ОБРАЩЕНИЕ К ОБЫЧНОМУ ЕВРОПЕЙЦУ


Здравствуй, европеец, здравствуй, сосед по планете Земля, сосед по материку Евразия. К тебе обращается простой русский пацан!

Обращение к европейцам

Возможно, ты читал какую-то книгу о нас, а, более вероятно, смотрел какой-то фильм — оттуда ты можешь знать, что у нас принято обращаться «товарищ». Но ты — не товарищ, ты — господин, почти невероятно, что ты когда-то сможешь стать мне товарищем. Да, у вас в Европе есть те, кого такими товарищами мы считаем, но их единицы, погоды они не делают, обращаюсь я не к ним. Я вообще обращаюсь не к тем, у кого есть строгие, программные взгляды, я пишу тем, чье мировоззрение — аполитичное либеральное болото, тем, кого 60-70% в сытой старушке Европе.

Вряд ли ты переживаешь от того, что не можешь быть мне этим самым товарищем. И вряд ли ты можешь понять, как я могу быть пацаном в свои 32 года. И я также вряд ли смогу когда-то понять, зачем ты выбрал себе путь господина, когда мог жить нормальным пацаном. Мы разные, у нас разная история, разная культура, а потому — разный менталитет, разные ценности. В очень многих вопросах мы никогда не поймем друг друга.

Тебе, сытый господин, нет никакого дела до Крыма, если б ты захотел, в эпоху интернета без труда бы узнал, что никакой аннексии не было. Тебе есть дело до этих санкций только тогда, когда они начинают ущемлять твою главную ценность — сытость. Тем более, тебе нет никакого дела до Донбасса, вряд ли ты сам найдешь его на карте. Тебе также нет дела до того, что по действующим нормам международного права, в частности, по Конвенции ГенАссамблеи от 14 декабря 1974 г., Украина — страна-агрессор, совершающая военные преступления, устраивающая геноцид в Донбассе. И Одесская Хатынь тебя тоже никак не касается, твою сытость никак не задевает.

Да, среди вас есть такие, кого эти вопросы заботят, те, кто принимают их близко к нашему. Это в основном левые, пишу я не им, сытость — не их главная вершина.

Тем более, тебя не трогают вопросы какой-то там Сирии, для тебя это вообще другой мир. В нашу эпоху интернета, ты также мог бы узнать, что так называемая «оппозиция» — это 15-17% населения, это радикальные отморозки, это, кстати, те, кто первым едет в твою Европу. Но узнавать и вникать тебе неинтересно, максимум, что ты делаешь для «просвещения» по этому вопросу — смотришь постановочный ролик о какой-нибудь химической атаке, часто снятый даже не в Сирии. Ни война на каком-то там Ближнем Востоке, ни гибнущие дети, ни, тем более, реальность химических атак прямо на уровне твоего достатка не сказываются, разбираться тебе ни к чему.

Да что там Сирия! Тебя не касается даже, точнее, ты сам себе внушаешь, что тебя не касается, когда на твоих улицах приехавшие под видом беженцев, кстати, под видом сирийцев (которых единицы), отморозки хватают за задницу твою жену, твою подругу, твою дочь. Максимум, что ты можешь сделать — слезно обратиться в Берлин и Брюссель, защитить свою женщину ты не можешь.

Да, среди вас есть такие, кто может, кто выходит, кто защищает, кто берет на себя ответственность, часто берет неправильно и не ту, но, в отличие от тебя, берет. Это в основном правые, пишу я не им, сытость — не их главная вершина.

Сытость — это вершина лично твоих ценностей, мой сосед, общеевропейский господин. Твой самый главный страх — ее потерять. Вернее, резко ее потерять. Еще вернее, резко потерять эту сытость в своем текущем представлении. Даже для того, чтоб тебе самому стало лучше, рисковать этой временной сытостью ты не готов. Например, ты принимаешь отсутствие суверенитета, состояния военной и экономической оккупации твоей родины тебя не особо заботит, ведь если выступишь против — поставишь на кон эту временную сытость. Ради нее ты готов терпеть очень многое.

Твой прадед 80 лет назад тоже очень боялся эту сытость потерять. Сначала он также не хотел замечать начало второй мировой — ведь она тоже была в каком-то другом мире, в какой-то там Азия, позднее даже сочинил, что это и не начало, ведь там была совсем не Европа. Затем твой прадед, боясь потерять аполитичную сытость, не хотел вникать в игры антикоммунизма Англии и Штатов, в маниакальные амбиции польских временщиков. Зачем? Проще проглотить заботливо поднесенную пилюлю страшных сказок про ужасного восточного соседа и его чудовищный режим — также сейчас поступаешь и ты. Не глотать эту пилюлю означает возразить, а это угрожает временной сытости.

Далее, также не вникая, не возражая, боясь рискнуть своей главной ценностью, твой прадед смотрел на аншлюс Австрии, на раздел Чехословакии. А дальше — к твоему деду пришел немец. Даже тогда очень немногие рискнули этой ценностью. И твоей прадед рисковать не стал. Сытости стало меньше, куда уж там, временное представление о ней изменилось. Пришло другое. Чтоб его не терять, не рисковать им, твоей прадед, чтоб хоть как-то себя насытить, гнулся под немца, работал на него на заводах, в школах, институтах, на полях. Насыщаться же надо.

Да, не все прадеды были такими. Левые прадеды шли в коммунистическое подполье. Правые — в нацбанды СС. Или, например, другие террористические нацбанды, навроде «Крайовы». Были и другие, ни правые, ни левые — просто патриоты, как де Голль. Но ведь, общеевропейский господин, твой прадед не из их числа, верно, он, как и ты, представлял аморфное большинство, дорожащее сытостью? О том и речь.

Я не корю тебя этим, я объясняю, в чем мы разные, почему мы друг друга не поймем. Мои четыре прадеда вертели твою сытость на стволе ППШ, первым делом вертя на нем вермахт. А мои бабушки и дедушки вертели эту сытость на станках, попутно отрывая от сытости куски хлеба для фронта. У нас слово «сытость» вообще произносят, скорее, с пренебрежением.

Мы разные, это не хорошо и не плохо, это просто так есть. Видишь, общеевропейский сытый господин, в чем дело? 80 лет назад твой прадед, предпочитаю эту сытость, сначала ее резко потерял. А потом многие из твоих прадедов потеряли ее навсегда под дулами шмайсеров и в печах концлагерей. Даже если и не пытались воевать с захватчиком.

Да, ты прав, это было давно, времена изменились. Сейчас, общеевропейский господин, рискует потерять эту сытость не какой-то процент населения. И не на какую-то часть. Сейчас, как никогда со времен Карибского кризиса, мир близок к последнему шагу — к катастрофе ядерной войны. На кону стоит не чей-то достаток, а жизнь всего человечества.

Ты, лично ты, сытый, довольный европеец, ты готов в угоду шизофреническим маниакальным амбициям выживших из ума «старших партнеров» из-за океана, в угоду их представлениям об исключительности, в угоду их жажде дешевых рисовок в ответ на глубокую обиду выхода Сирии из-под их контроля, вот также играть в сытую аполитичность, понимая, что завтра может перестать существовать абсолютно все? Ты готов взять на себя ответственность хотя бы за это: отдать самому себе отчет, что ты не хочешь ни во что вникать, лишь бы сегодня была жирная сосиска с бокалом нефильтрованного, пусть какой-то идиот в своем Белом Доме, поддерживаемый теми, кого аполитично не вникая, общеевропейски выбирал ты, нажимает «Красную кнопку» с легкостью сообщения в своем Твиттере? Оторвись от своего концертика или футбольчика, осознай это, прими решение. Ведь уже завтра может получиться, что отрываться будет не от чего и некому…

Автор: Денис Синий




Добавить комментарий