Мафия: Возвращение в Лост Хэвен


ГЛАВА 8

Всё утро Алессандро и Фабио охали и крякали. После вчерашней работы болели все мышцы. Даже там, где, как они думали, мышц нет, мышцы тоже болели. Когда в очередной раз мускулы дали о себе знать, братья громко расхохотались. О «прогуливании» работы и речи быть не могло, поэтому они умылись, одели высохшую за ночь постиранную одежду и пошли в бар Сальери перекусить. Луиджи уже встречал их как своих старых знакомых, отчего братья Драгонетти были несказанно рады. Наевшись, они по уже ставшей знакомой улице пошли вдоль трамвайных путей в сторону реки. Повернув в противоположную трамвайной линии сторону, они попытались бодро взбежать по деревянной лестнице на платформу станции «Little Italy», но перегруженные вчера мышцы и набитые животы не позволили им двигаться быстро.

Завтракать в другом месте надобности уже не было, поэтому они доехали до станции «Market Ave» и пошли к горе. Несмотря на мышцы, каждый из них думал о том, что придётся опять как можно быстрее подниматься наверх. Хотелось как можно скорее добраться туда. А там уже можно будет как следует отдохнуть, а потом и покурить. О походе в элитный район со стороны «Oakwood», естественно, речь не шла. Подходя к стоянке, где они вчера умывались и едва не угодили в полицию, Фабио и Алессандро обратили внимание, что сломанный гидрант был как новенький. А может быть, новенький и был. Но это было для них второстепенно, потому что нужно было опять взбираться по довольно крутой дороге наверх.

— Фу-у-у…, — выдохнул положивший ладони на бока Фабио, оказавшись на верхотуре.
— Да ну… Без машины я сюда не хочу подниматься, — добавил Алессандро.
— Давай сегодня доделаем вчерашнюю работу, а потом будем думать, что делать. Каждый раз таскаться сюда пешком я тоже не собираюсь.
— Ты прав. Кстати, дядя Филиппе говорил, что нет ничего невозможного. Поэтому унижаться не будем. Мы достойны лучшего.
— Точно. Ещё дядя Филиппе говорил, что многие люди не ценят себя и не верят в свои силы. Или считают себя недостойными чего-то хорошего. А мысли, как говорит дядя Филиппе, влияют на жизнь человека. Я думаю, зря мы иногда не прислушиваемся к его словам.
— Это вполне объяснимо. Люди хотят верить в то, что можно потрогать руками и проверить. А дядя Филиппе говорит о невидимых вещах, поэтому и верится с трудом. Вот в этом ошибка и заключается. Прочь сомнения — и всё будет как мы хотим!
— Действительно. Хуже от этого точно не будет, зато самим приятно! Зачем нам что-то ненужное? Люди таскают на себе кучу проблем, страхов, обид, сомнений. Зачем это нужно? Это камень, тянущий вниз. Ну ладно, доставай сигареты!

Они рассмеялись и закурили. Каждый из них думал о том, что этот мир действительно таит в себе какое-то волшебство. А прекрасный пейзаж, открывающийся с этого места, как будто подтверждал их мысли. Не успев докурить, они услышали, как один из автомобилей, курсирующих по элитному району, остановился за их спинами на дороге. Братья похолодели. Забыв о том, что говорил дядя Филиппе, и о чём они сами совсем недавно разговаривали, они испугались, думая, что это приехал за ними Морелло. Медленно обернувшись, Алессандро и Фабио увидели полицейский «Шуберт», из которого вышел сотрудник в синей форме и сказал им:
— Ну-ка вылезли оттуда!

Братья спешно перешагнули через заградительный заборчик.
— Вы что тут делаете? — строго спросил полисмен.
— Мы работать пришли, — ответил Фабио.
— Все вы так говорите. Наверняка решили ограбить кого-нибудь. Люди-то здесь богатые живут. А вы явно не из их числа.
— Мистер полицейский, — возмутился Алессандро, — если мы пока что не богаты, это не значит, что мы пришли кого-то грабить. Мы работаем на мистера Вудгейта, который хочет построить здесь дом. Мы копаем фундамент. Можно прямо сейчас пойти к нему, он всё подтвердит. Мы и вчера тут работали.
— Хорошо. Но если вы меня обманули, вам несдобровать. И ещё — у меня оружие. Решите сбежать — буду стрелять. Это понятно?
— Да.

Братья пошли пешком, а полицейский снова сел в машину, которая медленно ехала рядом с ними. Стоявший возле дороги Вудгейт ехидно улыбнулся и надменно покачал головой.
— Я так и знал, что это хулиганьё что-то натворит. Ну что за сволочи?
— Они работают на Вас, мистер Вудгейт? — спросил сотрудник.
— Да. Они копают мне фундамент. Так что они натворили?
— Перелезли через ограждение и курили.
— Вот наглецы!
— Ну ладно, мы поехали. Мы думали, что это грабители.

Патрульный автомобиль уехал, а мистер Вудгейт приказным тоном сказал братьям:
— Быстро за лопаты и работать. И чтобы не хулиганили тут. Здесь живут уважаемые люди, им не нужны из-за вас проблемы. Поняли?
— Да.

И Фабио, и Алессандро хотели после такого отношения к себе плюнуть в жирную харю мистера Вудгейта и уйти, но всё же решили доделать начатое дело, получить деньги и больше не работать на этого типа. Наниматель опять куда-то ушёл, и братья спокойно работали. Они хотели побыстрее докопать фундаментную яму до нужного уровня, поэтому старались не обращать внимания на усталость и напряжение мускулов. В очередной раз проверив глубину круглой палкой со специальной отметкой, Фабио произнёс:
— Вроде бы нормально.
— Слушай, давай ещё немного углубим. Чтобы Вудгейт не мог придраться. А-то скажет, что миллиметр не доделали.
— Ладно, давай. Тем более, что его пока ещё нет. Опять куда-то умотал.

Они решили сделать яму поглубже и снова принялись за работу. Алессандро почувствовал, что земля стала постепенно проваливаться куда-то вниз.
— Фабио, — сказал он, — смотри, земля проваливается. Похоже, там пустота какая-то.

Они аккуратно прорыли это место, и кусок земли брякнулся вниз, открыв проход в тёмную и сырую пещеру. Братья испуганно переглянулись, а затем быстро обернулись, чтобы посмотреть, нет ли поблизости мистера Вудгейта. Его не было, и они осторожно пробрались вниз. Темноту пещеры еле-еле освещал только свет, идущий из ямы, поэтому двигаться пришлось практически на ощупь. Алессандро прикурил сигарету, но она ненамного улучшила ситуацию с освещением.
— Эх, сейчас бы фонарик, — сказал Фабио.
— Да уж. Он нам точно бы сейчас не помешал.
— Смотри, мешок какой-то.
— Странно. Как он тут оказался? — произнёс Алессандро, зажигая спичку, чтобы как следует осветить попорченный от времени и сырости мешок.

Фабио развернул материю и издал тихий вопль. Алессандро поперхнулся сигаретным дымом и выругался на итальянском языке. В мешке лежали статуэтки из золота и каких-то других материалов.
— Что делать будем? — испуганно спросил Фабио, когда через несколько секунд пришёл в себя.
— Если мы сейчас вытащим мешок, мы его просто так не сможем принести домой. Надо где-то спрятать его. Или здесь оставить.
— Нет, здесь нельзя. Вудгейт обнаружит пещеру и найдёт мешок. Это место надо будет опять землёй засыпать, как будто здесь ничего нет.
— А где мы тогда его спрячем?
— Слушай, его кто-то сюда принёс. Значит, кто-то в пещеру зашёл. Значит, здесь вход в неё должен быть. Только где он? Темно здесь.
— Точно, в пещеру должен быть вход. Давай, пошли туда.

Они прошли ещё несколько метров и уткнулись в огромный камень.
— Похоже, кто-то замаскировал вход в пещеру этим валуном, — произнёс Фабио.
— Похоже, что так. Давай, поднажмём.

Они вместе налегли на камень и с трудом стали по чуть-чуть сдвигать его. Снаружи послышался шум скатывающейся по траве земли. Ещё через некоторое время показалась узкая щёлка солнечного света.
— Точно! — радостно воскликнул Алессандро. — Это выход на склон горы.
— Отлично! Давай оставим пока этот камень, чтобы не выдавать это место, а ночью придём сюда и заберём мешок.
— Согласен. А теперь давай быстро засыплем это место землёй, пока Вудгейт не вернулся.

Они поспешили обратно и вылезли из пещеры.
— Слушай, — сказал Фабио, — земли придётся очень много туда накидать, тем более, что она частично будет в сторону скатываться. Вудгейт сразу же заметит, что выкопанной земли стало гораздо меньше.
— Надо что-то положить туда, перекрыть дыру. А сверху немного земли насыпать и утрамбовать.

Они стали бегать по участку, пока не нашли несколько старых сломанных досок. Братья закрыли ими дыру, ведущую в пещеру, а сверху накидали немного земли и всё выровняли. Увидев, что пещеру никак не видно, они закурили и стали ждать Вудгейта, попутно обсуждая план дальнейших действий.
— Надо будет фонарик купить, — сказал Алессандро, всё ещё не верящий в реальность происходящего. — Но пользоваться им только если совсем ничего не видно, иначе нас могут засечь.
— Прав был Поли. У Вудгейта действительно клад обнаружился. Сейчас главное не прошляпить его.
— Мы просто не имеем права его прошляпить.
— Машина нужна будет. Если мы ночью будем сами тащить этот мешок, это сразу же вызовет подозрения.
— Да. Воспользуемся отмычкой.
— А куда мы потом денем этот клад?
— Его ещё надо домой доставить.
— Но всё равно. Что делать с ним будем?
— Мне кажется, афишировать это не надо. Американские власти могут что-нибудь придумать, чтобы у нас это всё отобрать. Надо будет опять письмо дяде Филиппе написать. У него связи в Ватикане, я думаю, они там что-нибудь придумают.
— Может быть, к дону Сальери обратиться? За какой-нибудь процент.
— Похоже, к дону Сальери в любом случае придётся обращаться, нам ведь ещё надо будет правильно воспользоваться деньгами и иметь защиту. А у дона Сальери опыт, связи и сила. Но сначала надо обязательно связаться с дядей Филиппе. Кстати, если вывезем клад к себе домой, долю дяде обязательно дадим.
— Да, он учил нас, что жадность создаёт только проблемы. Чем больше помогаешь людям, тем благосклоннее к тебе жизнь.

Вскоре вернулся Вудгейт. Ребята «сдали» ему работу. Он нехотя её принял:
— Могли бы и поглубже выкопать, лодыри. Ладно, вот ваши деньги. А теперь проваливайте.

Братья поспешили вниз с горы. Они не могли думать ни о чём другом, кроме как о кладе. Иногда им начинало казаться, что всё это происходит не с ними. От волнения они чуть было не проехали свою станцию. Поужинав в баре Сальери и купив фонарик, они направились домой. Немного отдохнув, они стали рассуждать.
— Машину угонять будем подальше отсюда, но не рядом с горой, — произнёс Фабио, расстилая на столе карту Лост Хэвена. — Так будет безопаснее.
— Предлагаю в Хобокене это сделать. Район бедный, полиции наверняка до него особого дела нет, они в основном следят за порядком в богатых районах и там, где много административных зданий. Да и ехать через весь город на угнанном автомобиле не придётся. Проедем через тоннель, а там спрячем машину и полезем наверх искать тот камень на входе в пещеру.
— Пожалуй, ты прав. И машину надо постараться взять неприметную.
— Да. А потом желательно вернуть её обратно. Если её владелец не спохватится, то как будто так и было.
— Согласен. Так мы и сделаем…

Алессандро и Фабио постоянно выглядывали в окно, как будто от этого быстрее стемнеет. Когда ночь полностью вступила в свои права, братья натянули кепки поглубже на лоб и с заговорщицкими выражениями лиц «пошли на дело». От преступного, но всё же приятного волнения город казался ещё лучше. Звёздное небо создавало впечатление, что Лост Хэвен находится в каких-то космических мирах. На станции «Hoboken» кладоискатели (а точнее, «кладозабиратели») вышли, быстро спустились вниз и юркнули в наиболее тёмную часть улицы. Затем прошли в один из дворов, огляделись и достали карту.
— Так. Здесь клуб, здесь бар, — наморщив лоб, произнёс Алессандро, подсвечивая карту города фонариком. — Значит, там людей полно. По идее, надо идти на юг или на север.
— Давай на юг. Потом вот здесь проедем и встанем на углу, где трамвай заворачивает, чтобы обе основные дороги просматривались. Нам надо будет дождаться, пока поезд проедет, чтобы тоннель был гарантированно свободен.
— Пошли.

Они быстро спрятали карту и фонарик, огляделись и вышли на дорогу. Определившись, где юг, они медленно пошли искать неприметный автомобиль для угона. Вскоре их внимание привлёк старый чёрный «Bolt Ace». Рядом никого не было, и место, где он стоял, было очень тёмным.
— Вот, — произнёс Фабио, — то, что надо.

Они огляделись и быстро взломали древний автомобильный замок. Фабио сел за руль, а его брат следил за шухером.
— Бензина не очень много, — сказал водитель.
— Слушай, останови машину, — неожиданно попросил Алессандро, когда они свернули за поворот.
— Что там? Зачем? — испугался Фабио.
— Да всё нормально. Я просто посмотрю, не спохватился ли кто машины.

Он быстро вышел из Болта и заглянул за угол.
— Нормально. Всё тихо, — сказал он, снова забравшись в салон.

Они проехали мимо стоянки, где умывались из пожарного гидранта, и доехали до угла дороги. Фабио остановил автомобиль чуть в стороне, чтобы не мешать дорожному движению. Отсюда была видна железная дорога и длинные участки двух улиц.
— Дьявол! Полиция едет! — увидев вдалеке полицейский «Шуберт», воскликнул Алессандро.
— Может, спрячемся, чтобы нас снаружи видно не было?
— А если они подойдут? Сразу станет понятно, что мы прячемся.
— Вылезай быстрее, я тоже вылезу через твою дверь. Если что, мы не знаем, что это за машина.

Они быстро вылезли через дальнюю от полицейской машины дверь, и присели на дороге за автомобилем. Осторожно, чтобы не «спалиться», они выглядывали из-за кузова, чтобы смотреть, куда едут блюстители закона.
— Фу, — облегчённо вздохнул Фабио, когда «Шуберт» скрылся за поворотом.

Через несколько минут вдалеке послышался длинный гудок. Вскоре машины на переезде остановились, а затем длинный товарный состав неспешно проследовал по своим путям и скрылся вдали. Шлагбаум открылся, и машины, ждавшие, пока проедет поезд, поехали по своим делам.
— Сейчас, — сказал Алессандро, — скопившиеся машины разъедутся, и поедем в тоннель. Смотритель наверняка сейчас снизил бдительность, потому что поезд проехал, и в ближайшее время ему беспокоиться не о чем.

Дождавшись, пока машин станет меньше, братья осмотрели округу на предмет полиции, и сели в автомобиль. Фабио доехал до путей и свернул направо. Ехать по рельсам было неудобно, но выбора у них не было. Преодолев тоннель, водитель свернул направо и по колдобинам заехал в небольшой перелесок возле горы. Машину он остановил за деревьями в таком месте, чтобы её сложно было обнаружить. Братья обследовали склон горы и определили примерное место, где должен быть вход в пещеру. Фонариком они пользовались редко, чтобы не привлекать к себе внимания. Продираясь сквозь кусты и деревья, растущие прямо на склоне, они постепенно поднимались наверх.
— Вон, смотри! — увидел большой валун Алессандро.
— Где?
— Да вон же!
— Ага, вижу. Похоже, это как раз то место.

Они добрались до камня, на котором оставались следы от прилипшей к нему земли.
— Похоже, камень специально землёй залепили, чтобы вход в пещеру не был виден.
— Наверное. Иначе его могли раньше обнаружить.
— Эх, надо было какие-нибудь перчатки взять, сейчас все руки испачкаем.
— Да, не подумали мы об этом. Ну да ладно, как уж есть.

Братья с большим трудом отодвинули камень так, чтобы можно было протиснуться внутрь. Фабио включил фонарь и пролез в пещеру. Уже вскоре он вытащил оттуда старый мешок.
— Уходим! — деловито произнёс он.

Засунув клад в багажник, они увидели вдалеке пассажирский состав.
— Как только он проедет, сразу поедем обратно.

Поезд, периодически издающий протяжные гудки, постепенно исчез в недрах горы. Братья тоже направились в тоннель, не приближаясь слишком близко к составу. Они решили сразу же после выезда из тоннеля свернуть налево, чтобы смотритель не увидел их автомобиль за поездом. Въехав в город, Фабио сразу же вывернул руль в левую сторону, помчавшись наискосок по траве в сторону дороги. Всё это увидел пеший полицейский, который проходил недалеко от этого места. Он засвистел и побежал в сторону их машины.
— Только не это! — завопил Фабио.

Неожиданно он выехал на встречную полосу, где в этот момент не было машин, и сбил телефонную будку, распугав нескольких пешеходов.
— Ты что делаешь? — истерично закричал Алессандро.
— Чтобы легавый не мог с этой будки подмогу вызвать!

Фабио как мог жал на газ, но быстро ехать на этой модели «Болта» было невозможно.
— Да едь же ты быстрее! — нервничал водитель.

Кое-как въехав на возвышение, он свернул налево, а затем свернул вправо во дворы. Сшибая мусор, он мчался между домами. Около следующей улицы он остановился.
— Надо машину поменять. Сиди здесь, я посмотрю, что там есть.

Он выскочил из-за руля и побежал в сторону дороги. Неподалёку стоял красный «Crusader». Фабио быстро вскрыл отмычкой дверь и завёл двигатель. Ему было не до скрытности. Он заехал во двор и остановился около машины, где сидел Алессандро. Тот всё понял и моментально вытащил мешок, после чего шмыгнул в новый угнанный автомобиль. Фабио задом выехал снова на дорогу, резко развернулся и помчался по улице. Они проехали мимо здания почты и вскоре были уже недалеко от реки. Хвоста не было, поэтому они снизили скорость и уже спокойно поехали в сторону Моста Терранова. Пеший полицейский не обратил на их автомобиль никакого внимания, и им стало немного спокойнее. Доехав по мосту до Китайского Квартала, они свернули налево, и после пары поворотов уже спускались вниз в сторону Малой Италии. Алессандро остался дома сторожить клад, а Фабио не стал рисковать и возвращать автомобиль на место, а отогнал его в тупик в Рабочем Квартале, после чего пешком вернулся домой.
— Слушай, давай покурим, — нервно мотая головой в разные стороны, сказал он, вваливаясь от усталости в квартиру.

Алессандро взял грязную банку от каких-то консервов и поставил на стол, соорудив таким образом некое подобие пепельницы. Они немного приоткрыли окно, чтобы дым не скапливался в комнате, и прикурили сигареты. Некоторое время они молчали, думая о том, правда ли всё это. Но стоящий на полу мешок с драгоценными статуэтками сразу же возвращал их к реальности. Тишину прервал Фабио:
— Я где-то слышал, что у некоторых народов было принято заговаривать клады, чтобы ими не могли воспользоваться чужие.
— Спасибо, ты меня успокоил.
— Да ладно тебе. Всё будет нормально.
— Сейчас лучше вдвоём не выходить на улицу. Один из нас всегда должен быть дома, чтобы сторожить мешок. Вдруг кто-то видел, как мы его сюда затаскиваем.
— Ты прав. Надо по очереди выходить за продуктами. А завтра нужно будет снова письмо послать дяде Филиппе. Фотоаппарата у нас нет, поэтому опишем то, что находится в мешке, словами. Деньги пока есть, так что продержимся. Самое главное, чтобы местные власти об этом не знали. Найдут какой-нибудь древний закон, обвинят нас в воровстве или ещё что-нибудь, отберут клад, и мы ничего не сможем сделать. Тем более, клад был найден, фактически, на территории участка, принадлежащего Вудгейту.
— Тогда напишем письмо, а я завтра отвезу его на почту.
— Попросим дядю Филиппе по возможности приехать сюда.
— Только давай утром это сделаем сейчас хочется отдохнуть как следует.

Они докурили сигареты и убрали мешок в шкаф. На следующее утро, кое-как выспавшись, Фабио и Алессандро открыли шкаф и вытащили клад на середину комнаты. Они поочерёдно доставали оттуда драгоценные предметы и описывали их форму, размеры и материал, потому что не все статуэтки были золотыми. Пришлось повозиться, зашифровывая эти сведения в письме, но оно того стоило. Когда послание в Италию было готово, Алессандро повёз его на почту. Он договорился с сотрудниками почты, что ответное письмо он заберёт сам. Братья боялись, что под видом почтальона к ним может прийти полицейский или грабитель. Опасения эти были немного надуманными, но лишняя осторожность никогда не помешает. На обратном пути Алессандро купил запас продуктов и сигарет, после чего поехал обратно в Малую Италию.

Несколько дней братья Драгонетти сидели как на иголках. Они понимали, что письмо должно дойти до Италии, дядя Филиппе должен его получить, что-то придумать, потом послать ответ, но Алессандро всё равно периодически наведывался на почту, став там уже практически своим человеком. Наконец, очередной его поход на почту увенчался успехом. Дядя Филиппе прислал зашифрованное письмо, где сообщал, что как раз хотел отправить им ответ на их предыдущее письмо, как пришло новое. Он написал им, что мать передаёт им привет, у неё всё в порядке, и что через несколько дней дядя приедет вместе с епископом Сантоканале, который привезёт сертификаты на два миллиона долларов. Но им достанется только полтора, так как двести тысяч перейдут дону Сальери в знак благодарности за спасение братьев и за помощь в вывозе клада из США. Сто тысяч возьмёт сам дядя, от ста тысяч «не откажется» епископ Сантоканале, а ещё сто тысяч «откатит» себе кардинал Маэстри, который заинтересовался этими артефактами для коллекции Ватикана. Клад оценивается дороже, чем два миллиона, но выбирать не приходилось. Эта коллекция была очень важна для Ватикана, поэтому вопрос решился быстро и оперативно. Но главное, чтобы власти США не узнали о том, что она вывезена с их территории. Что это за клад, дядя Филиппе и епископ Сантоканале расскажут по приезде. Номер в отеле Корлеоне они снимать не будут, чтобы лишний раз не афишировать свой приезд, а поживут немного у братьев дома.
— Фабио! — радостно закричал Алессандро, вбегая в квартиру. — Дядя Филиппе прислал письмо! Я не удержался и прочитал его.
— Ну-ка, дай сюда скорее! — Фабио буквально выхватил письмо из рук брата и стал расшифровывать понятный только семье Кальтаджироне язык «тайнописи». — Охренеть!

Они ещё раз перечитали письмо, вымыли руки в старом умывальнике и принялись дружно жевать купленные по пути продукты. Наевшись, они поставили на стол банку, используемую как пепельницу, и закурили.
— Я не верю во всё это, — сказал Фабио. — Вот так ни с того ни с сего полтора миллиона зелёных.
— Дядя Филиппе не зря говорил, что надо верить в чудеса, тогда они произойдут.
— В очередной раз убеждаюсь, что к нему стоит прислушиваться. А что это за епископ Сантоканале?
— Я не знаю. Но он наверняка не просто так сюда едет. Наверное, это какой-нибудь специалист по древним артефактам.
— Поскорей бы они приехали…

Поскорей получилось только через несколько дней. Алессандро остался дома сторожить клад, а Фабио поехал на Центральный Остров встречать океанский лайнер на пассажирском порту. Он проехал одну остановку на надземном метро, а потом несколько остановок на трамвае. Фабио с нетерпением дождался, когда дядя Филиппе в сопровождении высокого седоватого человека в фиолетовой сутане подойдёт к нему.
— Здравствуй, дядя Филиппе, здравствуйте, епископ! Как там мама, как все остальные? — радостно поздоровался он.
— Привет, Фабио! У всех всё в порядке, все передают вам огромный привет. А где Алессандро?
— Он специально остался дома, чтобы не оставлять без присмотра… ну, вы понимаете.
— Ясно. Познакомься, это епископ Сантоканале. Он блестящий специалист по известной тебе теме, — Филиппе Кальтаджироне не хотел вслух говорить о кладе.
— Здравствуйте, рад Вас видеть.
— Здравствуй, Фабио. Ты достойный племянник Филиппе.
— Спасибо. Я сейчас такси возьму.

Пока Фабио договаривался с водителем жёлтого «Фальконера», епископ Сантоканале остановился и повернулся в сторону музея. Его лицо помрачнело, и он задумчиво смотрел на здание.
— Что-то не так, епископ? — спросил Филиппе, знающий о некоторых скрытых способностях Сантоканале.
— Да нет, всё в порядке.

Они погрузили вещи в багажник такси и поехали в Малую Италию. Алессандро тоже был несказанно рад приезду дяди Филиппе и епископа Сантоканале. Он извинился за скромное убранство их квартиры и скудную пищу, но приехавших людей удобства жилья и насыщенность еды нисколько не волновали, тем более что на следующий день они планировали отплывать обратно, иначе следующего лайнера придётся ждать очень долго. Епископ достал из своей сумки увеличительное стекло и внимательно рассмотрел статуэтки из мешка.
— Да, — сказал он, — это действительно тот клад.
— Епископ, не томите нас, расскажите, что это? — нетерпеливо попросил Алессандро.
— Дело было так. Недалеко от горы, где вы нашли эти вещи, когда-то жило индейское племя. Разумеется, никто в покое их оставлять не собирался, слишком богатые здесь земли. И однажды утром на их поселение напал вооружённый отряд, состоящий из британских переселенцев. Они грабили вигвамы индейцев, убивали жителей, а один из нападавших скакал на коне, держа мешок, в который его подельники бросали отнятые у индейцев ценные вещи. Один из индейцев, живших на окраине, успел схватить своё копьё, выбежать из жилища и спрятаться за деревьями. Он дождался, когда человек на коне повернётся к нему спиной, и в суматохе вонзил в него копьё. Мешок с драгоценностями упал на землю. Индеец, воспользовавшись переполохом, подобрал мешок, а коня с повисшим на нём англичанином сильно ударил, чтобы он ускакал. Затем он через деревья и кусты забрался на склон горы и спрятал драгоценности в пещере, вход в которую закрывался огромным валуном. Потом он, приложив все свои силы, наглухо закрыл вход и залепил его землёй. Потом на этом месте стала расти трава, и вход в пещеру найти уже было практически невозможно. Говорят, что он произнёс какое-то заклинание, по которому этот клад не должен достаться англичанам или их потомкам. Поэтому вы, итальянцы, а не потомок англичан Вудгейт раздобыли этот клад.
— А нападавшие не искали потом эти ценные предметы?
— Искали, но в других местах. В суматохе они не видели, что произошло с человеком на коне, и они подумали, что он обманул их и решил все ценности забрать себе. Коня с тем человеком так и не нашли.
— А откуда Вы знаете эту историю?
— В Библиотеке Ватикана есть старинный документ, где один человек рассказывает эту легенду. Он узнал о ней от потомка того самого индейца, но не знал точного места. Мы сопоставили несколько разных факторов и поняли, что это именно тот клад. А куда потом делся тот индеец, неизвестно.
— Вот это да!
— А теперь нам надо встретиться с доном Сальери. Мы хотим отблагодарить его за ваше спасение и попросить, чтобы он помог нам вывезти клад без проблем, а потом помочь вам правильно вложить деньги, чтобы получать постоянный доход. Какой-то процент вы будете отдавать ему. Не беспокойтесь, вам денег хватит с лихвой, зато вы будете иметь мощную поддержку дона Сальери. У него есть влияние, связи, опыт. И помните, что нужно помогать людям. Тогда фортуна будет благосклонна к вам.
— А если он не согласится?
— Я думаю, он согласится, — загадочно улыбнулся обладающий хорошей интуицией епископ.
— Я сбегаю узнать, на месте ли дон Сальери, — сказал Алессандро. — Заодно предупрежу о вашем визите.
— Да, это будет весьма кстати. Спасибо, Алессандро.
— Тогда я побежал.

Он стремглав ринулся в сторону бара Сальери, поэтому, прибежав туда, некоторое время пытался отдышаться.
— О, привет, Алессандро! Как поживаешь? — спросил Луиджи, увидев запыхавшегося посетителя.
— Здравствуйте! Спасибо, всё хорошо. Я по очень важному делу. К нам с братом приехал дядя Филиппе и епископ Сантоканале. Они хотят поблагодарить дона Сальери, он недавно спас нас от пьяного преступника, который хотел убить нас.
— Кьяранца?
— Да, от него. Ещё они хотят поговорить с доном Сальери по очень важному делу. Могут ли они сейчас подойти сюда?
— Так, посторожи-ка тут, я сейчас приду, — Луиджи понимал, что Алессандро не будет ничего воровать и честно посторожит стойку.
— Хорошо.

Луиджи обошёл стойку и ушёл в кабинет Эннио Сальери. Через несколько минут он вернулся и сказал:
— Дон Сальери минут через двадцать будет готов принять посетителей.
— Огромное спасибо! Я побежал обратно.

Через двадцать минут дядя братьев Драгонетти и его коллега по Святому Престолу входили в кабинет, где находился знаменитый главарь мафии.
— Наше почтение, уважаемый дон Сальери. Я Филиппе Кальтаджироне, а это епископ Сантоканале.
— Здравствуйте, наслышан о вас. Присаживайтесь.
— Спасибо. Прежде всего, я хочу искренне поблагодарить Вас за спасение моих непутёвых племянников Фабио и Алессандро.
— Это которые Драгонетти? Поли рассказал про их фамилию, — улыбнулся Сальери.
— Да, мы решили на всякий случай так сделать. Мало ли что?
— Самое главное, чтобы в душе они были Кальтаджироне.
— О да! Это несомненно! То, что Вы сделали, ценнее любых богатств, но мы, разумеется, отблагодарим Вас.

Филиппе достал из сумки несколько коробок редких дорогих коллекционных сигар, а епископ вручил дону Сальери красочный альбом с репродукциями итальянских акварельных пейзажей и несколько старинных монет.
— Спасибо, это прекрасный подарок! — дону Сальери действительно понравились эти вещи.
— Но и это ещё не всё. Епископ, пожалуйста, — Филиппе передал слово своему коллеге.
— Мы просим Вас помочь нам в одном деликатном деле. Несколько дней назад Фабио и Алессандро работали на участке мистера Вудгейта. Копая фундамент, они случайно обнаружили там пещеру, в которой нашли клад.
— Клад? — изумился дон Сальери.
— Да. Возможно, это похоже на сказку, но они действительно нашли клад. Ватикан очень заинтересован в том, чтобы заполучить его. Это индейский клад, который спрятал один из индейцев, когда на их племя напали англичане. Кардинал Маэстри оценил его в два миллиона долларов. Мы хотим попросить Вас помочь нам вывезти завтра его в Италию без лишних досмотров. За это десять процентов, то есть двести тысяч долларов, будут Ваши. И ещё одна просьба. У Вас огромный опыт и связи, помогите Фабио и Алессандро правильно вложить деньги, открыть какое-то дело. Разумеется, некоторый процент от их прибыли будете получать Вы.
— Интересно, — задумался Сальери. — Хорошо, я согласен. Можете не беспокоиться, завтра вы сможете вывезти эти вещи. Придётся устроить небольшой спектакль — пассажирский порт мы пока не смогли взять под полный контроль, там рядом здание полиции, но это уже моя забота.
— Премного Вам благодарны. Вот, это Вам, — сказал Сантоканале, протягивая дону Сальери сертификат на двести тысяч долларов и точно зная, что тот их не обманет.
— Отлично!
— Ну что же, нам пора.
— Нет, без обеда я вас не отпущу. Поли!

В кабинет вошёл дежуривший на всякий случай неподалёку Поли и поздоровался с гостями. Они тоже ответили ему приветствием, а дон Сальери сказал:
— Скажи Луиджи, пусть приготовит самое вкусное, что он умеет, для наших гостей. А завтра с Сэмом организуй экскурсию для этих уважаемых людей, и ещё будет кое-какая работёнка для вас с Сэмом, но об этом я потом скажу.
— Всё понял. Выполняю.

После шикарного обеда Сэм Адинольфи отвёз гостей дона домой на открытом торовском Фаэтоне, несмотря на то, что расстояние до дома братьев Драгонетти было совсем небольшим. В квартире братьев они плотно упаковали драгоценности в двойное дно своих чемоданов, а сверху положили свои вещи и несколько купленных сувениров из местного торгового центра. Своё инкогнито в итоге им пришлось раскрыть.

На следующий день Поли, Сэм и ещё несколько человек из числа подручных дона Сальери получили оружие у Винченцо и занялись своими делами. Сэм повёз гостей на экскурсию по городу, несколько гангстеров на всякий случай заняли позиции возле пассажирского порта, а Поли поехал в район «Oakwood» за местным фотографом. Незадолго до отправки корабля один из мафиози, одетый в дорогой костюм, наигранно вытирая пот со лба, с решительным видом направился к сотрудникам порта.
— Фу, час от часу не легче.
— Вам чем-то помочь, мистер?
— Да, вы мне можете очень сильно помочь. Особенно если вам дорога ваша работа.
— Извините, но мы ничего не понимаем. Что происходит?
— Я работаю в муниципалитете, — начал врать гангстер, — у нас в городе с визитом были очень важные люди — епископ Сантоканале и советник Святого Престола Филиппе Кальтаджироне из Ватикана.
— И что?
— Да вы что, газет не читаете? — изобразил на лице ярость мафиозник. — Ватикан налаживает сотрудничество с Соединёнными Штатами Америки. От этого зависит вся геополитика! Их сам мэр принимал!
— А мы-то здесь причём?
— А вот притом! Если вы будете унижать их своими обысками и заставлять чуть ли не трусы снимать, мы все, включая меня, вылетим с работы, а отношения между США и Ватиканом испортятся. Сам Президент заинтересован в этом сотрудничестве! Это же Ватикан, это же весь католический мир!
— А если они что-то запрещённое везут?
— Тьфу! Да вы в своём уме? Епископ Ватикана приехал в США, чтобы заниматься преступлениями! Это надо же! Если вы считаете, что сувениры от мэра являются контрабандой, тогда пожалуйста, арестовывайте их, сажайте их в тюрьму. А потом вас вышвырнут с работы, и вместе с семьями депортируют куда-нибудь к пингвинам.
— Понятно. А власти в курсе?
— Да я вам только что же сказал, что сам мэр им подарки сделал! Вы слушали меня сейчас или нет? Я не хочу проблем из-за вас. Ой…

В этот момент, «абсолютно случайно», в дверях появился фотограф.
— Простите, извините, будьте любезны, посторонитесь, — тараторил он, устанавливая оборудование для фотоаппарата.
— Что здесь происходит? — спросил его один из полицейских.
— Вы что, не в курсе!? — сделал круглые глаза фотограф. — Сейчас здесь будут епископ Сантоканале и советник Кальтаджироне! Это же люди из Ватикана! Они как раз от мэра едут.

В этот момент гости из Ватикана в сопровождении нескольких мафиози, якобы тоже сотрудников муниципалитета, неспешно вошли в здание.
— Пожалуйста, одну фотографию для истории! — воскликнул фотограф. — Это же исторический момент!

Вошедшие любезно улыбнулись и на несколько мгновений остановились около фотографа. Щёлкнула вспышка, и они проследовали дальше.
— Шикарный снимок! Спасибо!

Епископ и Филиппе прошли вперёд, достали свои удостоверения и раскрыли багаж.
— Ну что вы, — видя пристальный и свирепый взгляд «сотрудника муниципалитета», — произнёс один из проверяющих. — Можете проходить, мы рады вас приветствовать в нашем городе.
— Спасибо большое. Я ещё раз убедился, что в этом чудесном городе живут и работают просто замечательные люди! — немного поклонившись, произнёс епископ Сантоканале.

Лжесотрудник муниципалитета облегчённо выдохнул и подошёл к проверяющим:
— Молодцы. Считайте, что вы поучаствовали в делах государственной важности.

Он пошёл обратно, как бы невзначай бросив про себя фразу, проходя мимо полицейских: «Мэр будет доволен».

Корабль отплыл, и только тогда все мафиозники потихоньку стали расходиться. Через несколько дней на Апеннинском полуострове епископа и Филиппе встретили три чёрных бронированных «Фиата». Клад был успешно доставлен в Ватикан, о чём Филиппе Кальтаджироне сообщил в Лост Хэвен письмом. Сам кардинал Маэстри лично от себя и в целом от всего Святого Престола поблагодарил Эннио Сальери и всех его сотрудников за помощь в важном для Ватикана деле.

Так началась история богатства братьев Драгонетти, которые не сразу смогли привыкнуть к шикарной жизни. Но они справились. И даже осуществили свою мечту — погонять ночью на спортивных автомобилях на загородной гоночной трассе, подкупив местного сторожа. Съездили в Италию, побывали в родном доме, собрали всех родственников, привезли им деньги и подарки, закатили пир горой. А потом задумались о женитьбе. Два богатых и успешных в делах (благодаря дону Сальери) человека, разумеется, были нарасхват у прекрасного пола. И они не знали, на ком из этого множества красоток остановить свой выбор. Эх, всем бы их проблемы! :)

***

Дела Вудгейта пошли хуже. Ему даже пришлось уважительно относиться к людям, чтобы как-то выправить эту ситуацию. А однажды ему приснилось, как его деньги кто-то разложил в разных частях города и установил рядом с ними взрывчатки. Он спешил отключить бомбы, но они взрывались вместе с его деньгами раньше его приближения. После того, как взорвалась огромная бомба на стоянке рядом со спуском с горы, где он строил свой дом, он неожиданно проснулся.

Страница: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30


Смотрите также

 Бонни Паркер и Клайд Бэрроу
 Обзор Mafia: The City Of Lost Heaven
 Цветочный бальзам. Глава 7
 Карло Гамбино как прообраз дона Корлеоне

avatar
5000
jimmy
jimmy

Cool! :)