К 110-летию Джанго Рейнхардта


Культовый джазовый гитарист Джанго Рейнхардт (Jean Baptiste Reinhardt) родился 23 января 1910 года в провинции Брабант в Бельгии. Детство Джанго прошло на окраине Парижа, около Шуази, в районе небольших огородов, лачуг, свалок: здесь обычно и останавливался не один цыганский табор. При этом Джанго никогда не ходил в школу и до конца жизни так и не выучился ни читать, ни писать. Утверждают, что он не мог даже расписаться. Друзья, особенно Граппелли, вынуждены были заботиться о его контрактах, иногда они потихоньку даже расписывались за него, давая автографы.

Джанго Рейнхардт

Свое первое банджо Джанго получил в двенадцать лет. А спустя несколько недель уже выступал с отцом. С четырнадцати лет он стал регулярно работать в клубах Парижа, сменив банджо на гитару. Через несколько лет его признавали одним из лучших музыкантов цыганской общины. Но несчастный случай едва не прервал музыкальную карьеру Джанго. В доме случился пожар, и он был доставлен в больницу с сильно обожженными ногами и левой рукой. Постепенно ожоги зажили, но рука так и осталась искалеченной. Казалось, Джанго никогда уже не сможет играть. Однако любовь к музыке победила недуг, и спустя несколько месяцев он уже мог выступать.

Однажды кто-то поставил ему пластинку «Даллаского блюза» Луи Армстронга. Красота музыки поразила его до слёз, и он сказал себе, что обязательно научится играть эту поразительную музыку. В 1928 году, когда Джанго еще не был известен, он познакомился с другим молодым человеком, Стефаном Граппелли, который пытался осваивать джаз. В 1933 году оба они оказались в оркестре Луи Воля, из которого вскоре образовался джазовый квинтет при «Хот Клуб де Франс». Члены квинтета извлекали из своих гитар ударные звуки, так как не имели ударных в составе. Квинтет «Quintette du Hot Club de France» в то время был одним из немногих известных джазовых ансамблей, состоявших только из струнных инструментов. Так, в декабре 1934 года Панасье и его друзья, среди них Шарль Делоне и поэт Пьер Нури, организовали запись этой группы в фирме «Ultraphone». Первая же пластинка с пьесами «Dinah» и «Tiger Rag» сразу обратила на себя внимание и публики, и критиков – она до сих пор является одной из самых известных записей в истории европейского джаза. Идея объединить гитару со скрипкой была в то время абсолютно новаторской.

Jean Baptiste Reinhardt

Поначалу казалось, что Джанго и Граппелли играют в этом ансамбле равные роли, но постепенно Джанго выдвинулся, стал звездой. Он обладал темпераментом лидера и, несмотря на природную застенчивость, настаивал на своих привилегиях. Однако в душе он так и остался цыганом. Он мог исчезнуть во время выгодных гастролей и бесплатно играть в цыганском таборе. Деньги не заботили его. Чернокожий американский трубач Билл Коулман рассказывал: «В 30-е годы я играл с Джанго в одном ансамбле, мы выступали семь вечеров в неделю. Джанго не выдерживал такой дисциплины. Он терпел неделю или две, а потом пропадал на несколько дней, и никто не знал — куда». Во время его единственных гастролей в США в 1946 году он проспал концерт в «Карнеги-Холле», где ему предстояло выступать с Дюком Эллингтоном.

Однако в том, что касалось музыки, Джанго всегда был на высоте. Даже среди признанных джазовых музыкантов он выделялся редким талантом. Он не знал нотной грамоты, названий тональностей и аккордов, но ему были присущи совершенное чувство гармонии и способность создавать оригинальную мелодическую линию. По словам того же Коулмана, «у Джанго был поразительный слух. Он мог следовать за вами, куда бы вы ни повели мелодию». Несмотря на искалеченную руку, Рейнхардту удавалось играть с таким напором и такой фантазией, что однажды выдающийся мастер классической гитары Андре Сеговия спросил: «Где взять ноты того, что он играет?» «Нигде, я всё это придумал сам», – засмеялся Рейнхардт. Он был наделен ярким мелодическим даром (ему принадлежит множество песен, которые до сих пор популярны во всём мире), а его способность к свингу просто поразительна.

К 1937 году Рейнхардт обладал большим опытом выступлений с американскими музыкантами и, по-видимому, усвоил всё, что они могли ему дать. В конце 30-х годов им были сыграны прекрасные соло в популярных композициях «Solitude», «Swing from Paris», «Them There Eyes», «Three Little Words», «Montmartre» и других. К этому времени Джанго окончательно затмил своего партнера по ансамблю, хотя и тот играл превосходный джаз. Перед войной отношения между Рейнхардтом и Граппелли обострились. И неудивительно. Изысканный и утонченный Граппелли, гордившийся своим образованием, был полной противоположностью безграмотному и беспечному Джанго. Граппелли опекал Рейнхардта, помогал ему в делах, отчитывал за дурное поведение, а иногда брал на себя роль наставника. Это, несомненно, задевало Джанго. В конце концов, звездой был он. Война застала квинтет в Англии. Джанго и остальные поспешили обратно в Париж, где гитарист стал любимцем всего Парижа, лучшим джазменом города, изголодавшимся по джазу и олицетворяемой им свободе.

Но после войны европейский джаз раскололся на два лагеря — традиционалистов и боперов. Исполнители свинга вдруг оказались не у дел. К 1949 году Джанго чувствовал себя подавленным и временами вообще переставал играть. В 1951 году он вновь ненадолго появился перед публикой в клубе «Сен-Жермен» в Париже. Но здоровье его начало сдавать. Умер он в мае 1953 года, когда было ему всего сорок три года.


 Умер Шарль Азнавур
 «I won’t dance, don’t ask me!»
 А что нам надо?
 Рита Хейворт

Войдите, чтобы комментировать


avatar
5000