Джозеф Коломбо, объявивший войну США


Джозеф КоломбоДжозеф Коломбо, совсем не тот лейтенант полиции в исполнении Питера Фалька, которого знает любой поклонник детективов. Джозеф — один из самых известных крёстных отцов итало-американской мафии, родоначальник влиятельного и сегодня мафиозного клана Коломбо. Он был первым из отцов мафии, кто вышёл из тени и занялся публичной общественной деятельностью. Джо Коломбо родился 16 июня 1923 года. До того, как прославиться в качестве одного из самых влиятельных мафиози своего времени, Джо жил с родителями, и о раннем периоде его жизни ничего не известно — кроме, разве что, того, что в семье он был единственным ребенком. Проблемы «кем стать» у Джо не было: помыкавшись, юноша пошел по стопам отца-гангстера. Забегая вперед, скажем, что папенька плохо кончил: его застрелили в машине вместе с его женой, когда Джо было всего 15 лет.

До того, как начать свою криминальную карьеру, Джо все же отметился на нескольких вполне легальных работах: он трудился в Береговой охране США, после чего устроился грузчиком, а позже пошел в мясоперерабатывающую компанию. Непосредственно перед тем, как окончательно уйти в криминальный мир, Джо зарабатывал на жизнь тем, что продавал недвижимость. К концу же 1950-х от прежнего добропорядочного Джо ничего не осталось: он работал сборщиком денег в семье Профачи, которая, в свою очередь, входила в «Пять семей» — самый крупный мафиозный конгломерат Нью-Йорка, — а также занимал пост в национальной мафиозной комиссии. Уже в самом начале своей карьеры Джо зарекомендовал себя настолько хорошо, что быстро пошел в гору и вскоре уже был официально введен в Коза Ностра.

Несколько раз Коломбо находился на волоске от смерти. Самым известным случаем стало его похищение в компании нескольких членов руководства семьи Профачи их же «родственником», Джо Галло. Тому не понравилось, что глава семейства Джо Профачи увеличил размер податей, и он решил справиться с этой проблемой по-своему. Галло был не единственным, кому Профачи повысил тарифы, но именно его это взбесило больше всех. В плену Коломбо сотоварищи пробыли несколько недель, за которые два его тезки успели прийти к соглашению. Правда, через несколько месяцев Профачи в одностороннем порядке разорвал его, и Коломбо развязал свою первую войну.

Произведение написано выпускником Казанского Авиационного Института Ростиславом Пулялиным. «Неожиданный телефонный звонок нарушил сон Уве Эрикссона. Ему было не привыкать к таким вещам, и он быстро нащупал на столике кнопку, включил свет настольной лампы и поднял трубку телефона…»

Шестого июня 1962 года Джо Профачи умер от рака печени, и место босса занял очередной Джо — Джозеф Маглиоччо. Первым делом он попытался поквитаться с Галло и его союзниками, однако руки мафии не всегда оказываются нужной длины — бунтарю Галло раз за разом удавалось уходить от криминального правосудия, а под конец его загребли в тюрьму. Раздосадованный Маглиоччо решил устранить другого своего врага — благо от их нехватки он не страдал — главу семьи Луччезе, Томми Луччезе. С этой целью он вступил в сговор с заинтересованными лицами — главами одноименных кланов Джо Боннано и Карло Гамбино. Грязную работу, непосредственно «исполнение», Маглиоччо поручил Коломбо, за что и поплатился своим постом: мафиозная коммиссия решила, что бразды правления семьей должны перейти Коломбо. Верность бывшего грузчика Коза Ностра окупилась сторицей: он получил право переименовать семью Профаччи в семью Коломбо.

В 41 год Коломбо стал самым молодым отцом мафии. И, в некотором роде, правозащитником: в ответ на ряд расследований в отношении его деятельности, инициированных американскими властями, Коломбо организовал Лигу за права итало-американцев. Причем поступил крайне умно — в конце 1960-х скооперировался с возглавляемой раввином и политическим деятелем Меиром Кахане Лигой защиты евреев, чтобы заручиться поддержкой общины. И этим не ограничился: когда 13 членов ЛЗЕ арестовали, Коломбо выплатил за них залог, хотя ему никто и не заикнулся на этот счет. Позже семья Коломбо на протяжении многих лет поставляла Кахане оружие, которым он вооружал еврейские боевые группировки, действовавшие в США и Израиле. А весной 1970-го, когда ФБР совсем активно принялась за Коломбо, он сделал ход конем: заявил, что власти дискриминируют итало-американцев, преследуя их, и организовал пикеты у нью-йоркских офисов ФБР. Успех своей организации Коломбо закрепил прошедшим 29 июня 1970 года ралли в честь дня итало-американского Дня народного единства. Участниками, к слову, были пятеро известных американских конгрессменов и несколько популярных артистов, а всего мероприятие собрало 150 тысяч человек.

Под руководством Коломбо Лига прирастала все новыми и новыми членами. Широкое внимание она обратила на себя уже в ноябре 1970 года, когда на очередном мероприятии Лиги хедлайнером стал Фрэнк Синатра. А сам Коломбо все чаще светил лицом, выставляя деятельность ФБР по борьбе с мафией как притеснение итало-американцев. В отличие от других мафиозных лидеров, которые старались не привлекать к себе внимания, Коломбо появлялся на телевидении, где раздавал интервью, рассказывал о деятельности Лиги и делал заявления от ее имени. Общественная же активность Коломбо очень не нравилась другим мафиозным боссам. Второе ралли, намеченное на 28 июня 1971 года, они решили использовать как день избавления от неугодного. А тут как раз и Галло из тюрьмы вышел. Проведенное за решеткой время он использовал с толком: наладил контакты с цветными преступниками и активно использовал эти связи для того, что положить конец Коломбо. Сам Коломбо звал его на встречу после освобождения, думая зарыть топор войны, однако Галло отказался: Коломбо предлагал ему тысячу долларов, чтобы тот успокоился, а Галло запросил сразу сто тысяч.

В день второго ралли Коломбо шел к трибуне, чтобы поприветствовать толпу, когда к нему приблизился некто Джером Джонсон. Чернокожий уличный воришка с верительной грамотой от Лиги и экипировкой фотокорреспондента, трижды выстрелил в голову Коломбо, после чего его повалил на землю сын Джо и другие союзники мафиози. Из толпы тут же вышел палач, пустил пулю Джонсону в лоб и был таков. Коломбо же удалось выжить, хотя раны и оказались тяжелыми. Правда, все семь лет до своей смерти 22 мая 1978 года он пролежал в коме. Умер Коломбо в своем доме в Нью-Йорке. Главным же подозреваемым оказался Джо Галло — в основном, из-за своих тесных контактов с чернокожим населением Гарлема. Кроме того, Галло имел зуб на Коломбо из-за его союза с Профачи в войне банд. Другим подозреваемым был Карл Гамбино — его возмущала слишком активная общественная деятельность Коломбо. Однако дело о покушении на Коломбо так и не было раскрыто. Более того, оно вообще не заводилось — ни один правоохранительный орган не проводил никаких расследований в связи с покушением на Коломбо и убийством Джонсона.

Несмотря на то, что больше половины своей жизни Коломбо только и делал, что погрязал в грехе, он был ревностным католиком. В том, что касается вопросов веры, он не прощал ошибок. Когда какой-то воришка украл из Бруклинской церкви венец, украшенный драгоценными камнями, Коломбо заставил его вернуть реликвию. Вор подчинился, но три бриллианта выковырял себе на память. Через какое-то время его нашли, задушенным четками.


Подписывайтесь на оф. канал юной леди!


 Оаквуд и Оакхилл
 Как поймали Аль Капоне
 Джон Готти
 Мод «Весёлая деревня»

Войдите, чтобы комментировать