Нация пиратов


Для рывка в дивный новый мир раннего капитализма англичане добавили к обыкновенному классовому разбою ещё и разбой на морях – пиратство, рейдерство на путях из Нового Света в Старый. Первоначальным способом интеграции Англии в мировой рынок был морской разбой – отметим и данный факт международного бандитизма, разбоя, который наряду с классовым разбоем (огораживания) и разбоем государственным (ограбление, погром, по сути, экспроприация католической церкви) стал одним из «трёх китов», на которых Англия «поплыла» в «океан капитализма», со временем заняв в нём лидирующие позиции. Дж. М. Кейнс подсчитал, что добычи Ф. Дрейка – 600 тыс. фунтов – во время рейда по западному побережью Южной Америки, где он нещадно грабил и жёг испанские города, позволило Елизавете I, отказавшейся признать договор между Испанией и Португалией о разделе мира , не только погасить все (!) внешние долги, но ещё и вложить 42 тыс. в Левантскую компанию (венецианцы), а из доходов этой Компании был составлен первоначальный капитал Ост-Индской компании. По подсчётам того же Кейнса, если скромно принять ежегодную норму прибыли за 6,5%, а уровень реинвестирования прибыли за 50%, то 42 тыс. фунтов, инвестированные Елизаветой из награбленного Дрейком в 1580 г., к 1930 г. дали бы иностранных инвестиций на сумму 4,2 млрд фунтов, что и соответствовало действительности . Вот цена и последствия дрейковского грабежа для британского процветания. А фундамент этого процветания – банальный грабеж, «крышуемый» короной.

Знаменитый пират Фрэнсис Дрейк был далеко не единственным «пиратом её величества», да и широкомасштабный морской разбой англичан вовсе не закончился в XVI в., а продолжался и в XVII в., финишировав Г. Морганом. Последний – зловещая, одиозная фигура, представитель древнего валлийского рода , был назначен вице-губернатором Ямайки и оставил после смерти (1688 г.) состояние, которое оценили в 5 тыс. фунтов – 1,2 млн нынешних долларов . Однако для рывка на позиции будущего лидера самого по себе и морского разбоя было недостаточно, необходимо было адекватное организационное оружие – структуры, институты, службы, аппарат власти, управляющий, помимо прочего, и этим разбоем или, если угодно, направляющим его. Здесь помощь пришла, откуда не ждали – из Венеции и Нидерландов.

Фрэнсис Дрейк

Связано это было с очередным изменением эпохи. Так, к концу XV в. Османы существенно затруднили выход венецианцев на Восток – основной источник их торговли и богатства. К тому же португальцы (Вашку да Гама) проложили новый путь в Азию – вокруг Африки, нанеся им, как считали сами венецианцы, огромный ущерб. Наконец, в 1509 г. против венецианцев в Камбрейской лиге объединилась почти вся Европа (включая Ватикан, но исключая Англию), и в 1511 г. Венеция потерпела поражение. От стирания из Истории венецианцев спас подкуп папы Юлия II (первый римский первосвященник, труп которого забальзамировали). Хотя даже в конце XVI в. объём венецианской торговли в два раза превосходил таковой Англии и Франции вместе взятых (3 млн дукатов против 1,5 млн ), весь XVI в. венецианцы чувствовали себя всё менее уютно и стремились найти выход из ловушки, в которую их загоняла История. Их извечный противник генуэзцы свой выход нашли – переместились в Швейцарию. Владельцы швейцарских банков – это наследники генуэзской торгово-финансовой аристократии и отчасти ломбардцев…


 ОБРАЩЕНИЕ К ОБЫЧНОМУ ЕВРОПЕЙЦУ
 Фараоново племя, или откуда пошли цыгане
 Добро должно быть с кулаками
 Новый клип «Rammstein»

Войдите, чтобы комментировать