Почему Прибалтика нас не любит


Современная история взаимоотношений у России и прибалтийских республик, мягко говоря, неоднозначная. Да и была ли она хоть когда-то однозначной, могут судить разве что историки. Смущает другое: откровенно русофобская политическая конъюнктура прибалтийских государств с неофашизмом и порой откровенным расизмом как-то уживается с относительно большим туристическим потоком из России, который вполне комфортно чувствует себя в Прибалтике, не подвергаясь никаким репрессиям. Однако если копнуть чуть глубже, например, пожить некоторое время среди прибалтов, выясняется немало «интересных» деталей, которые упрятаны в глубине души этих народов и редко показываются туристам. #Латвия #Литва #Эстония

Думается, даже те, кто в Прибалтике ни разу не был, знает о чудовищных, даже с точки зрения современной Европы, законах, высказываниях и действиях, как отдельных чиновников, так и политики в целом. Да, это в Прибалтике людей официально разделили на два сорта — граждан и не граждан, которые на 90% являются этническими русскими и которые постоянно подвергаются тем или иным лишениям. Это в Прибалтике одними из первых реабилитировали пособников нацистов и ветеранов войск СС. Это в Прибалтике все время звучат призывы нанести по России то экономический, то военный удар. И это Прибалтика постоянно пытается нарушить и так шаткое сотрудничество России со странами Центральной Европы. Поскольку все, в первую очередь, направлено против России, в Европе на эти пакости публично закрывают глаза.

Причем, на российском телевидение регулярно появляются представители этих стран, которые на полном серьезе пытаются доказать правоту и законность всего вышеперечисленного. Даже удивляясь, почему мы, русские, никак не можем их понять. А ещё хуже, что среди отечественной либеральной интеллигенции находятся те, кто подобных персонажей понимает и полностью поддерживает. Самый распространенный тезис, который можно встретить в Прибалтике официально: «Весь период вхождения республик в состав Советского Союза в Эстонии, Латвии и Литве считается оккупацией, а идеологической разницы между Нацистской Германией и СССР не существует — это два одинаково страшных кровавых режима». Причина этого — Договор о ненападении между СССР и Германией, который называют «пактом» и всячески демонизируют. В Европе договор между Германией и СССР трактовали и трактуют однозначно — оккупация. Но сказать это публично Сталину, тем более после победы, никто не решился: все участники безоговорочно признали новые границы Советского Союза и подтвердили их в 1975 году.

В прибалтах в ответ заседает глубокая обида. Для выплеска эмоций и доказательства незаконности действий СССР в каждой из трех столиц Прибалтики построены музеи, которые так и называются — «Музеи оккупации». Для отвода глаз музеи эти имеют две экспозиции — периода фашистской оккупации и отдельно советской — мол, прибалты выступали вообще за любую «свободу», а не только против СССР. На самом деле, это, конечно, лукавство, поскольку соотношение экспозиций делится где-то 10% на Германию с Холокостом и 90% на СССР «с репрессиями». Сделаны они, само собой, как пропагандистское оружие для неокрепшей психики — максимально гнетущее и устрашающее. Период нахождения в составе Советского Союза подается только как нахождение в ГУЛАГе, где все, что происходило — это расстрелы и ссылки на каторгу «невинных».

Промывание мозгов начинается со школьной скамьи — каждый час в музей заходит одна-две группы детей из средних классов, которым, судя по всему, в принудительном порядке рассказывают ту самую «правду» об СССР. Само собой, ни одного позитивного факта о советском периоде вы здесь не увидите. Даже освобождение прибалтийских стран от немецких фашистов и фактически возвращение им советской армией государственности пусть и в составе СССР поданы, как смена одних оккупантов на других. Самый безобидный, с точки зрения экспозиции, музей находится в Эстонии в замке Курессааре. Здесь показано и то, что советская власть строила в Прибалтике всевозможные заводы и производственную экономику в целом, правда несчастные эстонцы все равно жили в полунищете и страхе. Тут воссоздан «быт советского времени» состоящий из ржавых кастрюль и игрушек с квадратными колесиками под присмотром офицеров НКВД.

Достаточно малейших знаний истории, чтобы понять, насколько лживо сделаны эти экспозиции. Например, большая часть представленных фотографий и биографий репрессированных прибалтов — это участники всевозможных «движений за свободу» (что иногда прямо подписано), которые в России известны как «Лесные братья» (в самой Прибалтике в таком виде этот термин не употребляется). Это те самые товарищи, которые частично сражались на стороне нацистских войск, активно вели террористическую и подрывную борьбу с Советским Союзом. Выступали за раскол страны и свержение власти всеми возможными способами, включая убийства. Показаны они, само собой, как счастливые молодые друзья-партизаны и даже влюбленные пары, которых настигла кровавая рука НКВД.

Интересно, что суммарная численность участников всевозможных «движений за свободу» в Прибалтике по их же данным за весь период советского правления составляла не более двухсот тысяч человек, что приблизительно равнялось 2% населения трех республик. То есть, получается, что львиная доля населения Прибалтики ни «смертельного противостояния» с советской властью, ни репрессий, по большому счету, не заметила. Однако на сегодняшний день подано это все так, будто «расстреляли всех». Откуда тогда в прибалтийских столицах для маршей берется столько живых пособников СС — вопрос, который не принято здесь задавать.

Обязательная часть пропаганды — репрессированные служители католических и лютеранских церквей, которых, якобы, безбожная советская власть преследовала по религиозным мотивам. Интересно, что тут же в музеях выложены копии документов, дел и свидетельских показаний, которые это опровергают. Оказывается, осужденные по 58-й статье священники, помимо своего основного религиозного долга, входили в те же подпольные мирские организации, открыто призывали к свержению власти, печатали антисоветскую литературу, укрывали преступников и пособников нацистов. Но с точки зрения современной власти это все богоугодные дела, и почему на эти действия «обижалась» советская власть, они якобы не могут понять до сих пор.

Все вышеописанное — уровень государственной пропаганды. На бытовой почве все немного иначе, с куда меньшей долей антисоветской и русофобской концентрации. Если оценивать грубо и исключая этническое русскоязычное население, картинка выглядит примерно так. Прибалты делятся на два типа: те, кто застал и не застал СССР. Последние либо аполитичны в принципе, либо придерживаются государственной, то есть, в разной степени европейско-националистической линии. Как это слито воедино — отдельный вопрос.

Люди старшего возраста, заставшие СССР, порой с достаточным романтизмом вспоминают и комсомольские стройки, и в целом социальную направленность строя, однако категорически отрицательно относятся к уравниловке, запретам на контакты с соседними капстранами и главное — к национализации. Как и многие все-таки европейцы, прибалты в массе являлись крестьянами-ремесленниками, у которых часто были какие-либо мелкие производственные мастерские и земельные наделы. С точки зрения Советского Союза все это подпадало под предпринимательство, то есть, обогащение за счет прибавочной стоимости, и наемный труд, то есть эксплуатацию человека человеком, а также прочие антисоциалистические факторы, идущие в разрез с политикой построения равноправного социального государства. Одна из всплывающих тем за столом — насколько богатыми сейчас были бы многие прибалтийские семьи, если бы не советская национализация.

В восприятии прибалтийского обывателя картинка примерно следующая: в окружении двух тиранов жила-была маленькая аккуратная Прибалтика, которая никого не трогала. С одной стороны, в принципе, тиран понятный — европейский, просвещенный, богатый, во многом с переплетающейся средневековой историей и религией. С другой стороны — непонятный тиран-варвар, дикий и бедный, другой веры, но очень сильный. Прибалтика, в принципе, была бы не против служить тирану европейскому, примкнув к его богатству и просвещенности, но случилось две беды — «немец» сначала не принял в семью, а затем и вовсе проиграл битву, в результате чего «служить» пришлось нелюбимому «мужу»-варвару с Востока.

Для Прибалтов, особенно литовцев, вхождение немецких войск стало психологическим ударом. Не то, чтобы открыто, но регулярно можно встретить мнение, что Гитлер был освободителем от большевизма и объединителем Европы, куда прибалты, само собой, включали и себя. Удар заключался в том, что так не считал сам Гитлер: после входа нацисты начали страшным образом вырезать в Прибалтике десятками и сотнями тысяч евреев на глазах у всех, а затем и вовсе объявили Литву (наряду с Польшей и славянами в целом), странами второго сорта, подлежащими ликвидации как государственные образования. Так в прибалтийских глазах на время рухнула сказка о европейском единстве.

В Прибалтике большое количество мемориалов, касающихся Холокоста, и в целом вспоминают его с ужасом. Во многом именно Холокост в этих странах по сей день уберегает от открытого поднятия на флаги нацизма, как противопоставления большевизму. Есть предположение, что не будь уничтожения евреев, Гитлеру бы уже давно стояли памятники как герою-борцу с коммунизмом. Собственно, страшный, но относительно краткосрочный период оккупации фашистами на фоне 50-летнего вхождения с состав СССР, а до этого и в царскую Россию, укрепил в прибалтах мнение, что Эстония, Латвия и Литва уже пятьдесят лет были бы частью Евросоюза и процветали под управлением Германии, если бы не проклятые большевики. Вопросом о том, существовали бы без СССР в принципе эти республики и их народы, в головах даже не возникает. А поскольку большинство большевиков были этническими русскими, значит, во всем они и виноваты.

Кстати, упрека в том, что после текущего вхождения в состав ЕС, Прибалтика лишилась чуть не половины своей экономики и трети выехавшего условно «драить немцам туалеты» населения, большинство прибалтов не поймет. Во-первых, потому, что сделать это они собственно собирались ещё 50-лет назад, и только из-за нас не смогли. Второй момент: прибалты не особо воспринимают выезд в страны Западной Европы за эмиграцию. Есть одна страна — Единая Европа, где существуют условные регионы — немецкая область, французский край и эстонская республика. Передвижение в пределах ЕС воспринимается ими как внутренняя миграция, вроде того, как жители Карелии или Пскова ездят учиться и работать в Санкт-Петербург.

В ответ прибалты часто упрекают русских в агрессивном имперском мышлении, мол, мы хотим всех захватить и править миром. Часть правды, надо признать, в этом действительно есть, но только на уровне развития, а не агрессии. Дело в том, что ментальность лимитрофных народов (за исключением разве что Польши) действительно хуторянская: свой красивый домик, скобяная лавка, пара гектар земли и три порося в хлеве — на этом предел мечтаний среднестатистического обывателя там заканчивается. Ни о каких всесоюзных промышленных революциях, освоении космоса, газопроводах через весь мир, застройки Марса, победы над мировым злом и прочих планетарных материях там никто не рассуждает. Если надо, промышленность и наука есть в немецкой области — туда можно съездить.

Преследование и притеснение русскоязычного населения в Прибалтике, несмотря на то, что почти везде язык свободно понимают и используют, по представлениям самих прибалтов — это борьба с сепаратизмом. Как они сами говорят, кивая на Крым и Донбасс, в случае какой-либо геополитической нестабильности в регионе, вся приграничная Прибалтика автоматом уходит к России в силу национального состава. Выдавить русскость и все что с ней связано, для моноэтнического контроля территорий — сегодня одна из основных задач прибалтийских государств.

Если говорить в целом, то причина ненависти Прибалтики к России, само собой, комплексная, концентрированная и выдержанная, да к тому же многократно усиленная искусственными действиями властей. Единственным плюсом пока можно считать лишь то, что она не добралась до обывательского сознания. Во-первых, стоит сказать, что Прибалтика нам, конечно, никакой не братский народ, в отличие от Украины и Белоруссии. Достаточно немного окунуться в их жизнь, чтобы понять, что с классической Европой у них все-таки намного больше общего — и в плане истории, и культуры, и сознания. Друг друга мы не сможем понять никогда в силу разного менталитета. Прибалтов очевидно грызет комплекс брошенной невесты и исторической обиды. Нелюбимый, в их понимании, взял силой, а любимый — нехотя, через много лет и на правах содержанки.

«Мы никогда не были свободными, все время под кем-то», — фраза, которую нередко можно услышать во всех лимитрофных государствах. Тут сказать особо нечего: миром правят большие и сильные, а маленькие и слабые выполняют приказы — так устроена жизнь и у людей, и у государств. Хочешь играть роль в геополитике — должен стать большим, независимым и сильным. Беда в том, что такая позиция противоречит ментальности большинства европейских стран, не только Прибалтики. Именно поэтому все они и прячутся за спину Евросоюза и НАТО, а по отдельности там что-то решает несколько стран. Громкие угрозы и гадкие действия из-за спины — ни что иное, как способ Прибалтики напомнить о своем существовании. Потому, что в Западной Европе не всегда помнят, что Эстония, Латвия и Литва, а также прочие тоже входят в состав ЕС. Французы, например, часто вспоминают об этом с перекошенной миной, а в Финляндии слово «эстонец» — это вообще ругательство.

Ну, а вторая причина ненависти — в злобной зависти. Царскую Россию похоронили, СССР похоронили, территорию раскололи, из России сделали финансовую «шестерку», экономику почти уничтожили, прошлое геополитическое влияние тоже. А она, Россия, все равно остается одной из самых значимых стран в мире! Несмотря ни на что, существуя более тысячи лет, причем почти в полном одиночестве и не прячась ни за чью спину…

Автор — Илья Огородников


Подписывайтесь на оф. канал юной леди!


 «Россия, которую мы потеряли»
 Нужен ли России Греф?
 Про СССР и Россию
 28!



Войти с помощью: 

Улыбка Подмигнуть Смущение Круто Ухмылка Язык Смех Хм Печаль Слёзы Злость Испуг Удивление Сердце