Мальчишник в Лост Хэвене



1932 год. Смеркалось. Только цикады пели серенады вокруг. Тем временем подружка невесты Мишель всё восхищалась её платьем:
— Эх, подруга, какое оно красивое! Тебе сказочно повезло!
— Да, конечно, Мишель, но я всё же волнуюсь… Как они без нас?
— Ты всё о них? Хватит уже, Сара, улыбнись: у тебя же завтра свадьба — а у ребят, я уверена, всё хорошо! Ну выпьют по рюмочке, посидят, пошутят над нами да разойдутся… Ты знаешь, я попросила одного из них, — кажется, Сэмом зовут его, — присмотреть за твоим. Слушай, а этот Сэм, не знаешь случайно, он — свободный? Такой симпотяжка и такой стеснительный! Как он мямлил передо мной… Мне его аж жалко стало! — продолжала уже о своём Мишель.
— Вот и я волнуюсь! — сказала Сара, не слушая причитания подруги.
— Да брось ты! С ним же Поли! — заметила Мишель с улыбкой.
— Это меня и пугает! — сказала Сара, нахмурив бровки.

***************

Тем временем в трёхста двадцати футах от них двое выходили из подъезда дома Поли. Коротышка достал из кармана золотой портсигар, взял одну сигару, предложил второму — и оба через секунду запыхали.
— Знаешь что, Поли? Я волнуюсь перед завтрашним, — заметил Томми (это был он).
— Да брось ты, расслабься! Всё просто замечательно! Сегодня ты ещё свободен — а завтра уже перестанешь принадлежать только себе! — сказал Поли, улыбаясь.
Тут послышалось весёлое шарканье по коридору. Входная дверь чуть не вылетела с петель! С криком «а вот и я!» появился в зюзю укуренный Сэм.
— Докурил свой кальян уже? — спросил Поли.
Сэм утвердил кивнул головой. Поли взглянул на Томми.
— Ты какой-то грустный всё ещё! Чем хочешь заняться?
— Я не знаю, Поли…
— А я, кажется, придумал! — сказал Поли, и его глаза загорелись. Он стал высмотривать что-то вокруг.
— Что ты высматриваешь? — спросил Томми.
— Блин, ни одной тачки! — заявил Павлуша, не услышав Тома. — Том, а где твоё корыто?
— Эй! Моя — у нашего бара.
— Далеко. Сэм не доползёт, — заметил Поли, оглянувшись на Сэма.
И тут Сэм стал радостно мычать, размахивая руками как голландская мельница и усердно указывая на что-то.
— Что такое? А, молодец, Сэм! Глазастый! — похвалил Поли.
Почти напротив подъезда только что припарковался какой-то рабочий в синем комбинезоне и шёл уже по-видимому домой. Но, увы, машина его была стареньким Болтом, точнее «Bolt Ace Pickup».
— Что скажешь? — спросил Поли.
— Да сойдёт! А куда тебе надо? — вопросом на вопрос ответил Томми.
— Поедем к моему дяде на ферму…
— Что?! — переспросил Томми.
— Спокойно, проблем не будет: этот банк хреново охраняется… — Поли спохватился — Нет, для этого ещё не время. Проблем не будет, это ферма моего дядюшки.
— Не люблю, когда ты так говоришь! — сказал Том.
— Ну так что? Поедем? — спросил Поли, озираясь вокруг и взламывая замок. — Готово! — сказал Поли и уселся на водительское сидение.
— А что с Сэмом? — спросил Томми, глядя на товарища, который, не жалея живота своего, вёл неравный бой с собственной тенью. — Машина-то двухместная!
— Да, оставлять его не стоит в таком состоянии… — размышлял Поли. — Вот что: погрузим-ка его как багаж в кузов — невпервой ведь, Том, а? — сказал Павлуша и прищурился.
Так и сделали. Погрузили Сэма и тронулись в путь.
— Только объедь дом Сары… — попросил Томми.
— Само собой! — сказал Поли.
Они проезжали за домом Сары, возле памятника неизвестно кому, как вдруг Тому захотелось отлить.
— Останови! — попросил Томми. — И свистни, если увидишь кого.
— Хорошо! — сказал Поли, закуривая.
Томми выбежал из машины и встал перед памятником. Ему становилось лучше, как вдруг ему почудилось, что памятник начинает шевелиться.
— Поли, бита при тебе?
— Да, а что?
— Ничего, на всякий случай, — сказал Томми, теперь уже явно видя приклад томпсона из-под пиджака нагло улыбающегося памятника. — Всё, больше не курю египетскую дрянь Сэма! — подумал Томми и сказал, прыгая в машину: Трогай, Поли.
Когда они тронулись, Томми оглянулся: памятник весело махал стволом и как будто танцевал твист. Томми перекрестился. Оглянувшись ещё раз, Томми увидел, что памятник исчез.
— Эй, Сэм, какой травой ты нас угощал?
— Зверобоем… — блаженно промяукал Сэм.
Тем временем они и на этом корыте добрались черты города. Поли на это начал:
— Природа! Никаких тебе забот! А какой воздух!
— Поли, а я не знал, что у тебя дядя есть, — поинтересовался Томми.
— Да, он у меня ветеран. Воевал в Польше, Австрии, Турции, получил множество орденов, под конец войны даже захватил какого-то австрияка, но тот возьми и сбежал. Мой дядя даже свихнулся после этого: говорил, что это был враг общества номер один, представляешь? Говорят, что тот самый пленный у себя на родине вскоре после войны не то пивной, не то винный бунт устроил… Куда катится мир! — закончил Поли. — Опа, подъезжаем! Сейчас медку пососём! Ты не представляешь, какой у дяденьки медок! Закачаешься!
— Поли, а это непротивозаконно? — спросил Томми.
— Обижаешь! Я ведь всё-таки любимый племянничек!
— Успокоил, — сказал Томми.
— Приехали! А Сэм пусть отсыпается! Пошли, Томми, чего ты ждёшь? Опа, смотри какой трактор — «Беларусь»! Это подарок русского друга моему дяде!
— Ага. Поли, я что-то очкую!
— Люмос Салем! — крикнул Поли, достав свою биту, на конце которой появился ослепительно яркий огонёк. — Пошли. А то превращу в жабу!
— Ого, Поли, а где ты этим штукам научился? — спросил поражённый Томми, послушно следуя за другом.
— Семь лет в Высшем Автомобильном Училище при Хогвартсе не прошли даром! — заметил с гордостью Поли. — Пришли! Открывай крышку, запускай руку — и соси, облизывый вкуснотень, — сказал Поли, сам уже вовсю присосавшись.
Томми всё сделал как было велено: открыл крышку, запустил руку… и — вскрикнул:
— Поли, там что-то шевелится! Что-то мя-я-я-ягкое и пуши-и-и-истое!
— Главное, не зли их, — пояснил Поли с полным ртом, — и не кричи, и не бойся: они чувствуют твой страх, — и снова его голова в чём-то пропала.
— Поли, они смотрят на меня! И, по-моему, сердито! Кажется, я их сон потревожил! Мама мия! Поли, что делать? — кричал Томми.
Наконец на звон разбивающихся корыт и ведёр зажёгся свет в доме пасечника.
— Опа, ты разбудил дядю! Сейчас он пчёлам «фу!» скажет! — сказал Павлуша.
— Поли, по-моему, это не собаки! — заметил Томми, пробегая мимо.
И тут вместо «фу!» или хотя бы «место!» они услышали звуки выстрелов из помповика — то проснувшийся фермер начал в них стрелять солью, как почувствовал Томми со спины.
— Беги к озеру! — уже сообразил Поли. — Это не наша ферма, Томми! — кричал он. — Я постараюсь их задержать! Петрификус Тоталус! — приказывал Поли, но пчёлы не слушались его, и он бегом направился к старенькому «Форду» со спящим Сэмом в кузове.
Томми же, добежав до небольшого пруда возле въезда в ферму, нырнул в воду и затаился. Поли, добежав до машины и сев на переднее сиденье, принялся её заводить, но старое корыто отказывалось заводиться!
— Будь проклят тот день, когда я сел за баранку этого пылесоса! — выругался Поли, и «Болт» завёлся!
Поли подъехал к самому спуску, к прудику, не глуша мотора, вылез из машины, подбежал к воде и закричал над самой кромкой воды:
— То-о-о-м-м-и! Вылазь!
Тут Томми должно быть услышал-таки друга, а быть может у него просто закончился воздух в лёгких, и он как выпрыгнет из воды с криком «ууууу!», Поли аж отпрянул взад. Даже пчёлы в нерешительности зависли в воздухе. Неожиданно стало совсем тихо — слышно было даже как стекали водяные струйки с головы и плеч Тома. Подбежавший с ружьём пасечник, увидев эту картину, бросил оружие и кинулся назад с душераздирающим криком «спасите!» на четвереньках, собака с воем вслед за ним. Томми, стоя наполовину в воде, был весь покрыт речной тиной вперемешку с попавшими, как в сеть, раками, свисавшими с головы его до ног, шумно вдыхая кислород, будучи похожим на самого Посейдона, а не на уважаемого члена общества — мафиозо. Но надо отдать должное Поли, быстро пришедшего в себя, который уже в следующую минуту забежал в воду, схватил за шкирку друга и поволок к машине.
Через минуту они уже ехали по дороге в город и истошно смеялись. Сэм даже не проснулся — проснулся лишь на подъезде к городу, но как только взглянул на Тома, который всё ещё пребыл в речном наряде, снова со стоном откинулся в кузове.

***************

На следующий день в местной церкви в Деловом районе была пышная свадьба. Все улыбались, танцевали, веселились и желали молодым долгих лет совместной жизни. Обнимались даже как в старые добрые времена Сальери с Морелло. Продолжение свадьбы было запланировано в ресторанчике Пепе — уступка дону, — но готовил Луиджи, — настоял Томми на радость будущему тестю. И как бы не пыталась безутешная Мишель разбудить Сэма, проспавшего в салате весь день, ей это так и не удалось: зверобой ядрё-ё-ёный оказался!*

Fin.




Комментарии

Добавить комментарий

HyperComments
40 / 0,339 / 43.21mb