Мафия: Возвращение в Лост Хэвен


ГЛАВА 3

Мафия: Возвращение в Лост ХэвенИнспектор Людерс внимательно, чуть прищурив глаза, слушал офицера МакДормонда. Когда тот всё рассказал, Людерс поблагодарил его и отпустил по делам. А затем снял трубку телефона, сделал несколько срочных звонков, дал несколько распоряжений, после чего набрал номер Эрикссона.
— Да?
— Ой, хорошо, Эрикссон, что ты дома. Это Людерс.
— Здравствуйте, инспектор.
— Привет-привет. Ты должен зайти ко мне — у меня есть интересная информация.
— Хорошо, инспектор, я скоро подъеду.

Одеваясь практически на ходу, Уве поспешил в полицейский участок. Быстро поздоровавшись с коллегами, он направился прямиком к кабинету Людерса и постучал.
— Входите! — раздался голос из-за двери.
— Доброе утро, инспектор, — произнёс Уве, входя в кабинет и закрывая за собой дверь.
— Доброе утро, Эрикссон. Присаживайся.
— Спасибо.
— Недавно ко мне приходил офицер МакДормонд. Он работал в штатской одежде на вокзале. Офицер выслеживал какого-то карманника, который повадился грабить людей в вокзальной толкучке. Так вот, карманника поймать ему пока не удалось, но зато он видел, как в поезд, отправляющийся в Честерфилд-на-Потомаке, садился известный нам Массимо Астуто по кличке Тигр. Офицер сообщил, что Тигр всё время смотрел по сторонам, видимо, опасаясь, что его заметит полиция. Так как МакДормонд был в штатском, а его Тигр не знал, на него он внимания не обратил. То, что это был именно Тигр, МакДормонд не сомневается — на его лице виднелись его знаменитые шрамы.
— Ага. Значит, Тигр либо что-то натворил, либо поехал к Хокинсу. Иначе зачем ему воровато озираться? Наконец-то он как-то проявил себя. А-то у меня это дело из головы не идёт.
— Похоже на то, что он поехал к Хокинсу. Я связался с Честерфилдом и попросил тамошних полицейских проследить незаметно за Тигром, ничего не афишируя. Я дал распоряжение Догерти быстро отправить им ориентировки на Хокинса и Смита, но ничего не предпринимать, если они будут там обнаружены, иначе можно спугнуть тех, кто всё это организовал. А это явно не Хокинс. Он, похоже, пешка в чьей-то шахматной партии.
— Вы правы, инспектор. А если Астуто едет не в Честерфилд, а сойдёт раньше на другой станции?
— Я это тоже предусмотрел и дал ряд поручений, если итальянец выйдет раньше, но скорее всего Тигр едет именно в Честерфилд-на-Потомаке, потому что до других городов по пути следования состава ходят автобусы и другие поезда, где более дешёвые билеты. Зачем Тигру платить лишние деньги? К тому же, если Хокинс где-то скрывается, это место должно быть далеко от нашего города. Кстати, я послал лейтенанта Вильмотса на вокзал проверить, негласно, разумеется, покупал ли Астуто билет сам, либо это сделал кто-то другой.
— Да, что-то мне подсказывает, что Хокинс, а возможно, и Смит сейчас именно там.
— Ну ладно, Эрикссон. Пока не вернулся Вильмотс, давай обсудим другие наши дела…

Через некоторое время в дверь кабинета постучал Вильмотс. Когда он вошёл, Людерс и Эрикссон стали внимательно слушать, что он скажет.
— Я обратился на вокзал за информацией по поводу купленных билетов, — стал говорить лейтенант. — На всякий случай застращал их интересами государственной безопасности, чтобы они не проболтались. Если Тигр узнает, что кто-то интересовался этой информацией именно о его поезде, он может заподозрить неладное. Так вот, ничего похожего на Массимо Астуто там не было. Ни в каких документах он не значится. Человека со шрамами тоже никто не вспомнил, или просто забыли, хотя внешность весьма приметная. Вероятно, билет покупал не Тигр.
— Получается, что Астуто действительно не хотел афишировать свою поездку в Честерфилд-на-Потомаке. А значит, ему есть, что скрывать, — произнёс инспектор Людерс.
— Похоже на то.
— Ну хорошо, спасибо, Вильмотс, ты здорово помог нам. Можешь идти.

Когда Вильмотс вышел из кабинета, Людерс сказал Уве:
— Ну что, Эрикссон. Предлагаю дождаться информации из Честерфилда, если Хокинс действительно там, надо будет его аккуратно припугнуть и выведать всю информацию.
— Мне не терпится узнать, что же, чёрт его дери, произошло на самом деле.
Несколько дней детектив был как на иголках, ожидая информацию о поездке Тигра. Поэтому, когда в трубке своего домашнего телефона он услышал сосредоточенный голос Людерса, вызывавшего его к себе в кабинет, то моментально бросился в участок.
— Здравствуйте, инспектор, информация об итальянце? — практически влетая без стука в кабинет Людерса, быстро произнёс Уве.
— Привет, Эрикссон. Садись.
— Не томите, инспектор.
— Да успокойся ты! Сейчас всё расскажу. Тигр действительно доехал до Честерфилда-на-Потомаке, аккурат на выходные, на вокзале так же, как и здесь, стараясь не попадаться на глаза полицейских. Он направился к небольшому частному дому номер пять на улице Джефферсона, возле которого тщательно огляделся, а потом вошёл внутрь. Вышел он оттуда на следующий день и направился обратно сюда. Я дал распоряжение не останавливать его и не делать ничего такого, что могло бы вызвать у него подозрения. Пусть думает, что он съездил туда никем не замеченным.
— Он был у Хокинса? — не выдержал Уве.
— Да слушай же ты! — гневно рявкнул Людерс на нетерпеливого детектива, отчего тот даже немного съёжился. — Как нам рассказали, он был у человека, внешне похожего на Хокинса. В общем, да, это Хокинс. Который, разумеется, проживает там под вымышленным именем. Как сообщили тамошние полицейские, этот человек поселился в их городе несколько дней назад, по документам это Джек Шилдс.
— Неприметное имя, — рискнул снова вставить свою реплику Уве.
— Да, ты прав, Эрикссон. Такое имя не привлекает никакого внимания. А представь, что он там жил бы, допустим, под именем Германарих фон Шенхгаузен-Вальдорф? — неожиданно пошутил инспектор, чем полностью восстановил непринуждённую атмосферу беседы.
Уве искренне рассмеялся и стал чувствовать себя гораздо вольготнее. А Людерс тем временем продолжил:
— Так вот, этот самый Джек Шилдс уже успел устроиться на работу на стройку небоскрёба на улице Дюделанж, которую совсем недавно начало руководство Честерфилда-на-Потомаке. Возможно, ему кто-то в этом помог. Тебе надо съездить туда и выведать информацию. Брать на испуг ты умеешь, а Хокинс, похоже, не самый смелый в мире человек. Подкарауль его где-нибудь, приставь пушку к затылку и тщательно расспроси. А чтобы он держал язык за зубами о вашем разговоре, скажи, что если он проболтается, то и его, и Тигра грохнут безо всяких раздумий.
— Понятно. Командировочные выдадите? — с долей юмора произнёс Эрикссон.
— Ну что ты за человек? Не волнуйся, не обделим тебя. Только на всякий случай особо не светись на вокзале.
— Хорошо.

Людерс через помощников приобрёл Эрикссону билеты до Честерфилда-на-Потомаке. В день поездки детектив тщательно проверил свой «Кольт», взял немного домашней еды, бинокль и ещё кое-какие вещи, оделся как можно неприметнее и отправился на вокзал не на своей машине, а на городском трамвае. Кто его знает, а вдруг за ним кто-то следит? Он натянул шляпу пониже, и незаметно, исподлобья, наблюдал за округой. Подозрительного ничего не было, хотя профессионалы умеют так следить за людьми, что обнаружить их очень и очень сложно. Всю дорогу до Честерфилда он обдумывал возможные варианты развития событий и диалог с Хокинсом. То, что это Хокинс, сомнений не было.

Приехал Уве днём, в разгар рабочего дня. Пройдя сквозь толпу снующих на вокзале людей, он вышел из здания и обратился к случайной прохожей:
— Простите, миссис, не подскажете ли как проехать на улицу Дюделанж, там ещё небоскрёб строить начали.
— Вон там, видите, метро вдалеке?
— Да, — присмотревшись, обнаружил станцию Уве.
— Спуститесь вниз и посмотрите на информационном стенде. Туда идёт один из составов, но какой именно, извините, я не помню.
— Ну что Вы, Вы и так мне очень помогли! Огромное спасибо, я разберусь с этим. Всего Вам доброго!
— Спасибо, всего доброго!

Эрикссон незаметно огляделся, делая вид, что стряхивает с брюк пыль, но подозрительного ничего не обнаружил. Он направился к метро и, спустившись вниз, на огромной карте, висевшей на стене, нашёл улицу Дюделанж, ближайшую к ней станцию и номер состава, который туда идёт. Через несколько минут с грохотом подъехал синий состав, и Эрикссон поехал на стройку. Людей в вагоне было не очень много, так как основной поток пассажиров приходится на утренний и вечерний часы-пик, когда люди едут на работу, а затем обратно. Выйдя на нужной станции и ещё раз спросив, как найти стройку, Эрикссон отправился туда. Он хотел проверить, действительно ли это Хокинс, хотя причин не доверять местным сотрудникам полиции у него не было. Выйдя из метро, он понял, что можно было и не спрашивать о стройке — вдалеке виднелось какое-то строительство, и неспешные «болтовские» зелёные грузовики, покачиваясь из стороны в сторону, что-то привозили и увозили оттуда.

Детективу пришлось изрядно поломать голову, чтобы найти такую позицию, откуда можно было бы использовать бинокль, не вызывая подозрений. Наконец, он нашёл такое место рядом с огромными штабелями строительных блоков. Уве огляделся и достал из сумки чёрный бинокль, с помощью которого стал разглядывать копошащихся на стройке рабочих. Их было много, и они постоянно двигались, поэтому было сложно за ними следить. Тем более, ему приходилось периодически оглядываться и смотреть, не обнаружил ли его кто-нибудь. Терпение детектива было вознаграждено — ему удалось обнаружить Хокинса, оживлённо о чём-то разговаривающего с другим рабочим. Несмотря на то, что он был в оранжевой защитной каске, его лицо в бинокль просматривалось очень чётко. Все сомнения были развеяны, и теперь, убрав бинокль обратно в сумку и отойдя в сторону, Уве думал, где можно было бы подкараулить беглого охранника психиатрической лечебницы. На стройке и рядом с ней, разумеется, сделать это было невозможно, так как здесь полно народу. Какая местность возле его дома, Уве было неизвестно. Время до окончания рабочего дня ещё было, и он направился к метро, чтобы доехать до улицы Джефферсона и просмотреть местность на предмет подкарауливания Хокинса.

Добравшись до ближайшей к дому Хокинса станции, Уве стал внимательно исследовать местность и думать логически. Если он ездит на метро, значит выйдет здесь и пойдёт по этой дороге. А если не на метро? На такси вряд ли, потому что это слишком дорого. Своей машины у него нет. А если он поедет на трамвае? Эрикссон прошёлся по округе и нашёл ближайшую трамвайную остановку. И так, и эдак, до дома Хокинса не было никаких укромных мест. Уве дошёл до пятого дома по улице Джефферсона и понял, что если Хокинс никуда больше не пойдёт, то подкараулить его он не сможет. Эх, если бы он шёл через лес, видневшийся за забором, ограничивающим частные владения…

Уве нашёл дорогу, ведущую к лесу, и направился туда. У него возникла идея проникнуть в дом Хокинса через чёрный ход, и дождаться его там. Лесные дорожки уходили немного вниз, а забор возле частных домов находился относительно них на некотором возвышении. Это было плохо с точки зрения обнаружения, но хорошо было то, что рядом с забором никто не ходил, и это место густо заросло деревьями и кустами. Притворившись обычным прохожим, дышащим свежим воздухом в лесу, Уве стал медленно ходить туда-сюда, дожидаясь, пока поблизости не будет людей. Когда рядом никого не было, он ринулся через кусты на небольшой холм и спрятался за деревьями и кустарниками. Место было очень хорошо закрыто, и задний двор пятого дома был как раз рядом. Уве сквозь щель забора внимательно осмотрел местность. Всё было тихо, кроме женщины возле соседнего дома, читающей книгу в плетёном кресле под огромным уличным зонтиком, защищающим от солнца. Эрикссон понимал, что как только он будет перелезать через забор, она его сразу же обнаружит. Что же делать?

Детектив решил на время отвлечь её. Он хотел что-нибудь бросить на крышу её дома, чтобы она пошла посмотреть, что там произошло. Но рядом ничего подходящего не было. Нужен был камень или что-то похожее, но поблизости ничего такого не наблюдалось. Ветку бросать нельзя — её сразу же будет видно, да и запустить её далеко тоже не удастся. Пришлось осторожно возвращаться к лесным тропинкам и искать что-то подходящее для отвлечения соседки Хокинса. Обнаружив камень, Уве сделал вид, что завязывает шнурки, а сам незаметно положил булыжник в карман. Снова дождавшись отсутствия рядом прохожих, он помчался к месту засады. Спрятав в кустах сумку с биноклем и остатками еды, чтобы она ему пока не мешала, Уве выбрал подходящий для броска момент и запустил камень через забор по высокой траектории, чтобы его сложнее было заметить. Читающая женщина не видела летящий камень, и вздрогнула лишь тогда, когда он с грохотом опустился на её крышу. Она отложила книгу и пошла посмотреть, что произвело шум. Эрикссон подтянулся на руках, зацепившись за верхний край забора и, помогая себе ногами, перелез через него, сразу же метнувшись к задней двери дома Хокинса. В его карманах, помимо пистолета, находились отмычки, которыми иногда приходилось пользоваться. Замок задней двери был простейшим, поэтому Эрикссон, немного повозившись, открыл эту дверь. Он понимал, что нарушает закон, но решил рискнуть и войти внутрь.

Он стал осторожно исследовать жилище, потому что там мог находиться Джон Смит или ещё кто-то. А может быть, удастся какую-нибудь ценную информацию получить. Уве аккуратно заглядывал в разные комнаты, шарил в ящиках столов и шкафах, проверил даже бачок унитаза, где иногда люди прячут разные вещи, которые не хотят «светить». Но никаких ценных с точки зрения информации вещей он не обнаружил, равно как и людей. Где находился Джон Смит, тоже было неясно. Оставалось ждать, когда вернётся Хокинс. Вскоре Уве почувствовал лёгкий голод. Кое-что оставалось в сумке, но она была оставлена в кустах за забором, и лезть за ней было сейчас нельзя. Поэтому Эрикссон нашёл кое-какую еду на кухне Хокинса и пообедал прямо там. Время ожидания тянулось медленно, но деваться было некуда. Наконец, во дворе раздался шум. Уве спрятался за диваном, стоящим недалеко от входной двери, и достал из кармана свой «Кольт». Послышался шум открывающейся входной двери, и через несколько секунд, ничего не подозревая, в дом вошёл Мэтью Хокинс. Тяжело вздыхая, видимо, устав после работы, он проследовал в одну из комнат. Эрикссон тихо вылез из-за дивана и осторожными широкими шагами, чтобы не шуметь, направился за ним.
А-а-а! — вскрикнул хозяин жилища, машинально поднимая руки вверх, почувствовав прикосновение холодного металлического дула к своему затылку. — Не трогайте меня, заберите все деньги, только не убивайте меня!

Эрикссон понял, что такого паникёра расколоть будет не очень сложно. Поэтому нарочито грубым голосом он спросил его:
— Ты Хокинс?
— Н-н-нет, В-в-вы ош-ш-шиблись, — заикаясь от страха, произнёс Мэтью. — М-м-еня зовут Джек Ш-ш-шилдс.
— Со мной лучше не шутить. Ты останешься в живых только в одном случае — если честно ответишь на мои вопросы, и если никому не расскажешь о нашем разговоре. А если соврёшь или проболтаешься, и ты, и твой друг Массимо Астуто по кличке Тигр, будете наслаждаться красотами подводного мира, стоя в тазах с цементом. И не трясись. Ты всё понял?
— Да, — немного успокоившись, ответил Мэтью.
— Итак, ты Хокинс?
— Да, я Мэтью Хокинс.
— Где находится Джон Смит?
— Я не знаю. Честное слово, мистер, я действительно не знаю. Ко мне обратился мой друг Тигр, Массимо Астуто, он был очень взволнован. Он сказал мне, что какие-то мафиозники хотят заполучить этого самого Джона Смита, и я должен выкрасть его, а они потом подстроят так, как будто мы перевернулись и сгорели в машине. Я отказался, но Тигр сказал мне, что этим людям отказывать нельзя, иначе они нас, ну, Вы понимаете. Тем более, если я всё сделаю как надо, они дадут мне собственное жильё, новые документы, деньги и работу в другом городе. А я некоторое время назад проигрался в казино, и мне пришлось продать своё жильё и снимать квартиру.
— У мистера Дудли?
— Да, да, у мистера Дудли. Я испугался, да и деньги с собственным жильём очень хотелось получить, поэтому я согласился. В назначенный день я по их просьбе как будто случайно показал в больнице свой медальон, чтобы его видели, а ночью украл ключи, открыл палату Смита и вывел его наружу. Он всё время молчит и делает всё, что ему скажут, поэтому он послушно пошёл за мной. Во дворе нас уже ждали девять гангстеров и два чёрных «Фалконера». Трое бандитов увезли на одной машине Смита, трое вскрыли «Болт» миссис Камински, им я отдал ключи и медальон, а трое оставшихся отвезли меня сюда. Я боялся, что они меня прикончат как ненужного свидетеля, но они только приказали мне держать язык за зубами и выполнили своё обещание.
— Куда они увезли Джона Смита?
— Я не знаю, они мне не говорили.
— Им нужен был именно он и никто другой?
— Да. Тигр сказал мне, что нужен именно Джон Смит.
— Гангстеры как-то называли друг друга, по именам, или, может быть, по кличкам?
— Нет, они, похоже, не хотели, чтобы я о них что-то знал.
— Номера машин какие у них были?
— Ой, мистер, я так волновался, что о номерах даже не думал. Поэтому не знаю, какие у них были номера.
— Приметы какие у них были?
— Какие приметы?
— Шрамы, усы, бороды, заикались, шепелявили, акцент, может быть какой-то был, или ещё что-то запоминающееся?
— Акцент небольшой был, наверное, итальянский, а так ничего необычного я не обнаружил.
— Ясно. Пять минут не оборачивайся и не забывай, о чём мы с тобой договорились. Понял?
— Да, мистер.

Уве побежал к задней двери, попутно убирая в карман свой пистолет. Когда он перелезал обратно через забор, он услышал, как соседка Хокинса закричала, увидев подозрительного мужчину:
— Полиция! Полиция! Воры!

Эрикссон знал, что она сейчас вызовет полицию, поэтому подобрал свою сумку, сунул туда шляпу и направился к лесным тропинкам. Он понимал, что с точки зрения блюстителей порядка преступник должен скрываться в лесной чаще, поэтому как ни в чём не бывало спокойно пошёл к оживлённой городской улице. Через несколько минут он увидел бегущего по улице Джефферсона полицейского в синей форме, а потом по дороге промчался полицейский «Шуберт». Эрикссон прикинулся случайным пешеходом, и даже остановился, как обычный прохожий наблюдая за тем, куда двигаются стражи правопорядка.

По дороге обратно в Нью Лейденфорд детектив думал о том, зачем мафиозникам потребовался Джон Смит. Из нескольких версий, которые были у него изначально, он теперь склонялся к одной — именно этот пациент психиатрической клиники нужен был им для того, чтобы кого-то им заменить. Или из-за необычайно тихого и молчаливого характера Джона Смита, или из-за его внешности. Скорее всего, второе. Наверняка хотят кого-то скрыть от правосудия, а потом подкинуть тело Смита, как будто погиб кто-то другой. Правда, кто же это на самом деле, может выясниться после экспертизы. Хотя, итальянцы иногда такие выкрутасы делают, что и экспертиза не поможет установить правду. Надо будет попросить Людерса использовать свои связи, чтобы раздобыть как можно больше досье на мафиозников…

Вернувшись в город, Эрикссон направился прямиком в участок и хотел переговорить с Людерсом. Но инспектор был у комиссара, и пришлось ждать, когда он появится. Когда Людерс пришёл, Уве рассказал ему о своей поездке и допросе Хокинса.

— Значит, это всё действительно затеяли хреновы мафиозники… — задумчиво произнёс инспектор.
— Да. Надо запросить как можно больше досье на гангстеров, у которых проблемы с законом.
— И ещё на тех, кто сейчас мотает срок за решёткой.
— Вы думаете, итальянцы и на это могут пойти?
— Ох, Эрикссон, поверь мне, старому легавому, эти чёртовы итальянцы способны на что угодно! Ну ладно, я сделаю запросы, а потом сядем вместе и просмотрим фотографии этих ублюдков.

***

Мэтью Хокинс никак не мог прийти в себя после визита непрошенного гостя. И неудивительно — кто-то приставил к голове пистолет, да ещё и умудрился незаметно взломать заднюю дверь в доме. Кто же это? Полиция? Конкурирующая мафия? Или та, которой он помог, чтобы проверить, не проболтается ли он, если на него надавить? Наверное, нет, иначе они бы его грохнули, за то, что проболтался. А как тут не проболтаться, если на тебя пушку навели? Ну ладно, надо забыть об этом, и никому не рассказывать, даже Тигру. Интересно, когда Массимо снова приедет?

Хокинс долго ворочался, прежде чем ему удалось заснуть. Но и ночью его одолевали не очень приятные сны. Ему снилось, что он бежит по какой-то улице. За ним никто не гонится, но он напуган и постоянно оглядывается. Впереди показался какой-то парень в кепке, машущий рукой. Хокинс направился к нему, так как парень этот не вызывал у него никакого чувства страха. Когда он приблизился, оказалось, что у парня в руках автомат «Томпсон». Он дал его Хокинсу и сказал, кивая головой на покосившийся деревянный заборчик:
— Они там!

Хокинс взял у него автомат, выбил ногой доски забора и забежал в небольшой дворик.
— Как я вас всех ненавижу! — кричал он. — Как вы мне все надоели!

На балкончиках на уровне второго этажа стали появляться мафиозники в чёрных плащах и шляпах. Он стал стрелять в них, а они стали убегать. За углом появились ещё несколько гангстеров, но, увидев Хокинса, и они мгновенно бросились наутёк. Хокинс бежал за ними и стрелял. Добежав до дороги, он увидел полицейских, которые бросились на него и скрутили. На этом месте Хокинс проснулся.

Страница: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30


Смотрите также

 Mafia Party Mod
 Враг общества номер один
 Фрэнк Бомпенсьеро
 Рассказ «Антон»

avatar
5000
jimmy
jimmy

Cool! :)