Маяковский о советском паспорте



Это стихотворение мы все учили в школе. Если его сегодня перечитать — как звучит ведь! Писал Маяковский о паспорте, а написал о политике. Даже о геополитике.

Ведь в 1914 году начался процесс разрушения мира. Того, который был до этого столетиями. И в 1918 году человечество жило уже совершенно в другом мире. Сейчас мы живем точно в такую же эпоху «перемен» и слома мировых устоев.

Так давайте читать Маяковского. И, читая его, помнить, что Польша как государство исчезла после третьего раздела в 1795 году. И её не было 123 года. Вообще не было. Выросли многие поколения, для которых Польша была таким же непонятным образованием, как для сегодняшнего школьника Австро-Венгрия. Но в 1918 году Польша вновь появилась на карте.

Давайте помнить, что Российская империя, созданная Петром Великим в 1721 году, погибла из-за предательства в 1917. И не большевики, а либералы из партии кадетов её погубили.

Кстати, а помните название партии кадетов? Полное название её было «Партия народной свободы». Или коротко – ПАРНАС. Те, кто выбирал название для либеральной партии, чувствовали и понимали себя наследниками разрушителей России в феврале 1917 года.

Выводов может быть два:

  • Ничего не проиграно раз и навсегда. А границы государств есть самая изменяемая субстанция в мировой политике.
  • Будем бороться и поддерживать государственников, а не предателей – будет у нас Великая Россия.

Стихи о советском паспорте

Я волком бы

           выгрыз

                 бюрократизм.

К мандатам

           почтения нету.

К любым

        чертям с матерями

                            катись

любая бумажка.

                 Но эту

По длинному фронту

                   купе

                         и кают

чиновник

         учтивый

                движется.

Сдают паспорта,

                и я

                     сдаю

мою

    пурпурную книжицу.

К одним паспортам — 

                    улыбка у рта.

К другим — 

           отношение плевое.

С почтеньем

            берутнапример,

                            паспорта

с двухспальным

              английским левою.

Глазами

        доброго дядю выев,

не переставая

             кланяться,

берут,

      как будто берут чаевые,

паспорт

       американца.

На польский — 

              глядят,

                    как в афишу коза.

На польский — 

              выпяливают глаза

в тугой

       полицейской слоновости — 

откудамол,

            и что это за

географические новости?

И не повернув

              головы кочан

и чувств

        никаких

               не изведав,

берут,

      не моргнув,

                 паспорта датчан

и разных

        прочих

               шведов.

И вдруг,

       как будто

                 ожогом,

                        рот

скривило

        господину.

Это

   господин чиновник

                    берет

мою

    краснокожую паспортину.

Берет — 

        как бомбу,

                  берет — 

                         как ежа,

как бритву

          обоюдоострую,

берет,

     как гремучую

                  в 20 жал

змею

     двухметроворостую.

Моргнул

       многозначаще

                    глаз носильщика,

хоть вещи

          снесет задаром вам.

Жандарм

        вопросительно

                      смотрит на сыщика,

сыщик

     на жандарма.

С каким наслажденьем

                     жандармской кастой

я был бы

         исхлестан и распят

за то,

     что в руках у меня

                       молоткастый,

серпастый

          советский паспорт.

Я волком бы

           выгрыз

                 бюрократизм.

К мандатам

           почтения нету.

К любым

        чертям с матерями

                            катись

любая бумажка.

              Но эту

Я

  достаю

         из широких штанин

дубликатом

            бесценного груза.

Читайте,

       завидуйте,

                 я — 

                      гражданин

Советского Союза.

В.В. Маяковский <1929>

    P.S. Кстати, обратите внимание, какие государства были гегемонами в 1929 году: Великобритания и США. О чём и пишет Маяковский. Что изменилось с тех пор? А то, что, потеснив их влияние ценой большой крови в Великой Отечественной и потеряв это влияние при Горбачёве и Ельцине, мы вновь живём в мире, где именно ИХ паспорта берут «с уважением». Но ничего — борьба продолжается… @ Николай Стариков




Комментарии


25 / 0,234 / 34.74mb