Почему Россия «напала» сейчас


Прошло восемь лет после переворота, разрушившего Украину, и российские войска вступили на её территорию, пришли освобождать тех «русских», которых «бросили», которые «сопротивлялись как могли», звали и «ждали». И что мы видим? В Донбассе действительно остатки населения встречают войска ДНР/ЛНР и России как освободителей. Более-менее лояльно настроен Харьков, в котором российские танки оказались в черте города в первый же день операции, и местные нацики, не успев вооружиться, со страху рванули из города. Также хорошо принимают в южных, граничащих с Крымом, регионах, в таких городах как Мелитополь и Бердянск (и это правда). Тем не менее в городе шестой день идут бои, а администрация прочно сидит на месте, никто её не свергает, как никто не поднимает обещанное восстание, несмотря на то что российские войска отмечены практически во всех районах Харькова. Большинство роликов из города, появляющихся в Сети, отмечены умеренной симпатией в отношении российских войск, но и только.

Почему Путин напал только сейчас

Хотя на фоне остальных городов и это много. По крайней мере тысячи харьковчан не разбирали автоматы (как это делали запорожцы и киевляне), чтобы стрелять в русских, не разливали коктейли Молотова, чтобы русских жечь, как это открыто, не скрывая лиц, делали в Одессе, не выходили на улицы «живым щитом», останавливать российские танки, как это практиковали в Чернигове и некоторых других городах Украины. Я бы предположил, что имитация «всенародного сопротивления» ― дело рук мелких групп оголтелых нацистов. Более того, я и сейчас уверен, что отдельные случаи (равно как и заранее подготовленные фейки) просто раздуваются нацистской пропагандой, как это было во время майдана. Так их учили, и так они работают. Но буквально со всех сторон приходит неутешительная информация от друзей, знакомых, родственников.

Так, из группы человек в пятнадцать, гордо именовавшей себя киевским сопротивлением и носившей 9 мая цветы к Вечному огню в Киеве, все пятнадцать очень огорчались, что Путин не освободил Украину уже в 2014 году. Тогда, говорили они, всё это было сделать легко, все ждали Россию. И да, по поводу того, что «все ждали», не думаю, как-то мало единомышленников эти 15 человек нашли за последующие восемь лет. Но им хотелось думать, что все ждут, как они, только боятся вооружённых нацистов. Что мы видим сейчас? Из этой группы за восемь лет два человека перебрались в Россию и рады тому, что операция «денацификация» наконец началась. Ещё трое поддерживают проведение операции, оставаясь на Украине. Это те самые «все», кто, как оказалось, действительно ждал. Остальные поделились примерно пополам: пять человек требуют срочного мира и прекращения российской операции, потому что им дискомфортно. Пожилая (пенсионного возраста) «православная» матрона, с дочерью в Москве и российским паспортом, более двух лет лежащим «под подушкой», не смогла уехать в Россию, поскольку недавно обретённый любовник не захотел бросить семью. Теперь Путин виноват в том, что дети любовника, спят на полу и прячутся в подвале от периодически пролетающих мимо ракет.

Я бы сказал, что это критический случай ― человек (обретший хоть и позднюю, но неустроенную любовь) вынужден выбирать между личным счастьем и личной безопасностью. Но это не когнитивный диссонанс одиночки. У остальных «борцов за мир» нет извинений в виде личных проблем. Кто-то просто боится потерять хорошо оплачиваемую работу в виде псевдооппозиции хунте, когда ты и «герой-партизан», и «гестапо» тебя не трогает, и «рейхсмарок» в кармане навалом. Большинство же просто говорит, что нельзя так, неправильно Путин освобождает, надо было как-то так, чтобы без стрельбы, чтобы не пугать до смерти благородных «пророссийских» граждан, голосовавших за Зеленского, мечтавших о «новой Украине» под руководством Медведчука, которая «как при Кучме» будет «богатой, успешной, уважаемой, образцом демократии» и из которой можно будет свысока поглядывать на «лапотный русский авторитаризм», регулярно восхищаясь широтой своей «европейской» души и глубиной интеллекта. Ну а ещё человек пять из бывших пятнадцати «партизан» просто прокляли Путина, Россию, русских и всех, кто их поддерживает, за «гибель украинских детей», которые если и гибнут, то от нацистских провокаций, а не от рук российских военных. Россия не стирает (по-американски) в щебень города, в которых её армию ждут нацистские засады. Российские солдаты жертвуют своими жизнями ради того, чтобы не просто сохранить жизни квазимирных украинских граждан (многие из которых, не будучи военными, вооружились, чтобы «противостоять агрессии»).

Россия даже по военным объектам не бьёт сотнями крылатых ракет в одном залпе, чтобы минимизировать потери украинских военных, стараясь просто парализовать их способность к сопротивлению и принудить к сдаче. Но сдавшиеся не радуются, что война для них закончилась. Они плачут на камеру, страдая, что не смогли убивать русских дальше.

Я бы подумал, что это так мне не повезло со знакомыми. Но русские москвичи и киевляне, одесситы и запорожцы, родившиеся и выросшие в России, эмигрировавшие в неё давно и недавно, равно как и те, кто до сих пор живёт на Украине, отмечают ту же тенденцию, что и в 2014 году: бывшие нормальными, адекватными, сохранившие адекватность после переворота друзья, родственники, знакомые, массами переходят в противоположный лагерь. У меня, конечно, нет точных статистических данных, но думаю, что выборка моих контактов достаточно представительна для того, чтобы с высокой долей уверенности говорить, что от половины до 2/3 тех «русских», которые орали «Путин спаси», теперь орут «зачем пришёл?» и «нас неправильно спасают».

Они обижаются, когда у них спрашивают, неужели они восемь лет не видели страданий Донбасса? Думают, что таким образом им «злорадно мстят». На самом деле им просто объясняют, что с самого 2014 года понятно, что нацистский режим не отдаст власть без войны, а на войне страдают и погибают не только «плохие парни», но и хорошие, и вообще ни к чему не причастные (никакие) тоже. Просто посмотрев на Донбасс, надо было давно понять, что в случае военного освобождения с вами будет так же, только не так долго. Можно было сократить издержки, но для этого в осаждённых российской армией городах надо было организовывать антинацистское сопротивление, поднимать антинацистские восстания, облегчая российским войскам проведение операции. Кстати, в Киеве и Запорожье оружие раздавали всем желающим даже без паспорта, справка о лояльности нацистскому режиму тоже не требовалась (так что уже нельзя сказать, что вооружиться было негде и нечем).

Можно и не геройствовать, а помогать российской армии, просто спасая себя: покидать те районы в городах, где размещена нацистская техника, не служить ей живым щитом, давать её координаты хотя бы в социальных сетях. Вместо этого бывшие русские, а ныне ничьи пишут нам, что «Путин сплотил Украину», что «Россия развалится», а «доблестные ВСУ дойдут до Москвы». В общем, пишут всё то, что писали в 2014 году отпетые нацисты. При этом украинская православная церковь Московского патриархата, несмотря на нацистские гонения против неё, призывает к миру фактически на нацистских условиях, то есть немедленного прекращения огня и возвращения к статус-кво, сложившемуся в 2014–2015 годах. Многие её клирики обрушиваются с критикой и даже с проклятиями на русских священников, поддерживающих освободительный поход.

В связи с этим у меня возникает два вопроса. Первый. Все те, кто до сегодняшнего дня рассказывает нам, что «в 2014 году победить хунту было бы проще», действительно думают, что вот эта банда якобы русских, ожидавшая войны в виде розового пони, с которого Путин и Шойгу раздают леденцы и мороженое, не взвыла бы точно так же, не прокляла бы нас в 2014 году, как только поняла, что у них освобождение будет не как в Крыму, а как в Донбассе? Все эти борцы за собственный комфорт не поставили бы в вину России неспособность отобрать власть у нацистов тихо ночью, когда все спят, чтобы «достойные люди» утром проснулись, а им уже пособие принесли ― компенсацию за «многолетние страдания» под русофобской властью? И второй. А нам точно надо проявлять гуманность и учитывать интересы населения Украины, даже жертвуя жизнями и интересами российских граждан? Может, проще как американцы: снять пару роликов с раздачей «Сникерсов» и благодарственными речами украинцев на таджикском (чтобы не очень себя утруждать поиском актёров), а самим сосредоточиться на реализации российских интересов?

Поясню. В 2014 году российская армия была по многим показателям слабее, а высокоточным оружием почти не обладала (были «Искандеры» и модернизированные авиабомбы, но о «Калибрах», «Ониксах», «Цирконах» никто даже не слышал). Следовательно, бои были бы тяжелее, а вероятность неизбирательного применения тяжёлых вооружений выше. Более того, поскольку шанс на вооружённое вмешательство Запада в конфликт (которое и сейчас весьма вероятно) тогда был на порядок выше, надо было бы торопиться сильнее, чем даже сегодня (а времени и сегодня у нас не так уж много). Следовательно, приходилось бы чаще расчищать путь танкам и пехоте при помощи тяжёлых вооружений. И что, вот эти вот «обидевшиеся» на Россию за свой страх даже сейчас, когда ракеты над ними только летают, не обиделись бы тогда, когда снаряды реально взрывались бы вокруг и внутри их домов? Или нацисты в 2014 году вышли бы воевать с Россией в чисто поле, не пытаясь прикрыться живым щитом? А ведь всё было бы так же, как сегодня: и раздача оружия кому попало, и бронетехника ВСУ, спрятанная в жилых кварталах, и готовность вооружённых нацистских банд устроить резню «пособников Путина», и дикий страх самих «русских», толкающий их к «консолидации против агрессии» с нацистами. А ещё была бы более активная помощь Запада, меньшая устойчивость России перед санкциями, отсутствие всех армейских и дивизионных штабов, которые сегодня руководят операцией и которые развёрнуты за последние восемь лет. И была бы куда более мощная пятая колонна в России, которую за прошедшие восемь лет существенно проредили, но и сейчас она пытается поднимать голову и желать поражения собственному народу и государству!

Сегодня у России нет особого выбора. Война идёт, и её надо выиграть, причём выиграть как можно скорее. Чем дольше мы возимся на Украине, тем больше смелеют наши соседи, тем острее у них желание вмешаться, тем охотнее они прислушиваются к понуканиям и обещаниям США. Более того, чем дольше мы будем возиться, тем хуже для нас будет ситуация на самой Украине. Сегодня с нацистами сплотилась значительная часть никому не нужной, на чём свет ругавшей Россию «пророссийской интеллигенции». Только до 24 февраля она ругала Россию за отсутствие вторжения, а сейчас ругает за его реализацию. Но если мы провозимся ещё пару-тройку недель, месяц, то проблемы возникнут у обычно индифферентных украинских крестьян. Они пропустят посевную. И без того нищенствующие, они останутся без урожая. Голодать, наверное, не будут, но, во-первых, у них сложится устойчивая связь между приходом России и постигшими их проблемами (по принципу «раньше такого не было»), а, во-вторых, города, останутся без существенной части подвозимого на рынки продовольствия, равно как и перекупщики не смогут обеспечить сельскохозяйственным сырьём предприятия пищевой промышленности. Одна только тень голода, упавшая на крупные города, потребует от России оперативного реагирования для недопущения гуманитарной катастрофы (это в Донбассе наши «друзья и партнёры» её «не видели», здесь «увидят» раньше, чем она в реальности произойдёт) и будет использована против нас западной пропагандой в полном объёме.

В целом, любое затягивание операции ухудшает позиции России как на Украине, так и в глобальном противостоянии с США. Поэтому, с моей точки зрения, «гуманность» (которая нам ничего не приносит, кроме проблем) должна быть принесена в жертву эффективности. Кто любит Россию, тот и так будет любить, а кто ненавидит, тот и так будет ненавидеть, но эффективную Россию будут бояться, а в гуманную будут бросать коктейли Молотова. Гуманность хороша, пока продолжается мирный процесс, пока идут переговоры. Гуманно обходиться без войны, достигая своих целей исключительно мирным путём. Но штыки за спинами дипломатов блестят не для красоты, а чтобы все знали, что если договориться не удастся, то «последний довод», хоть и не самый лучший, для некоторых бывает самым доходчивым. Так что, если война началась, самым гуманным будет быстрее её закончить. Хоть победу на Украине (при уцелевшем Западе) нельзя считать полной, но руки себе на этом направлении развязать необходимо. Надо либо не воевать вовсе, либо быстро побеждать, невзирая на жертвы врага, иначе сам станешь жертвой.

Автор: Ростислав Ищенко


 На руинах привычного мира
 Шесть вопросов историку
 История русской тушёнки
 Настоящая леди экрана

Войдите, чтобы комментировать