Форт Росс



Что произошло в русской истории в 1812 году, кроме вторжения армии Наполеона в Россию? В 1812 году была основана самая южная американская колония России — Форт Росс в Калифорнии.

Форт Росс

На Аляске по понятным причинам с производством пищи дела обстояли неважно, и для решения этого вопроса Александр Андреевич Баранов (1746-1819), первый главный правитель русских поселений в Америке (1790—1818) принял решение основать колонию на юге Америки. С этой целью в 1808-1808 и 1811 годах под руководством Ивана Александровича Кускова (1765-1823) на поиски подходящего для колонии места было отправлено две экспедиции. В 1811 году место было найдено в 20 милях от залива Бодега. Это маленькое открытое плато, обращенное к морю, отделялось от остальной местности несколькими глубокими ущельями, идущими в разных направлениях, так что его просто было защищать. Более того, тут размещались пастбища, рос строевой лес, были проточная вода — река Славянка (потом названная американцами Российской) и наилучший климат на побережье. Формально этот участок принадлежал тогда испанцам, хозяйничавшим в Калифорнии, но Кусков купил его у индейцев, заплатив три одеяла, три пары штанов, два топора, три мотыги, несколько ниток бус. В 1812 году, когда на место прибыл Кусков с 25 русскими и 90 алеутами, был основан Форт Росс. Они приехали в марте либо апреле, а к сентябрю крепость и деревня были построены. Положение испанцев на тот момент в регионе было уже весьма шатким, поэтому с помощью силы прогнать русских они не могли.

В итоге между русскими и испанцами наладился взаимовыгодный обмен. Российско-Американской компании были нужны меха и пшеница, а испанцам — русские изделия из дерева, железа, кожи, произведенные в Ситке и Форте Росс. Яркой демонстрацией того, что у материальная база испанцев в Калифорнии была весьма слаба, является тот факт, что у них не было ни одного легкого судна до тех пор, пока они не приобрели несколько, построенных русскими в Форт Росс.

Тем не менее каждый год сначала испанские, а потом мексиканские власти выражали протест по поводу «оккупации» русскими земель, на которых был расположен Форт Росс, и предупреждали их о необходимости покинуть Форт.

Начальником колонии, естественно, стал сам Иван Кусков, которому на тот момент было 47 лет. Испанцы называли его Пи де Палу — «деревянная нога», поскольку у него был протез. Он был задиристым, гневливым, но честным по тем временам уже стариком, который мог замечательно принять больших гостей, удивляя их достижениями цивилизации, неожиданными в столь диком месте, но правил подчиненными стальной рукой. Все постройки форта были построены под его управлением и являются свидетельством его исключительных познаний в фортификационном искусстве, хотя военным он не был.

В 1824 году правителем канцелярии Российско-американской компании был назначен будущий декабрист, в то время уже член Северного общества Кондратий Рылеев. Кусков к тому времени уже умер (в 1821 Кусков вышел в отставку и 4 июля 1823 вернулся на родину в Тотьму, где в том же году скончался), а Рылеев был озабочен судьбой колонии, и хлопотал о делах Форт Росса перед Сперанским и Мордвиновым. Рукой Рылеева было написано «Извлечение из колониальных депеш». Он ревниво следил за всем тем, что появлялось в печати о Русской Америке и Российско-Американской компании. Рылеев даже обращался в Цензурный комитет с просьбой «не пропускать никаких сведений о Компании без ее ведома». Лейтенант Владимир Романов, побывавший на Аляске, написал «Проект экспедиции от реки Медной до Ледовитого моря и Гудзонова залива». В нем он писал «Ежели мыс Доброй Надежды и Новая Голландия обратили внимание Англии, то северо-западная часть Америки заслуживает таковое внимание от нашего правительства…» В 1825 году Рылеев поддержал проект Романова и подписал распоряжение Российско-Американской компании о постройке в Русской Америке новых крепостей вдоль всего течения реки Медной — от моря до хребта Скалистых гор, открытого креолом Климовским. «Взаимные пользы, справедливость и самая природа того требуют», — писал Рылеев. Александр I отклонил эти предложения и предупредил членов Компании, чтобы они оставили свои затеи, «не выходя из границ купеческого сословия».

Рылеев ревностно продолжает отстаивать идеи Романова в отношении расширения границ Русской Америки до Скалистых гор. Видимо, Кондратий Рылеев устроил так, что Крузенштерн и Головнин — оба сразу — подают в правительство записки со своими мнениями о форте Росс, что в Северной Калифорнии, о заливе Сан-Франциско. Граф Н. С. Мордвинов предлагает Российско-Американской компании выкупать крепостных у помещиков в местностях с бедной землей и селить этих людей в плодородной Калифорнии. Об этом предложении знал Рылеев. Как мы помним, Рылеев был одним из руководителей заговора декабристов. Декабристы планировали убить императора, однако вот что делать с его семьей? Убивать ее они не хотели. Заточить в тюрьму в России — есть риск того, что их попробуют освободить с целью восстановления монархии. Отправить в Европу – есть вероятность, что те попытаются организовать военный поход на Россию и вернуть престол. Поэтому Рылеев, как правитель канцелярии Российско-американской компании, предложил царскую семью после восстания сослать в Форт Росс, где ее уже никто достать не сможет. Именно этот вариант и был принят в качестве рабочего.

К середине 1830-х местная популяция пушных зверей сильно сократилась, так что торговля пушниной сошла на нет. После соглашения администрации Российско-американской компании в Новоархангельске (ныне Ситка) и Компании Гудзонова залива в форте Ванкувер надобность в поставках продовольствия из Форт Росса отпала, а его международный статус так и не был определен. в 1841 году Росс был продан гражданину Мексики швейцарского происхождения Джону Саттеру, основателю поселения Новая Гельвеция, владевшему почти 200 кв. км. земли в ее окрестностях, за 42.857 руб. серебром. В счет оплаты Саттер поставлял на Аляску пшеницу, но, по свидетельству П. Головина, так и недоплатил почти 37,5 тыс. руб.

Источники:
— Вологодские бренды. Калифорния Кускова — уроженца Тотьмы
— Сергей Марков «Юконский ворон». Москва, «Советская Россия», 1977