а потом сообщить об этом своему боссу. Когда Луиджи вернулся, Хо уже съел пиццу и выпил кофе, снова поблагодарив Корбини за доброту.
— Теодоро Оливери ждёт Вас, — сказал Луиджи. — Вот, проходите вот сюда.
— Спасибо.

Хо прошёл в кабинет и переговорил с консильери мафиозного клана. Он сказал о том, что им нужна помощь в переброске в Лост Хэвен нужных людей из Китая и в совместном освобождении их от ига ирландцев. Теодоро Оливери сказал своему собеседнику, что ему с «коллегами» надо обсудить это, а самому Хо он посоветовал пока ничего не предпринимать и платить дань ирландцам. Когда китаец ушёл, консильери спустился в бункер к Эннио.
— Привет, Теодоро!
— Здравствуйте, дон Сальери.
— Проходи, присаживайся.
— Спасибо. К нам приходил мистер Хо из Китайского Квартала.
— Просил помощи против поганых ирландцев? — догадался Сальери.
— Да. Он хочет, чтобы мы помогли перебросить сюда людей из Китая и совместно вышвырнуть отсюда ирландцев.
— Мы всегда дружили с китайцами, — произнёс Эннио, о чём-то думая и смотря на потолок. — Они могут нам помочь, и мы не должны бросать их. Но дело серьёзное. Я думаю, братьям Драгонетти следует связаться с Филиппе Кальтаджироне и епископом Сантоканале, пусть они подумают, как нам лучше поступить. Когда придёт их ответ, обсудить это с Морелло и действовать сообща. Как ты думаешь?
— Я тоже так считаю, — после некоторых раздумий произнёс Теодоро.
— Хорошо, тогда я позвоню братьям, пусть они свяжутся со своим дядей и епископом. Понятно, что у них там своих проблем полно, ведь идёт война, но я всё же хочу знать их мнение.
— Понятно. Если я больше не нужен, то я пойду.
— Да, иди, спасибо.

Эннио позвонил братьям Драгонетти и попросил их связаться с Италией и выяснить насчёт помощи китайцам. Положив трубку после разговора, Сальери с улыбкой отметил про себя, что фамилия Драгонетти идеально подходит для решения вопросов с китайцами, так как в Китае драконов (правда, в основном символизированных) вагон и маленькая тележка. Через несколько дней пришёл ответ, в котором сообщалось, что китайцам нужно обязательно помочь, при этом не требуя ничего взамен. Филиппе и епископ написали, что если Морелло будет настаивать на том, чтобы что-то получить от китайцев, заплатить ему самим. Не всё меряется деньгами, дружба дороже любых денег. Кальтаджироне и Сантоканале сообщили, что с китайцами нужно обязательно дружить. Они должны помочь против ирландцев и наверняка принесут итальянцам большую пользу в будущем.

Сальери связался с Морелло и подробно всё ему рассказал. Они договорились о том, что с китайцев они ничего требовать не будут, и после изгнания из Лост Хэвена ирландцев Китайский Квартал останется под контролем китайцев. Но другие районы будут контролироваться только итальянцами. Антонио не стал спорить и требовать собирать дань с Китайского Квартала, так как справедливо полагал, что ему и Сальери доходов с других районов хватит с лихвой. К тому же, идея иметь друзей в виде китайцев ему тоже понравилась. Марио Гамбакорта после инструкций от дона Сальери съездил к Хо и всё ему рассказал. А два итальянских клана стали разрабатывать план по нелегальной доставке в Лост Хэвен людей из Китая с последующей борьбой против ирландцев.

Пока разрабатывался план, Эннио Сальери, пользуясь некоторым затишьем, решил ненадолго выйти из бункера и прогуляться. Разумеется, он заранее предупредил своих людей, чтобы они подготовили его прогулку. Он понимал, что это очень рискованно, но сидеть постоянно в бункере он не мог. Ему требовалось освежиться, немного погулять. Он периодически по ночам под охраной выходил на задний двор своего бара, но сейчас он хотел прогуляться хотя бы недалеко от бара, на берегу реки. Он попросил Теодоро Оливери организовать его вояж, а также пригласить Антонио Морелло. Когда всё было готово, дона Сальери загримировали и надели на него чуть великоватую шляпу, чтобы его совсем было не узнать.

Все три отряда клана Сальери собрались в Малой Италии. Были взяты под контроль все прилегающие дома и улицы. На крышах зданий разместились гангстеры со снайперскими винтовками, во дворах дежурили несколько автоматчиков. На всякий случай были приготовлены несколько автомобилей. Мафиози размером со шкаф несли металлические щиты, чтобы, если что, прикрыть своего босса от обстрела. Эннио под охраной пешком дошёл до побережья реки, любуясь ночными пейзажами Лост Хэвена. Через несколько минут в сопровождении шести машин приехал Антонио Морелло на своём знаменитом «Сильвер Флетчере». Он подошёл к своему бывшему врагу.
— Привет, Антонио, — протянул руку Сальери.
— Привет, Эннио, — крепко пожал его руку Морелло.
— Вот мы и встретились.
— Да… Я не думал, что когда-нибудь это произойдёт. По крайней мере, на воле.
— Я тоже не думал. Но мне помогли очень хорошие люди.
— Хорошие люди — это залог успеха.
— Ты прав. Ты мудро поступил, согласившись на дружбу. Я много думал об этом. Лучше дружить, чем воевать. Мы много сделали плохого друг другу, но это сделало нас только сильнее. Сейчас надо дружить, иначе война отбросит нас снова назад. Тем более, у нас есть общий враг. Ситуация меняется, и многие захотят полакомиться жирными кусками этого города. И в одиночку можно не справиться с чужаками. Мы стали сильнее и мудрее. Надо ценить это, а всё плохое пусть останется в прошлом. Прошлого не вернуть и нельзя жить прошлым. Надо двигаться вперёд.
— Ты стал философом.
— Каждый человек по своей сути философ.

Они ещё долго бродили по берегу, о чём-то разговаривая. Каждый из них думал о том, что они творят историю. Историю не только города Лост Хэвен, но и всего мира, всей Вселенной. Потому что абсолютно всё вокруг связано множеством незримых нитей…

***

Ночью Антонио Морелло, находясь под впечатлением от встречи и разговора с Сальери, долго не мог уснуть и думал о разных глобальных вещах. Под утро его сморил сон, в котором он снова шёл по берегу реки с доном Сальери. С разных сторон, кроме реки, на них стали набегать ирландцы, вооружённые бейсбольными битами. Но Морелло и Сальери вытащили из-под своих чёрных плащей, в которые они почему-то были одеты, свои бейсбольные биты. Но только гигантских размеров, от этого ирландцы испугались и разбежались по сторонам.

Страница: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30


Смотрите также

 20 изменений в Alive Bars mod 28.11
 Цветочный бальзам. Глава 5
 Стелс миссия
 Дон Вито Дженовезе

avatar
5000
jimmy
jimmy

Cool! :)