Рой Де Мео



В 70-х и 80-х гг. прошлого столетия убийца Рой Де Мео был одним из самых страшных людей мафии Нью-Йорка. Нетрудно было догадаться, почему. По некоторым предварительным расчётам он убил от 25 до 37 человек. Руководство ФБР установило, что количество заманенных в ловушку жертв, возможно, достигает 200. Это могло сделать его настоящим конкурентом Питсбурского Фила Штрауса, легендарного убийцы «Корпорации Убийств» 1930-х годов. В некотором смысле, Рой Де Мео был самым изобретательным из серийных убийц, с тех пор, как он догадался поставить убийства на поток. Де Мео получал большую часть доходов от угнанных машин и рэкета, но Рой получал особое удовольствие от расчленения тел. Он делал это в специальном «отвратительном здании клуба», ограждённом решёткой с отдельным входом с тыльной стороны, куда жертвы могли зайти, но никогда не выходили, по крайней мере целиком, и часто даже не в 10 и не в 15 кусочках.

Рой де Мео

Один дезертировавший член команды Де Мео, состоявшей из молодых новичков, объяснил, что там происходило: «Когда человек заходил внутрь, кто-то стрелял ему в голову из пистолета с глушителем, кто-то оборачивал вокруг его головы полотенце, чтобы остановить кровь, и кто-то наносил ему удары ножом в сердце, чтобы кровь перестала течь. Затем они волокли тело в ванную, ставили его в душ, спускали ему кровь, разделяли его на части и упаковывали».

Де Мео, бывший подмастерье мясника, показывал своим людям, как разделять тело на части, как потом это всё складывать и как пропускать голову через прессующую машину. Это могло быть утомительной работой, и иногда банды делали перерыв, чтобы съесть хот-доги и пиццу, когда кровавая работа была сделана только наполовину. Некоторым из парней, которые могли убивать, не удавалось расчленять, и они останавливались, чтобы бросить это занятие, отчего Де Мео глупо смеялся. Он говорил, что эта работа похожа на расчленение оленя.

Он был мудрым парнем в семье Гамбино, работавшим под начальством капо Нино Гаджи. Говорили, что Гаджи был единственным человеком, которого боялся Де Мео. В то же время Де Мео был единственным человеком, которого боялся Гаджи. Это действительно был союз, заключённый в аду. Первым убийством, совершённым Де Мео для Гаджи в 1972 году, было убийство порнографа, который мог указать на них обоих, как на вымогателей. С тех пор Рой не останавливался. Говорили, что он и его банда убивали ради выгоды или из мести, и очень часто просто ради удовольствия.

Произведение «Мафия: Возвращение в Лост Хэвен» написано выпускником Казанского Авиационного Института Ростиславом Пулялиным. «Неожиданный телефонный звонок нарушил сон Уве Эрикссона. Ему было не привыкать к таким вещам, и он быстро нащупал на столике кнопку, включил свет настольной лампы и поднял трубку телефона…» Читать далее >>

Скоро все преступные семьи в Нью-Йорке знали, какой услужливой душой был Де Мео. Однажды один из его союзников зашёл в здание клуба убийств, и обнаружил три тела, висящих кверху ногами в ванной. Де Мео сказал, что не надо обращать на это внимания, просто срочно надо закончить работу для другой семьи, которая заплатила, чтобы жертвы исчезли.
Когда комната смерти не предназначалась для убийств или расчленения, банда приводила подружек на всю ночь. Чтобы место выглядело прилично, пол приходилось неоднократно перекрашивать.

Большинство жертв Де Мео было заблудшими бандитами, временами включая даже членов его собственной банды. Но убивали также и невинных свидетелей, вроде молодого продавца пылесосов, ошибочно принятого пароноидальным Де Мео за убийцу, подосланного к нему. Если человек хотя бы подозревался в том, что он информатор, Де Мео не колебался. 19-ти летняя девушка Черри Голден попала в эту категорию. Она была новой девушкой преступника, связанного с Де Мео, который решил стать осведомителем, чтобы избежать длительного тюремного заключения.

Когда Нино Гаджи был привлечён к суду по обвинениям в рэкете, Де Мео и его парни убили трёх свидетелей правительства, в том числе и нью-йоркского полицейского.

Де Мео выполнял заказы крёстного отца Пола Кастеллано, включая убийство зятя Большого Пола. Зять волочился за другими женщинами и избивал свою жену, у которой в результате случился выкидыш. После этого зятя никогда больше не видели.

В начале 1980-х годов Кастеллано разочаровался в своём жестоком убийце. Он знал, что федеральные агенты следили за бандой убийц Де Мео. Следствие привело бы к Гаджи, а Гаджи — к самому Кастеллано. Но никто не смог остановить Де Мео. Он слегка тронулся умом. Совершая убийства, которые не были необходимы, Де Мео полюбил развивать теорию о великой радости, которую он получал от убийства людей.

«Как будто ты обладаешь властью Бога, — говорил он своему сообщнику. — Можешь решать, кто будет жить, а кто умрёт.»

Настоящим подонком, негодяем и мерзавцем, короче, был этот сукин сын!

Так что в конце 1982 года Кастеллано приказал киллеру явиться в его большой особняк в Стейн-Айленде: Де Мео не появился. Возможно, из-за высокомерия, или возможно, он почувствовал, что Кастеллано собирается избавиться от него.

После этого, через небольшой промежуток времени, благодаря жучку, установленному в квартире Кастеллано, из разговора Кастеллано с Джоном Готти удалось узнать, что Джон и его брат Джене обсуждали, что Де Мео убил 37 человек, — все жертвы, о которых они знали. Очевидно, Готти не поддержал идею устранить Де Мео.

Затем Большой Пол обратился к Нино Гаджи. «Позаботься о нём, Нино», — услышали по прослушивающему устройству. Гаджи мог встретиться с Де Мео, который всё ещё доверял ему, так это и произошло 10 января 1983 года. Де Мео перестал быть проблемой для семьи Гамбино. Его тело было найдено в багажнике его собственной машины.

Есть ирония в том, что после смерти Де Мео Гаджи был арестован и должен был предстать перед обвинением, но, находясь в тюрьме, он умер от сердечного приступа. Узел продолжал затягиваться на Кастеллано, и он почти наверняка предстал бы перед судом. Готти и его банда спасли босса от этой участи, убив его.




Комментарии


25 / 0,216 / 34.72mb