История одной красавицы


Варвара Дмитриевна Римская-Корсакова, ставшая прототипом одной из героинь романа Льва Толстого «Анна Каренина», была звездой высшего света Москвы и Санкт-Петербурга. Надменный и капризный Париж склонялся в восхищении перед красотой той, кого называли «Венерой из Тартара». Она затмевала саму французскую императрицу Евгению, чем вызвала большое недовольство последней. Смелые наряды Римской-Корсаковой часто становились причиной скандалов (однажды её даже вывели из бальной залы за чересчур прозрачное платье). Об остроумии этой женщины ходили легенды, а её ноги поклонники считали «прекраснейшими в Европе».

Римская-Корсакова

Варвара Дмитриевна происходила из костромского дворянского рода Мергасовых. В 16 лет обворожительная Варенька Мергасова вышла замуж за выпускника Московского университета, остроумного и веселого красавца, гусара, любимца «света» Николая Корсакова, семья которого оставила заметный след в истории русской культуры. Николая и Варвару Корсаковых знал в Москве Л.Н. Толстой и вывел их под прозрачными именами в «Анне Карениной» в картине бала. Позже, расставшись с мужем, она поселилась в Ницце. Князь Д.Д. Оболенский, хорошо знавший Варвару Дмитриевну писал о ней, что она «считалась не только петербургскою, но и европейскою красавицей. Блистая на заграничных водах, приморских купаньях, в Биарице и Остенде, а также в Тюильри, в самый разгар безумной роскоши императрицы Евгении и блеска Наполеона III, В.Д. Корсакова делила успехи свои между петербургским великим светом и французским двором, где ее звали la Venus tartar». Ее называли во Франции «татарской Венерой». В Корсаковой чувствуется уроженка волжских берегов, из века в век дававших пристанище и славянам, и калмыкам, и булгарам.

Франц Винтерхальтер писал русскую красавицу дважды. Один портрет висит в пензенском музее, второй занял почётное место в парижском музее Орсе. И, кажется, художник сам был не равнодушен к этой великолепной светской львице. На его картине Римская-Корсакова не просто красива, она ослепительно прекрасна. Даже самый придирчивый ценитель женской красоты не найдёт ни малейшего изъяна в этом безукоризненном лице. А заметная личная симпатия художника не позволяет отнести изображение Варвары Дмитриевны к числу обычных парадных портретов, мастером которых считался Винтерхальтер. Так, парижский портрет Варвары Дмитриевны Римской-Корсаковой был написан Винтерхальтером, когда этой русской красавице было 30 лет. Белая с голубыми лентами накидка лишь создает иллюзию платья. И тут же двойственное впечатление: Варвара Дмитриевна кажется и обнаженной, и закутанной одновременно. Естественная, отринувшая все мелочные ухищрения красота: на ней нет никаких украшений, кроме капелек-серег в ушах.

Корсакова любила винтерхальтерский портрет. Он украшал обложку ее книги. Вероятно в библиотечных собраниях Франции она хранится до сих пор. Можно лишь предполагать, какой смысл вложен в эпиграф написанной ею книги: «Лишения и печали мне указали Бога, а счастье заставило познать Его». Варвара же Дмитриевна [Римская-Корсакова] очаровала Европу середины XIX века, бросила дерзкий вызов мстительной супруге Наполеона III императрице Евгении, шокировала свет своими прозрачными нарядами и послужила прототипом блистательной графини Лиди из «Анны Карениной». Красавица с портрета… С портрета французского художника Франсуа Ксавье Винтерхальтера на толпы любопытных посетителей парижского Музея Орсе смотрит гордая молодая дама — невероятно обворожительная особа, закутанная в полупрозрачную накидку. Скромная табличка сообщает: «Варвара Дмитриевна Римская-Корсакова. 1864 г.».

История жизни этой блистательной россиянки, от одного присутствия которой мужчины всей Европы впадали в благоговейный транс, достойна внимания современников. Известно, что родилась и выросла Варвара Дмитриевна в Костромской губернии, на берегах Волги, в семье очень богатых дворян Мергасовых. Не успела юная провинциалка появиться на московских балах, как тут же была замечена одним из самых завидных женихов того времени — бравым гусаром Николаем Сергеевичем Римским-Корсаковым, слывшим отчаянным сердцеедом. Один вальс, встреча взглядов, и удивленная Варенька неожиданно получает предложение руки и сердца… На которое не раздумывая отвечает согласием. Семья же будущего мужа Варвары Дмитриевны была широко известна в обеих российских столицах. Скорее всего, возвышение этого рода началось с того, что один из Римских-Корсаковых (все мужчины этого рода отличались статной фигурой, высоким ростом и прочими внешними достоинствами) стал штатным фаворитом императрицы Екатерины II, — отсюда почести, награды и титулы. Легендарная бабушка Николая Сергеевича Марья Ивановна дружила с Пушкиным и прославилась на всю Москву веселыми хлебосольными балами. А мама Софья Алексеевна приходилась двоюродной сестрой Александру Сергеевичу Грибоедову. По некоторым сведениям, именно с нее списана Софья, главная героиня бессмертного «Горя от ума».

Свадьба Вари Мергасовой и Николая Римского-Корсакова состоялась в мае 1850 года. Свидетели венчания писали, что такой эффектной пары город не видел давно. Невесте было всего шестнадцать, жениху — двадцать лет. Если верить документам, опубликованным в «Пензенском временнике любителей старины», их первенец появился на свет через три месяца после свадьбы, в августе 1850-го. Через три года в молодой семье родился еще один сын, а еще через два лета — третий. Причем роды совершенно не испортили прелестного облика Варвары Дмитриевны, которая на зависть кумушкам не теряла ни румянца, ни грациозности, ни девичьей свежести. Казалось, союз Варвары Дмитриевны и Николая Сергеевича ничем не разрушить. Супруги Римские-Корсаковы регулярно появлялись на балах, посещали лучшие гостиные и вообще были дружны. Лев Николаевич Толстой вывел эту заметную чету в образе Корсунских в своей «Анне Карениной». «Лучший кавалер (это о Николае Сергеевиче. — Л. В. ), главный кавалер по бальной иерархии, знаменитый дирижер балов, женатый красивый и статный мужчина». А в «невозможно обнаженной красавице Лиди» легко узнается Варвара Дмитриевна.

Кто теперь узнает, что на самом деле скрывалось в недрах роскошного особняка Римских-Корсаковых? Когда между супругами возникла неприязнь или обида, почему разладились светлые отношения? Впрочем, жизнь двоих — всегда тайна… Да и Николай Сергеевич в воспоминаниях современников рисуется человеком весьма симпатичным. Выпускник Московского университета, в 21 год он был избран предводителем вяземского дворянства. Когда же началась война, Римский-Корсаков бросил сытую московскую жизнь и ринулся в самое пекло — в Севастополь, где отчаянно играл со смертью, проявляя удивительную храбрость, за что получил Георгиевский крест. О дуэли Николая Сергеевича с неким г-ном Козловым отчаянно сплетничала вся Москва. До нашего времени докатилась версия о том, что опасная стычка двух сильных мужчин произошла из-за Варвары Дмитриевны. Противник ранил Николая Сергеевича в грудь. Пуля, скользнув по ребрам, застряла возле позвоночника. Судьба, однако, хранила Римского-Корсакова: пулю вытащили после простого надреза ножа… Вскоре дуэлянты попали под суд — правда, не слишком строгий; драчуны отделались легким испугом. Тем не менее военная карьера Николая Сергеевича оказалась под угрозой, и он подал в отставку. И — расстался с женой. В случае развода Римский-Корсаков терял финансовую стабильность, но был тверд в своем решении развестись.

Римская-Корсакова

Варвара Дмитриевна, не видя другого выхода, без шума и скандалов перебралась во Францию. Отвергнутая супруга попала в Париж, когда там правил племянник Бонапарта Наполеон III. Император мечтал об одном — ослепить Европу сумасшедшей роскошью своего двора! Версаль был полон подделок под золото и мрамор; историки констатируют: всего было чересчур — и золота, фальшивого в том числе. Его супруга Евгения Монтихо, потерявшая всякое чувство меры и элементарного вкуса, буквально сгибалось под ежедневным обилием драгоценностей (подделок в том числе), надетых скопом и без всякого толка. Терпя целый гарем тайных наложниц царственного мужа, эта мстительная женщина совершенно не допускала откровенных соперниц во дворце — рядом с собой. И вот в такой итуации Варвара Дмитриевна в костюме жрицы Танит прибыла на костюмированный бал зимой 1863 года. Наряд Римской-Корсаковой состоял… из одной только газовой ткани. Прозрачная материя, понятно, абсолютно не скрывала природного естества. Великолепная фигура русской гостьи предстала перед взором ошарашенных гостей практически в первозданном великолепии. Публика буквально онемела. Скандал! Лицо супруги Наполеона в одно мгновение покрылось жуткими красными пятнами… Подоспевшие жандармы попросили дерзкую даму немедленно покинуть зал. Эта сумасшедшая выходка лишь прибавила Варваре Дмитриевне популярности в обществе. Исследователи ее биографии посчитали, что эпатирующие наряды (подобные фокусы она не раз повторяла потом на курорте в Биаррице) — не что иное, как протест против вычурной и глупой моды. Может, оно и так, но что-то буйное, необузданное и страстное все же бродило в этой загадочной женщине.

Русская богиня была окружена вечной толпой воздыхателей, но когда ее в очередной раз звали под венец, она лишь смеялась: «У меня муж красавец, умный, прекрасный, гораздо лучше вас…» Вот и пойми женское сердце!.. И умерла Римская-Корсакова сорокапятилетней вследствие сердечной болезни. Сын Николай продал ее поместье во Франции и вернулся в Россию к отцу, где позже женился на Катеньке Араповой (дочь Натальи Николаевны Пушкиной от ее второго брака с Ланским в свое время вышла замуж в семью Араповых). Дочку Николай Николаевич назвал Варей — в честь своей матери.


 Джон Неудобный
 Леди Совершенство
 «Хочешь мира — слушай Америку!»
 Жанна д’Арк: какой она была?

Войдите, чтобы комментировать


avatar
5000