Зачем Иван Грозный ходил на Балтику


Все завоевания, захваты, «мирные продвижения», «добровольные присоединения» народов к России происходили потому, что того требовали государственные интересы. Никогда не задумывались, почему Иван Грозный, захватив Казанское и Астраханское ханства, отказался от предложений своих соратников начать войну за присоединение Крыма, а втянулся в длительную, сложную, закончившуюся катастрофой для страны и династии Ливонскую войну?

Зачем Иван Грозный ходил на Балтику

Совсем не потому, что он был злым или неадекватным. Как раз наоборот, в данном случае он проявил не просто адекватность, но и великую мудрость. Крым контролировал торговые пути по Днепру и Дону в Чёрное и Азовское моря. Его захват приводил к обязательному длительному конфликту с Турцией, но не давал никаких серьёзных дивидендов. Туристический бизнес в те времена отсутствовал априори, а торговля всё равно упиралась в подконтрольные Турции проливы и остальное побережье Чёрного моря. К тому же днепровский торговый путь контролировала Речь Посполитая. То есть Россия захватила бы кусок бесплодной земли с нелояльным (тяготеющим к Турции) населением, обеспечила бы себе на столетия вперёд конфликт с одной из сильнейших военных держав того времени и ничего бы не получила взамен.

Захватывая же земли Ливонского ордена, Россия обеспечивала себе свободный выход на Балтику ― в то время один из главных торговых регионов. Шведы, датчане и Орден наглухо закупоривали российский выход к морю в междуречье Наровы и Невы. Мало того, что море у этого побережья было мелководным и не способствовало организации серьёзного порта (Пётр свой Петербург строил в другое время, с другими технологиями и при другом военно-политическом весе России), так ещё и любые каперы (а тогда таковыми были едва ли не все купеческие суда) могли свободно душить русскую морскую торговлю, не давая кораблям даже выйти на просторы Балтики.

Между тем захват Казанского и Астраханского ханств сделал Россию полноправной владелицей волжского торгового пути, через который пролегала дорога в Персию, Индию и далее на Восток, в обход Турции. Насколько это важно, можно понять хотя бы потому, что европейские страны триста лет воевали за слом турецкого барьера. Кстати, Русь боролась за контроль над волжским торговым путём, начиная с походов Святослава Игоревича (третьего князя из династии Рюриковичей на киевском престоле). Святослав своими походами, в принципе, на тысячу лет предвосхитил основные направления российской внешней политики. Он, контролируя днепровский торговый путь, пытался установить контроль и над волжским, и над дунайским (планировал даже резиденцию свою перенести в устье Дуная), и над проливами Босфор и Дарданеллы.

Размах был слишком большим (ресурсов не хватило), почему и завершились походы Святослава неудачно. Но киевские князья с тех пор постоянно стремились хоть военной силой, хоть при помощи дипломатических усилий обеспечить себе свободную торговлю через проливы, а вот князья Северо-Восточной Руси, из которой и выросли вначале Московское государство, а затем Россия, начиная с Андрея Боголюбского, ходили на булгар, пытаясь установить контроль над волжским торговым путём.

Но все эти пути не заканчивались в Москве, Владимире или Новгороде. Их логическое завершение было в Европе. Кто контролировал балтийские порты, тот и получал основные барыши. Поэтому испокон веков датчане, шведы, немцы, литовцы, поляки стремились закрыть от русских выход в Балтику, а русские пытались его отворить. Крым Ивану Грозному был лишним обременением, а вот прибалтийские земли были логическим завершением его многолетних трудов. Потому и вёл он тяжелейшую Ливонскую войну, продолжавшуюся 25 лет, практически до его смерти. И преемники Грозного, как только Россия отошла от ужасов смуты, не за Крым воевали, а всё на Балтику ходили. Это была не просто экспансия, а экономически и финансово мотивированная экспансия. Победа, как показал пример Петра, быстро окупала все расходы и начинала приносить прибыль.

С тех пор ничего не изменилось. Если отбросить кратковременный советский период, когда экономическая выгода зачастую приносилась в жертву идеологическим догмам, любая экспансия предполагает получение выгоды, превосходящей ее издержки. Любой конфликт предполагает, что на некоей территории столкнулись интересы двух (и более) держав, которые полагают, что все издержки на конфликт окупятся в случае победы. Ещё раз напомню, что за полноценный выход к Балтике Россия вела войну 250 лет, и только после того, как этот выход был надёжно обеспечен, полученные доходы настолько усилили Россию, что в кратчайший период (меньше ста лет) она вернула все западные русские земли (входившие в состав Речи Посполитой), присоединила крымское ханство, ворвалась на Кавказ и заставила турок считаться со своими торговыми и военно-политическими интересами в проливах.


 Кому верны вы, господа?
 Откуда пришли варяги?
 Как союзники хотели украсть Победу
 Мой Александр Захарченко

Войдите, чтобы комментировать


avatar
5000