Цветочный бальзам. Глава 22


Два самых могущественных человека в Эмпайр-Бэй являли собой различные, словно ураган и наводнение, бедствия для города. Карло Фальконе был воплощением хищной и грубой силы, которая не знала жалости и нуждалась лишь в прямом и безоговорочном подчинении. Такие люди в его окружении, как Тони Бальзамо и Эдди Скарпа, были необходимы затем, чтобы сдерживать пыл заносчивого босса и вместе с тем безжалостно следовать самым жестким его указаниям. Жадность и гордость руководили его действиями, лишая их какого-либо компромисса. И если вначале Карло напоминал старшим мафиози вспыльчивого Фрэнка Винчи, каким тот был в молодости, то всего через несколько лет после того, как бывший капо Моретти возглавил собственную семью, Эмпайр-Бэй увидел могущественного бандита, который совершенно не был похож на старых боссов и которому было наплевать на все законы прежней итальянской мафии. Подобно урагану, чья воздушная природа непостоянна и разрушительна, он в ярости сметал все, что мешало ему достичь поставленных целей.

Цветочный бальзам Читать полностью »

Цветочный бальзам. Глава 21


Генри с трудом поднялся на ноги. Все вокруг шло ходуном, и он ощущал привкус крови во рту. Рука, обрушившаяся на него, была тяжелой, и почерк нападающего был слишком узнаваем, чтобы Генри, даже несмотря на невыносимое головокружение, начал догадываться, кто набросился на него. И иной на его месте уже покинул бы это место с дурным предчувствием, но Генри прошел по коридору за полоской света, сочившейся из приоткрытой двери спальни. Он догадывался, что может там обнаружить, но, несмотря ни на что, готов был встретиться с этим лицом к лицу.

Цветочный бальзам

Комната была разворочена. Ящики, вырванные из письменного стола, сверкали пустым дном, а их содержимое расшвыряли по полу; часть одежды, вынутой из комода, была брошена рядом, а часть – свалена в кучу возле тела, уложенного поперек двуспальной кровати. Неподалеку виднелись обломки сброшенного на пол граммофона и рядом с ними – осколки разбитой пластинки. Читать полностью »

Цветочный бальзам. Глава 20


Мистер Чу с женой долго пытались завести ребенка, в то время как в семье его младшего брата уже подрастала малышка Лин. С рождения она была окружена заботой двух семей, баловавших девочку и не умевших ни в чем ей отказывать. Для главы Триады она стала дочерью, которой у него так никогда и не появилось.

Цветочный бальзам

Ходили слухи, что свое первое убийство Лин совершила еще в восемь лет. Что тогда произошло и каким образом ей удалось это сделать, оставалось тайной. С тех пор мисс Чу превратилась во взрослую женщину, отличавшуюся жестоким нравом и привыкшую получать все, что захочет. Однако она понимала, в какие моменты стоит поступиться своими желаниями, чтобы получить взамен нечто более важное. Читать полностью »

Цветочный бальзам. Глава 19


В зеркале большого города ты отражаешься всесильным и истощенным, любимым и нелюбимым, мудрым и слабоумным одновременно. Годами каменные джунгли проверяют тебя на прочность, выворачивая наизнанку, скручивая в узел и распуская на тончайшие нити, ведь им нет дела до того, насколько силен или слаб их противник. И кому-то приходится справляться с болью всю свою жизнь, оберегая и залечивая измученное сердце.

Цветочный бальзам

Душа Руби от рождения казалась хрупкой, как стеклянный шар. Для окружающих она была беспомощным ребенком, которому не суждено когда-либо повзрослеть. Она и сама, будучи несмышленышем, верила в то, что ее обезоруживающая детскость – это чудесный дар, с которым она не имеет права расставаться. Но если бы сердце Руби по-настоящему было похоже на стекло, оно разбилось бы еще в далеком сорок пятом, вслед за поочередной гибелью Кеннета и Дейзи. Если бы Руби в действительности была такой слабой, какой ее видели другие, она бы не пережила тот злополучный день, когда в «Сиракузу» ворвались убийцы, а даже если бы и выжила, то сошла бы с ума за месяц заточения наедине с полубезумным стариком, который постоянно твердил, что знает все о ее настоящей семье. Читать полностью »

Цветочный бальзам. Глава 18


Томми, младший братец Альфреда, был чуть ли не главной причиной, по которой Руби решилась навестить осиротевшую семью Марино и теперь сидела за одним столом с кудрявым мальчишкой и остальными его домочадцами.

Цветочный бальзам

Средний брат, которому уже исполнилось четырнадцать, с равнодушным видом постукивал по столешнице, а их мать, высокая и костлявая женщина лет сорока, в пестрой косынке, суетилась над плитой – и при этом держалась бодро и ничем не выдавала своего волнения. Читать полностью »

1 2 3 5