Мафиозный юмор


Первый сон Томми Анджело...

Том и Поли возвращались в Лост-Хэвен из продолжительной командировки… …Полторы недели назад Дон Сальери отправил друзей в Мотаун, за запчастями для своего любимого родстера. Ну, и по пути, Дон попросил Тома заехать к тёте Хае, которой пришла очередная посылка из Шанхая, но почему-то на старый адрес. Кто такая тётя Хая, Том не знал. Не знал этого и Поли. Фрэнк, провожавший друзей в поездку, вообще сказал, что никакой тёти у Дона нет, и что мистер Сальери просто наслушался заморских грампластинок, попавших в Лост-Хэвен из далёкой Одессы, по линии обмена контрабандой…

Мафиозный юмор

Город-герой Детройт встретил гостей из провинции непогодой и всеобщей забастовкой рабочих предприятий местного автопрома. Все заводы и склады были закрыты по причине внезапно грянувшего первомая, а магазины и лавки, торгующие запчастями, исчерпали свои запасы ещё накануне. Пришлось проявлять смекалку: в светлое время суток Томми и Поли отсыпались в дешёвом мотеле, а по ночам шастали по городским автостоянкам и банально скручивали нужные детали с машин, беспечно оставленных наивными гражданами на ночлег. Таким образом, за три ночи, задание Дона Сальери было выполнено. Ещё пять дней было потрачено на поиски тёти Хаи. В конце концов, посылка была оставлена на главпочтамте Мотауна, до востребования, и друзья двинулись в обратный путь. Правда, без приключений не обошлось. Возле безымянной придорожной забегаловки к Тому подошёл полисмен, чтобы попросить огоньку, но у Поли вдруг обострилась застарелая паранойя, и он, решив, что приятеля сейчас загребут в околоток, открыл ураганную стрельбу по всему, что шевелится. Обошлось без жертв, но друзьям пришлось двое суток ехать какими-то глухими просёлками и объезжать полицейские заставы, чуть ли не по целинным землям и огородам местных фермеров…

…Грузовичок, покрытый пылью дорог нескольких штатов и ведомый выносливым, как Camel, Томом, въехал в Лост-Хэвен в восьмом часу вечера, когда утомлённое солнце с синим небом прощалось, медленно опускаясь за горизонт. Поли бессовестно дрыхнул на пассажирском сидении, в кузове позвякивали вожделенные запчасти, а Томми уже предвкушал удовольствие от грядущей встречи с Маленькой Италией и её необъяснимым очарованием… Конечно, сначала, он доложит Дону о том, что задание выполнено, и, конечно же, Дон поблагодарит его. Потом, спрятав в карман пухлый конверт с гонораром, Том выйдет из кабинета мистера Сальери и Луиджи нальёт ему стаканчик виски. Том сядет за свой любимый столик у окна, закурит сигаретку и… "Чёрт побери!" — вдруг вспомнил наш герой, — "Ведь Сара просила купить сахару для варенья. А я… Ладно, сегодня отдыхаем, а завтра разберёмся. Скалку я, вроде, спрятал в гараже…"

…Приступ страшной смеси из нежности, ностальгии и здорового пофигизма нежданно-негаданно обрушился на мозги Томми, и он, выехав из тоннеля, свернул налево и утопил в пол педаль акселератора — ему захотелось побыстрее закончить с делами и ритуалами, и поехать, наконец, домой, к Саре. Мирно прогуливающиеся граждане, как куры, шарахнулись из-под колёс, а полицейские, завидев непорядок, заволновались. Один из стражей закона, видимо, первый оптимист в управлении, побежал следом за грузовичком. Остальные оказывали смельчаку посильную помощь, неистово дуя в свистки. Том, умело маневрируя между пешеходами и трамваями, оторвался от преследователя, и погнал по тротуарам и обочинам, сбивая урны и пожарные гидранты. Поли продрал очи, и осовело, оглядывался по сторонам:
— О, да мы уже дома!..

Томми заложил лихой вираж, и впереди замаячила милая сердцу вывеска бара Сальери…

…Загнав машину в гараж, друзья направились на доклад к боссу. Том хотел, было, войти в бар со двора, но Поли потащил его к главному входу, видимо, думая, что там его ожидает оркестр или, в крайнем случае, рота шотландских волынщиков.
Войдя в бар, Томми сразу почувствовал, что здесь что-то не так. Во-первых, знакомый и родной аромат сигар и доброго пива куда-то улетучился, и теперь под сводами бара волнами гулял резкий запах лимонного мармелада. Во-вторых, Луиджи за стойкой не улыбнулся по отечески, как обычно, а смущённо потупил взор и только коротко кивнул. В-третьих, из подсобки воняло дешёвым грузинским чаем и позавчерашним яблочным пирогом, а греющий душу мелодичный звон хрусталя сменился тупым бряканьем алюминиевых ложек о стенки стаканов.
— Привет, Луиджи! – бросил Поли, гордо шествуя мимо барной стойки, — Как дела, старина?
— Привет, Поли… – всхлипнул Луиджи и полез в карман за платком.

Тому стало не по себе. "Доложусь Дону и обязательно выясню, кто обидел тестя…", — решил он, следуя за Поли.
— Мадонна миа!.. – раздался сдавленный мужской вопль из-за двери санузла, — В этом заведении существует бумага или мне придётся…

Концовка тирады потонула в шуме водобачковой системы. Тому показалось, что голос из-за двери принадлежал Сэму. Но задерживаться на крики Томми не стал. Вскоре, друзья уже были на пороге кабинета Дона Сальери.
То, что Томми увидел в следующую минуту, ввергло его в изрядное изумление, столь же сильное, как то, которое он испытал когда-то в отрочестве, пролистав, первый раз в жизни, журнал “Playboy”. За столом сидели Дон Сальери, Фрэнк, Винчензо. Все играли в лото на шоколадные конфетки, и пили чай с сушками и пиленым сахаром вприкуску. Водил Фрэнк.
Поли, видимо, тоже распирали эмоции и впечатления. Он то ли кашлянул, то ли крякнул, и чётко, по-военному (Поли когда-то служил на флоте заточником якорей), доложил Дону о выполнении задания.
— Хорошо! – Дон Сальери поставил стакан в дорогом серебряном подстаканнике на стол, и, встав, похлопал Поли по плечу, — Молодцы! Я всегда считал вас с Томом самыми ответственными в нашей большой семье… Это всё?
— Всё… – Поли щёлкнул каблуками.

…Обычно, с этой цифры начиналось самое приятное: Дон доставал из кармана или сейфа увесистые конверты с гонораром, вручал их героям, и друзья, выслушав из уст босса напутствия или дежурную житейскую мудрость, отправлялись кутить. Или культурно развлекаться (что, в принципе, было тем же самым, что и кутить, только в смокингах). Но сегодня привычная череда событий, очевидно, дала сбой в силу каких-то причин…
— И посылочку вашу мы передали, — вставил Томми.
— Посылочку?.. – Дон пошевелил пальцами, оглядывая всех присутствующих, — Какую посылочку?
— Тёте Хае, — напомнил Том, — Из Шанхая.
— Томми, сынок, тебе надо отдохнуть, — сочувственным тоном сказал мистер Сальери, — У меня нет никакой тёти…

В кабинете, на секунду, повисла неловкая тишина. Сальери сел за стол, внимательно пересчитал взглядом и пальцем бочонки на своих карточках, и сказал:
— Рыба!

Присутствующие зааплодировали. Дон Сальери, с достоинством раскланялся, и сгрёб выигрыш в карман. В следующую минуту он уже листал свою записную книжку, поглядывая то на телефон, то на часы.
Фрэнк поднялся и кивнул Поли и Тому:
— Пойдёмте, ребята, покурим. Дону Сальери надо сделать пару важных звонков…

Первым направился к выходу Винчензо. Томми и Поли, подталкиваемые Фрэнком, последовали за оружейником. Из-за дверей сортира вновь послышались душераздирающие стенания невидимого мученика.
— Кто это? – спросил Томми у Фрэнка.
— Сэм, — ответил тот.
— Сэмми сегодня решил пообедать у Пепе, — добавил Винчензо, — Ну, и пообедал… Третий час не вылезает.
— Не может быть! – Том не переставал удивляться, — Его отравили?.. Но у Пепе обедает сам босс!..

Мужчины вышли на улицу.
— Конечно, Дон обедает у Пепе, — продолжал Винчензо, жадно закуривая, — И именно с этой целью.
— С какой?.. – сегодня Том отчаянно тупил от усталости.
— Дон уже далеко не молодой человек, — взялся объяснять Фрэнк, — Дела, заботы, переживания – всё это, в первую очередь, сказывается на пищеварении. Понимаешь?..
— Ну… – забуксовал Томми, — Не совсем… Его мучают запоры что ли?
— Дона Сальери хорошо знают в городе, его репутация в определённых кругах безупречна. И потому, всё что может бросить тень на имидж босса является тайной за семью печатями. А теперь представь, какой шум поднимут газетчики, если прознают, что такой человек регулярно посещает врача ради того, чтобы просто очистить кишечник… А Пепе – свой, проверенный человек, — Фрэнк достал сигару, — Ты когда-нибудь видел, чтобы в ресторане Пепе было много народу? То-то же…
— А Сэм не знал, — улыбнулся Винчензо с изрядной долей злорадства.
— Я тоже иногда обедаю у Пепе, — пожав плечами, молвил Поли, — Но ничего подобного у себя не наблюдал.
— Ну, ты – отдельный разговор, — засмеялся Винчензо, — Твой желудок может и гранату переварить.
— Фрэнк, — спросил Том, — А какого чёрта мы курим на улице? Что это за вонь в баре? И, наконец, кто та дама, за столом, в кабинете босса?
— Пока вас не было в городе, парни, — Фрэнк затянулся и выпустил дым ноздрями, — У нас кое-что изменилось. В Маленькой Италии появился новый шериф, и в этом вся проблема. Виски, курение в общественных местах, пиво для несовершеннолетних, игровые автоматы, азартные игры, брань, плевание мимо урны – всё попало в бан… Даже в "чику" нельзя играть. Поэтому, теперь, в баре только чай, пончики и пирожки с морковью. Луиджи уже ходит на ускоренные курсы кулинарного мастерства.
— А казино? – спросил Поли с надеждой.
— Даже не трать время на поиски. Казино заблокировано на уровне движка… — начал объяснять Фрэнк.
— А те два грузовика с канадским виски, в которые мы с Сарой вложили все наши сбережения накануне моего отъезда? – перебил его Том.

Фрэнк печально вздохнул:
— Увы, Томми! Можешь забыть об этом, как о страшном сне.
— Какие проблемы, Фрэнки? – Поли похлопал себя по карману, где лежал пистолет, — Дай нам пару часов, три попытки, и мы с Томом избавим свет от этого мерзавца.
— Могу подкинуть вам для этого дела новинку сезона – спаренный авиационный пулемёт Кольта, — вызвался Винчензо, — Адская машина!
— Вы опоздали, ребята, — вздохнул Фрэнк, — Дон Сальери решил, что мы делаем ребрендинг нашего бизнеса. Теперь, все мы – порядочные граждане, достойные члены общества и добрые католики.
— Не понял, — насупился Поли, — Мы переименованы в The Sims?
— Фрэнк, это абсурд! Я не для того бросил свою прекрасную, спокойную, высокооплачиваемую профессию таксиста, чтобы в один прекрасный день опять вернуться к ней… Да, я порву этого шерифа, как Турчинский грелку!..
— Остынь, Томми! – Фрэнк покосился на дверь бара, — Призывы к насилию тоже запрещены.

Поли смачно плюнул на тротуар и сказал Винчензо:
— Пойдём, Винни, поменяешь мне "кольт" на рогатку…

Они ушли. Фрэнк курил сигару, глядя, как Томми топчется на месте в растерянности и смятении.
— Как я скажу об этом Саре? – робко спросил Том, — Она хотела съездить на воды, в Баден-Баден. На что мы купим стиральную машину и новую кровать?..
— Не знаю, Томми, — Фрэнк положил руку на плечо Тома, — Попробуй поговорить с той миссис, которая арендует стул в кабинете босса. Она, помимо прочего, семейный психолог. Босс специально пригласил её, чтобы помочь членам семьи перестроиться. Возможно, тебе это поможет.
— А ты? Ты уже беседовал с ней?
— Мне не помогло. Но ты моложе меня, а значит, тебе будет проще адаптироваться.
— Ты думаешь?
— Конечно, — Фрэнк крепко пожал Тому руку, — Прощай, Томми Анджело! Я рад, что был знаком с тобой!

Очки у Фрэнка блеснули, и он зашагал прочь.
— Психолог… Адаптироваться… – пробормотал Том, и окликнул Фрэнка, — Эй, Фрэнк! А ты куда?
— Пойду, солью Дона федералам, — Фрэнк помахал Тому рукой.
— Отличная шутка! – рассмеялся Томми, и направился назад, в бар…

_________________
Copyright (c) by Night Warrior (Smolenski), all rights reserved.

Страница: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13


 Портрет Сэмюэля
 Оаквуд и Оакхилл
 Она вернулась!
 Сальери или Морелло?

Войдите, чтобы комментировать