Цветочный бальзам. Эпилог


Прошло больше шести лет с тех пор, как в Эмпайр-Бэй прибыл поезд, на котором Кеннет Флауэр и его боевой товарищ Вито Скалетта вернулись с фронта и сразу же окунулись в водоворот событий, навсегда изменивших их жизнь. Это была самая холодная зима в истории Эмпайр-Бэй. А для семьи детектива Флауэра она обернулась самой большой трагедией.

Цветочный бальзам

На этом же перроне вернувшийся домой герой войны обнимал свою младшую дочь Руби, трепетную двенадцатилетнюю девочку, нуждавшуюся в любви и заботе всей своей семьи. Спустя годы вместо нее в ожидании поезда стояла взрослая женщина, пережившая почти всех своих близких и готовая взять на себя заботу о других, более беззащитных, чем она сама. Читать полностью »

Цветочный бальзам. Глава 24


История Эмпайр-Бэй начинается с крохотной точки на карте восточного побережья Америки. В XVI веке на территории равнины, в устье реки Калвер, возникло торговое поселение Порто-Романо, которое спустя сто лет было передано британцам и с лёгкой руки губернатора получило своё легендарное название.

Цветочный бальзам

Одна из страниц городской летописи посвящена рассказу о том, как в ходе войны за независимость британцы превратили Эмпайр-Бэй в тюрьму для военнопленных. Положение города изменилось после окончания войны, когда в восточную местность стали стекаться тысячи иммигрантов, и в начале XX века от невзрачного равнинного поселения не осталось и следа. На его месте возник мегаполис, строения в котором тянулись все выше, пока спустя пару десятилетий облака не пронзила верхушка башни Эмпайр-Бэй Билдинг. Вместе с ней над рекой Калвер возвысилась величественная плотина, которую провозгласили крупнейшей гидроэлектростанцией в стране и символом технического прогресса, а затем мафиози принялись замуровывать в ее фундамент тела своих убитых врагов. Читать полностью »

Цветочный бальзам. Глава 23


В коридоре детского отделения центральной больницы Эмпайр-Бэй раздавались стремительные шаги. Женщины во врачебных халатах и повязках вдвоем совершали ночной обход, поочередно заглядывая в палаты. На койках, выставленных в полуметре друг от друга, посапывали маленькие пациенты. Кто-то из них зарылся лицом в подушку, кто-то прижимал к себе плюшевых животных, а кто-то в беспокойном сне ерзал из стороны в сторону. Пока врач проходила мимо спящих, поверхностно осматриваясь вокруг, вторая женщина – медсестра – наклонилась к каждому и заботливо подоткнула их одеяла.

Цветочный бальзам

Так они переходили из палаты в палату, пока не остановились у входа в отделение для грудных детей. Здесь врач осталась возле порога. С минуты на минуту на ее глазах должно было случиться нечто грязное, в чем она не стала принимать непосредственное участие, отправив вместо себя молоденькую покорную медсестру. Компенсация «за моральный ущерб» уже лежала на ее столе в виде чека, и отступать назад было поздно – оставалось лишь проследить, чтобы дело было доведено до конца. Читать полностью »

Цветочный бальзам. Глава 22


Два самых могущественных человека в Эмпайр-Бэй являли собой различные, словно ураган и наводнение, бедствия для города. Карло Фальконе был воплощением хищной и грубой силы, которая не знала жалости и нуждалась лишь в прямом и безоговорочном подчинении. Такие люди в его окружении, как Тони Бальзамо и Эдди Скарпа, были необходимы затем, чтобы сдерживать пыл заносчивого босса и вместе с тем безжалостно следовать самым жестким его указаниям. Жадность и гордость руководили его действиями, лишая их какого-либо компромисса. И если вначале Карло напоминал старшим мафиози вспыльчивого Фрэнка Винчи, каким тот был в молодости, то всего через несколько лет после того, как бывший капо Моретти возглавил собственную семью, Эмпайр-Бэй увидел могущественного бандита, который совершенно не был похож на старых боссов и которому было наплевать на все законы прежней итальянской мафии. Подобно урагану, чья воздушная природа непостоянна и разрушительна, он в ярости сметал все, что мешало ему достичь поставленных целей.

Цветочный бальзам Читать полностью »

Цветочный бальзам. Глава 21


Генри с трудом поднялся на ноги. Все вокруг шло ходуном, и он ощущал привкус крови во рту. Рука, обрушившаяся на него, была тяжелой, и почерк нападающего был слишком узнаваем, чтобы Генри, даже несмотря на невыносимое головокружение, начал догадываться, кто набросился на него. И иной на его месте уже покинул бы это место с дурным предчувствием, но Генри прошел по коридору за полоской света, сочившейся из приоткрытой двери спальни. Он догадывался, что может там обнаружить, но, несмотря ни на что, готов был встретиться с этим лицом к лицу.

Цветочный бальзам

Комната была разворочена. Ящики, вырванные из письменного стола, сверкали пустым дном, а их содержимое расшвыряли по полу; часть одежды, вынутой из комода, была брошена рядом, а часть – свалена в кучу возле тела, уложенного поперек двуспальной кровати. Неподалеку виднелись обломки сброшенного на пол граммофона и рядом с ними – осколки разбитой пластинки. Читать полностью »

1 2 3 9